Такая чужая, страшная война

Рецензии
    01.05.2016, 15:55
Текст:   Юлия Авакова
Со своей новой работой, художественным фильмом "Война" (Krigen) датский сценарист и кинорежиссер Тобиас Линдхольм вышел на новый для себя уровень. Его многолетняя сценаристская деятельность - в проектах талантливого соотечественника Томаса Винтерберга ("Субмарино", "Охота", "Коммуна"), в амбициозных многосерийных телесериалах ("Правительство" и "Обман"), - а также ранее предпринятые попытки в области режиссуры ("Заключенный R" и "Заложники") должны были дать положительный результат. И он не заставил себя ждать: вхождение фильма в шорт-лист "Оскара" в номинации "Лучший фильм на иностранном языке" - тому подтверждение.
 Фото: youtube.com/ Nordic  Фото: youtube.com/ Nordic
Фото: youtube.com/ Nordic

Решив снимать фильм о войне, Линдхольм ступил на шаткую тропу. Выбрав событие недавнего прошлого, в котором Дания выступила не как одна из противоборствующих сторон, а как член НАТО, направивший в рамках миротворческой миссии свой контингент в Афганистан, он практически выбил почву у себя из-под ног. А сконцентрировав повествование не на посттравматическом синдроме и особенностях приспособления бывшего военного к гражданской жизни (как это было сделано Сюзанне Бир в "Братьях" в 2004-м году), он первым задал неловкий вопрос, напрашивающийся уже много лет. Вопрос о том, что представляют пресловутые демократические ценности, защита которых по всему миру, вдали от собственных границ может требовать в качестве отступного кровавый урожай. За них приходится не только умирать (это все-таки вопрос личного подвига), но и быть готовым пожертвовать своими подчиненными - самыми близкими людьми на войне.

С такой нерешаемой задачей приходится сталкиваться отцу троих детей и любящему мужу Клаусу Микаэлю Петерсену (роль которого убедительно исполняет Пилу Асбек), а потом и составу суда, задача которого - установление истины по уголовному делу о нарушении Петерсеном норм международного гуманитарного права и правил и обычаев ведения военных действий. В рамках одного из рейдов в афганскую деревню, находящуюся неподалеку от месторасположения военной части, отряд под руководством Петерсена, недавно лишившийся бойца, попадает под обстрел, по всем признакам осуществляемый силами радикалов. Пытаясь спасти своего раненого сослуживца и вывести военных из окружения, начальник требует поддержки с воздуха и сообщает в штаб о том, что видит противника на участке номер 6. По окончании операции оказывается, что при обезвреживании угрозы погибли 11 человек, среди которых были дети.

Так начинается личная война датского солдата - война с собственными моральными принципами, совестью, преследующими кошмарами, своим бессилием и кажущейся невозможностью продолжать семейную жизнь как ни в чем не бывало. Война с правосудием оказывается определяющей, наиболее изматывающей и несправедливой, так как ее правила, подобно оценке исторических событий минувших дней, имеют утиный нос.

С одной стороны, командующий обязан обеспечивать безопасность подчиненных, с другой - защищать местное население от экстремистов, с третьей - четко отграничивать мирных жителей от повстанцев, желательно - без применения военной силы. И все это - одновременно и в равных пропорциях. Права очень быстро переквалифицируются в обязанности, а пресловутое многообразие - в предписанную законом мозаичность, выстраиваемую по каким-то магическим правилам. И тот, кто попадает в лабиринт этой казуистики, начинает чувствовать себя не полноправной стороной разбирательства, а лишь марионеткой в руках других, когда все прекраснодушные правила каждым своим амбивалентным словом обращаются в ранящие кинжалы.

4.0