Взгляни на текст свой, автор

Рецензии
    07.07.2016, 18:55
Колин Ферт, Джуд Лоу и Николь Кидман, руководимые видным английским театральным режиссером Майклом Грандаджем, история о непростой дружбе писателя Томаса Вулфа и редактора Макса Перкинса, очаровательные декорации Нью-Йорка двадцатых-тридцатых годов минувшего века - новой британско-американской ленте "Гений" определенно есть что предложить взыскательному зрителю.

"Театральность" байопика уже неоднократно отмечена и зарубежными, и отечественными критиками. Мрачный фон депрессивного Нью-Йорка с голодными очередями и чадящими промышленными трубами ненавязчиво сопровождает повествование. И неброское припорошенное пылью обаяние эпохи, которым пропитана картина, делает просмотр особенно приятным.

История рассказана предельно просто: шумный и неуравновешенный писатель (Лоу), обретший покровителя в лице мудрого, хотя и не лишенного причуд (например, шляпу он не снимает даже за столом) редактора (Ферт), не выдерживает испытания медными трубами, чем доводит до белого каления не только свою склонную к истерикам подругу-манипуляторшу (Кидман), но и сдержанного Перкинса. И в конце - ожидаемо запоздалое раскаяние и благодарность как постскриптум к неизбежно трагической развязке.

Представление, которое дает актерская троица, конечно, не может не впечатлять. Даже там, где британцы, поставленные перед необходимостью играть живших в прошлом столетии американцев, заметно переигрывают, это выглядит удивительно симпатично и уместно для избранной режиссером стилистики.

В целом совершенно не располагающий к смеху байопик содержит массу по-настоящему забавных моментов - чего стоят искрометно отображенные мучения редактора в процессе работы с не в меру плодовитым автором. Подобные сцены вообще наводят на мысль о том, что название фильма относится отнюдь не к литератору. К таким выводам подталкивает и сопоставление серьезного, хотя и банального внутреннего конфликта Перкинса с надрывной и суетливой жизненной мелодрамой Вулфа, закономерно завершающейся довольно нелепой смертью. Если, конечно, не ориентироваться на пошлую формулу о психованности как о признаке пресловутой гениальности.

Занятных эпизодов в картине достаточно. Среди них - остроумные зарисовки работавших с выдающимся редактором Хэмингуэя и Фицджеральда. И хотя они больше напоминают шаржи, а образы Перкинса и Вулфа далеки от того, чтобы претендовать на сколь-нибудь точные портреты - Грандадж в своем дебютном фильме намеренно все упрощает и многое игнорирует, делая акценты подчеркнуто утрированными, - "Гений" создан безусловными мастерами. И результат их труда, несомненно, получился достойным. 

4.0