Новости

09.06.2016 04:37

Смена поколений

Как небольшое новосибирское ОКБ стало одним из мировых лидеров отрасли
В этом году новосибирская компания "Катод" на собственные средства ввела в эксплуатацию мощный производственный корпус, который позволит предприятию увеличить объем выпускаемой продукции на тридцать процентов. Это событие стало знаменательной вехой в "эволюции" "Катода" от небольшого опытно-конструкторского бюро (ОКБ) до одного из мировых лидеров по производству электронно-оптических преобразователей (ЭОП) для приборов ночного видения.
ЭОП производства "Катода" используются в самом передовом российском вооружении. Фото: АО "Катод" ЭОП производства "Катода" используются в самом передовом российском вооружении. Фото: АО "Катод"
ЭОП производства "Катода" используются в самом передовом российском вооружении. Фото: АО "Катод"

Получив в 1991 году самостоятельность, предприятие располагало только старым помещением и чертежными кульманами бывшего заводского ОКБ. Но, несмотря на заявления скептиков, прочивших "Катоду" скорое закрытие, компания исключительно собственными силами достигла уровня высокотехнологичного производственного предприятия, заняв прочные позиции на мировом рынке. Как ни парадоксально, но революционная для государства разработка ЭОП, которая позволила обеспечить армию высококачественными приборами ночного видения и спасти тысячи бойцов, появилась без поддержки властных структур.

Взять на прицел

Опытно-конструкторское бюро при заводе "Экран" было создано в 1959 году. ОКБ эффективно осуществляло свои функции: за первые два десятилетия выполнено 330 научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, и многие из них - совместно с учеными институтов РАН новосибирского Академгородка, Москвы, Ленинграда, Саратова, Львова и других городов. Одного "магистрального" направления исследований в те времена у ОКБ не существовало, спектр был весьма широк - разработки специалистов применяли и в ядерной физике, и в космических и спутниковых системах, и в радиотехнике, и в медицине.

Однако с середины 1980-х, по мере того, как страна входила в период перестройки, заказов у ОКБ становилось все меньше, а государство финансировать исследования перестало вовсе. "Я понял, что наступило суровое время выживания коллектива в условиях обвального падения заказов", - писал в книге о развитии предприятия Роман Багдуев, тогда занимавший должность главного инженера ОКБ.

Перестройка - пожалуй, один из самых драматичных этапов новейшей истории нашего государства. И дело даже не в трещащей по швам экономике и банальном отсутствии денег. Для зрелых высококлассных специалистов, накопивших богатый опыт в той или иной сфере, самым болезненным было отказаться от него. На это способны единицы. Роман Багдуев проявил себя именно такой неординарной личностью - он осознавал перспективы, неочевидные большинству. Именно он принял решение свернуть многие традиционные направления исследований ОКБ и сосредоточиться на разработках электронно-оптических преобразователей (ЭОП) новых поколений. Они необходимы для производства качественных приборов ночного видения, которыми государство тогда не располагало.

Требование "великого скачка"

Отчаянное решение главного инженера встретило не менее отчаянное сопротивление - в том числе в коллективе, который он спасал от неминуемого развала. "Работники уличали меня в авантюризме, - вспоминал Роман Багдуев. - Их можно понять: ведь им предстояло отказаться от накопленного годами опыта. Да и с выдачей зарплаты становилось все труднее".

И все же "отчаянный шаг" ОКБ опирался на трезвый расчет. Завод финансировал лишь небольшой объем конструкторских работ, необходимых для поддержания угасающего производства кинескопов, и никакого прорыва здесь не ожидалось. Не было перспектив и у производства традиционных ЭОП, которые могли использовать только для научных исследований, а не для производства массовой боевой техники ночного видения. Но в этой ситуации (многие сочли бы ее безнадежной) у ОКБ сохранялись преимущества, которые и были использованы: профессиональный коллектив квалифицированных инженеров и рабочих, способных создать и освоить новую технологию.

Очевидной была объективная потребность страны в современных электронно-оптических приборах. К 1980-м годам прошлого столетия сложилось колоссальное отставание СССР от Запада в технике ночного видения. У СССР имелись приборы ночного видения только на базе ЭОП нулевого и первого поколений, тогда как вооруженные силы США были оснащены техникой с использованием ЭОП поколения "два плюс" и готовились к переходу на ЭОП третьего поколения.

