Холодная война в вакууме

Рецензии
    02.05.2016, 21:03
Текст:   Юлия Авакова
На прошедшем в Москве Фестивале датского кино были показаны три фильма, которые так или иначе проливают свет на то, как датчане видят сами себя, с каких позиций подходят к анализу ключевых событий двадцатого века, каким образом определяют собственное место в мировой политике. Между "Моей землей" (Under sandet) об окончании Второй мировой и "Войной" (Krigen) об операции США в Афганистане уютно помещается "Идеалист" (Idealisten), посвященный внутриполитической жизни Дании в эпоху "холодной войны".
 Фото: youtube.com/ SF Film A/S  Фото: youtube.com/ SF Film A/S
Фото: youtube.com/ SF Film A/S

Помимо развернутого рассказа о центральном событии - падении в Гренландии бомбардировщика, щедро сдобренном кадрами кинохроники, нам показывают реакцию Поуля Бринка - честного маленького человека, стойкого оловянного солдатика журналистики, в порыве юношеского максимализма стремящегося разоблачить двуличность действий датского правительства. И с некоторым нажимом демонстрируют "единственно правильные" выводы, к которым должен и может прийти честный гражданин государства Дания после столкновения с суровой действительностью.

Историческая канва событий такова: в 1958 году Дания (член НАТО с 1949 г.) заявила о нежелании размещать на своей территории ядерное оружие - вопрос, не решенный однозначно соглашением между Данией и США от 21 апреля 1951 г. об обороне Гренландии. А в 1968 году американский бомбардировщик В-52 с четырьмя ядерными боеголовками на борту, осуществлявший боевое патрулирование в рамках операции "Хромированный купол" (Chrome dome), разбился неподалеку от авиабазы США в гренландском Туле. Дело осложнилось тем, что авиакатастрофа произошла за два дня до парламентских выборов и могла внести коррективы в существовавший расклад политических сил, в связи с чем датское правительство инициировало консультации с коллегами в США о минимизации последствий события в медиасфере, пытаясь представить нахождение американского бомбардировщика в воздушном пространстве Дании исключительным случаем, обусловленным форс-мажором. Каковым он не являлся.

Последствиями авиакатастрофы стали злокачественные образования и другие серьезные заболевания, возникшие у ликвидаторов. Датские власти, однако, не спешили подтверждать причинно-следственную связь между двумя событиями и не соглашались на требования больных о предоставлении материальной компенсации, так как это вызвало бы очередную волну пристального интереса к теме и стало бы практически официальным признанием истинного содержания неафишируемой стороны отношений между двумя странами.

Часть материалов была рассекречена только в 1995 году, в силу произведенного резонанса получив неофициальное название "Тулегейт" (Thule-sagen). Тот факт, что датские политики вели двойную игру втайне от народа, основного источника власти в государстве, вызвал шквал негодования среди датчан. Но еще более пикантно то, что различного рода соглашения заключались напрямую между различным государственными органами двух стран. Как следствие, даже в рамках единой структуры органов исполнительной власти Дании не всегда понятно, насколько сами действующие лица и представляемые ими учреждения в курсе всего объема международных обязательств, взятых на себя Данией.

Фильм нас переносит в 1988 год, когда в руки сотрудника одной из региональных радиостанций, входящих в сеть государственного Датского радио, попадают свидетельства о странных заболеваниях среди ликвидаторов. К событиям в Туле присоединяются свидетельства о нахождении в датских территориальных водах американской подлодки Star III, предположительно - также с ракетами на борту. Как только Поуль Бринк начинает заниматься этим вопросом, перед ним открывается вторая сторона окружающей действительности: среди сотрудников официально работает представитель спецслужб, некоторые политические темы в этом демократическом государстве не могут быть подняты в эфире, слуги народа, облеченные властью, отказываются идти на контакт, а на самого журналиста смотрят как на зачумленного и гоняют по бесконечному кругу между различными ведомствами. В дополнение к этому за его домом устанавливается слежка.

Рассерженный идеалист, наталкиваясь на препоны на каждом шагу, с трудом собирает деньги и летит в США - знакомиться с оригиналами документов. И в первый же день он поражается открытостью источников информации, к которым в Дании у него не было доступа. А также попутно выясняет, что датчане по многим щекотливым вопросам прибегают к простой уловке, говоря, все материалы находятся за океаном, в больших и могущественных Соединенных Штатах, хоть это далеко не всегда так. Но и государственная машина США терпит любопытство журналиста только до тех пор, пока он ведет беседу тихо и сам с собою.

Возвращение журналиста в Данию становится кульминацией фильма, по крайней мере, в глазах отечественного наблюдателя. Поуля Бринка приглашает на прием американский посол, который дружески рассказывает идеалисту самое главное - времена, Поуль, были такие: посуди сам, что бы вы, датчане, делали после окончания войны без нас? Без нас, американцев, у вас был бы Гитлер и Сталин. И гнев идеалиста пропадает.

И далее уже председатель организации ликвидаторов бросает Поулю в лицо: ты ничего не понимаешь, времена были такие, мы боролись. И все это под кадры кинохроники о событиях в Венгрии 1956 года и загробный голос, говорящий о поражающем воображение числе погибших в восстании - "от двадцати до пятидесяти тысяч человек", за чем следуют документальные вставки с датской реакцией на события - пацифистских митингах центре Копенгагена. Они боролись. Какой идеалист тут устоит?

2.5