Правда, это совершенно не означало, что работы новосибирского ОКБ в данном направлении будет финансировать государство: руководство страны поручило ликвидировать технологическое отставание Институту прикладной физики СО РАН и московскому заводу МЭЛЗ. Государственные средства направляли только этим двум организациям в целях "концентрации усилий".

"Катод" же фактически действовал на свой страх и риск и в довольно сложной ситуации. Когда стало ясно, что "официальные" разработчики ЭОП не справились с поручением правительства, от ОКБ потребовали, по выражению Романа Багдуева, "большого скачка" - одновременной разработки ЭОП второго и третьего поколений без соблюдения плавной последовательности. При этом, конечно же, объем финансирования был в десятки раз меньше, чем получали московские организации. Новосибирские конструкторы вызов приняли: два направления развивались одновременно.

Без государственной копейки

Новые поколения ЭОП рождались мучительно. С гигантским напряжением справлялись не все, многие сотрудники уходили: "Катод" потерял почти половину коллектива, из 350 сотрудников остались 180.

И все же технология производства ЭОП второго и третьего поколений была создана - пожалуй, только благодаря вере сибиряков в собственные силы и желанию достичь результата. Но, несмотря на изготовленные "живые" образцы ЭОП и то, что разрыв в уровне вооружения СССР и западных стран так и не был ликвидирован, никакой государственную поддержку "Катод" в те годы не получил. Первые бюджетные деньги минобороны выделило новосибирскому предприятию только спустя пять лет - в 1991-м, окончательно убедившись в том, что "назначенные" разработчики с задачей не справились. И размер этого финансирования был таким, что его едва хватало на выплату зарплаты оставшимся сотрудникам.

Луч света со дна Байкала

Выжить предприятию, которое, фактически создав прорывную технологию, продолжало оставаться без средств, в те годы помог яркий исследовательский проект Российской академии наук - Байкальский глубоководный нейтринный телескоп. Для детектора по регистрации природного потока нейтрино высоких энергий "Катод" разработал уникальный фотоэлектронный умножитель "Квазар". Несколько сотен "Квазаров" регистрируют редчайшие вспышки света, которые рождаются при столкновении нейтрино с ядрами атомов кислорода или водорода в воде. Отличительная особенность "Квазара", который превзошел японские аналоги, - высокая чувствительность, и этот прибор называют родоначальником нового поколения электровакуумных детекторов.

После создания "Квазаров", поддержавших "Катод" на плаву, предприятие полностью сосредоточилось на совершенствовании технологии ЭОП. Наконец-то получив заказ минобороны РФ на разработку ЭОП "два плюс" для нужд армии, в 1991-1992 годах на "Катоде" - уже самостоятельном предприятии - впервые в России создали этот прибор, полностью соответствующий требованиям гензаказчика.

"Идти своим путем - наша судьба"

Но главный рывок "Катода" был впереди. В начале 1990-х Владимир Локтионов, который возглавил предприятие в 1988 году, принял без преувеличения судьбоносное для предприятия решение - организовать собственное производство ЭОП. Превратиться из исследовательской организации в серийного производителя оказалось, наверное, в сотни раз сложнее, чем выбрать новое направление конструкторских работ. Свое производство означало выход на новый уровень - в совершенно незнакомую зону с другим жизненным ритмом, требовавшим иного мышления, и при этом чрезвычайно сложную технологически. "Видимо, идти своим путем - наша судьба", - говорит генеральный директор "Катода".

- Переход на станки - самый тяжелый опыт в моей жизни, - признает Владимир Локтионов. - Строить производство нам приходилось с нуля - от технологии к изготовлению оборудования до его последующей модернизации. Мы трудились и день, и ночь не покладая рук.

То, что "Катоду" удалось это осуществить, ученые с мировым именем называют чудом. Или сумасшедшим везением.

- Когда в те годы специалисты "Катода" обсуждали со мной идею "комбайнов" по сборке ЭОП, я говорил им: в принципе, это не противоречит никаким законам физики, а значит, теоретически возможно, - вспоминает Александр Терехов, заведующий лабораторией Института физики полупроводников СО РАН. - Но практически я бы никогда за это не взялся. То, что в итоге сделал Владимир Локтионов, - невероятно сложная, уникальная технология, с множеством узлов, и это тот случай, когда говорят: дьявол кроется в деталях. Такую установку мало сконструировать, ее нужно заставить слаженно работать, чтобы ни одна деталь не выходила из строя. То, что у "Катода" это получилось, - действительно, сверхвыдающееся достижение.

Владимир Локтионов придумал автоматический конвейер по сборке ЭОП - эта технология принципиально отличается от американской. В США используют установку во много раз проще: приборы собираются в одной камере, куда последовательно загружают элементы. На "Катоде" элементы ЭОП - корпуса и фотокатоды - движутся по двум автоматическим линиям, проходя этапы сборки. "Изготовление ЭОП по американской технологии более контролируемо, - уверен Владимир Локтионов. - При этом наша установка обладает более высокой производительностью".

В 1997 году на "Катоде" при участии научных институтов создали и ЭОП третьего поколения, и установку по его серийному изготовлению. Была завершена работа над полным технологическим циклом производства ЭОП 2+ и третьего поколений. Именно благодаря серийному выпуску этой продукции Россия к началу 2000-х преодолела отставание от Запада в технике ночного видения.

Удовольствие от развития

Увеличивая объемы выпуска продукции, в 1999 году "Катод" заключил первый экспортный контракт на поставку ЭОП третьего поколения. Продукция оказалась востребованной, тогда доля экспорта в заказах предприятия доходила до семидесяти процентов. Дело в том, что серийное производство ЭОП третьего поколения не смогли освоить в большинстве стран: кроме "Катода" такие приборы массово выпускают только две компании в США. Именно поэтому "Катод" одним из первых попал под антироссийские санкции.

Сегодня шестьдесят процентов продукции предприятия остается в России, во многом благодаря участию в цепочке гособоронзаказа. "Мы работаем, прежде всего, на благо нашей страны", - подчеркивает Владимир Локтионов. Техника ночного видения на базе ЭОП, произведенных "Катодом", - часть самого передового российского вооружения. На повышение обороноспособности России направлены и исследования, проводимые специалистами предприятия - например, в комплекс активной защиты танков "Армата" вошли ультрафиолетовые пеленгаторы, позволяющие по ионизированному пламенем воздуху обнаружить выпущенные по боевой машине ракеты. В основе пеленгаторов - ультрафиолетовые фотокатоды, которые разработаны на "Катоде".

На научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы "Катод" ежегодно направляет десятки миллионов рублей - поиск новых идей и технологических решений бывшее ОКБ не прекращало никогда. В ближайшие два года "Катод" планирует начать производство ЭОП четвертого поколения. Кроме того, здесь продолжают работать и над принципиально иной технологией ЭОП пятого поколения - на основе электронно-чувствительной матрицы, которая пока в России не создана.

Заметным событием не только для "Катода", но и для всей отечественной электронно-оптической промышленности стало открытие в этом году нового производственного корпуса новосибирского предприятия, в строительство и оснащение которого "Катод" инвестировал 500 миллионов рублей собственных средств. Его площадь - 6 000 квадратных метров, треть из них занимают сверхчистые помещения, соответствующие современным международным стандартам. Открытие нового корпуса позволит "Катоду" увеличить объем выпускаемой продукции на тридцать процентов.

Сегодня "Катод" - сравнительно небольшое частное предприятие, где трудится 650 человек, но оно решает задачи, стратегически важные для страны. И при этом по некоторым показателям экономической эффективности превосходит крупные холдинги - например, размер годовой выручки на одного работника здесь минимум в два раза выше, чем в корпорации, выполняющей оборонзаказ.

"В чем секрет?", - такие вопросы руководителям "Катода" задают часто.

- Не надо быть жадными, - отвечает Владимир Локтионов. - Мы оставляем всю прибыль на предприятии и получаем удовольствие от того, что развиваемся.

Решение, конечно же, не новое, но следовать ему сегодня почему-то готовы не все.

В регионах Филиалы РГ Сибирь Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Новосибирская область Новосибирск СФО Омская область Омск СФО Томская область Томск СФО Красноярский край Красноярск СФО Кемеровская область Кемерово