Новости

31.07.2016 20:28
Рубрика: Общество

Щит и Храм

В ядерном центре Саров, где создана советская атомная бомба, сегодня заложат храм на месте взорванного в 1951 году
В город атомщиков Саров (Нижегородская область), где рождались первые образцы советского ядерного и термоядерного оружия, съедутся сегодня ветераны, руководители и ведущие специалисты ядерно-оружейного комплекса России, чтобы поздравить коллег с 70-летием РФЯЦ-ВНИИЭФ.
 Фото: Артем Геодакян / ТАСС У макета первой советской атомной бомбы. Ее название - РДС - трактуют двояко: то ли "ракетный двигатель Сталина", то ли "Россия делает сама"... Фото: Артем Геодакян / ТАСС
У макета первой советской атомной бомбы. Ее название - РДС - трактуют двояко: то ли "ракетный двигатель Сталина", то ли "Россия делает сама"... Фото: Артем Геодакян / ТАСС

За этой аббревиатурой - уникальный сплав научных знаний, практического опыта, высочайшей ответственности и профессионализма в том, что напрямую касается национальной безопасности и обороноспособности нашей страны.

Российский федеральный ядерный центр ВНИИ экспериментальной физики, известный ранее как Арзамас-16, а в момент основания - КБ-11, в музее Лос-Аламосской национальной лаборатории США представляют самонадеянно просто: "Это русский Лос-Аламос". С исторической точки зрения, может, и так: создание первой в СССР атомной бомбы было прямым ответом на ее появление в США и их же демонстративные бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки. Но в сутевом, содержательном смысле тот путь, что проделал в своем развитии коллектив, основанный академиком Харитоном и его соратниками, не был и не мог быть калькой американского.

По существу и второй российский ядерно-оружейный центр - Челябинск-70, а теперь, уже по открытому наименованию, известный как город Снежинск - вышел из Сарова: был создан в середине 50-х из числа специалистов КБ-11, переехавших на Урал. В том числе и таким путем - созданием внутренней конкуренции - решалась в свое время задача развития и совершенствования ядерного потенциала нашей страны.

Даже в кризисные 90-е, когда многое рушилось и почти прекратилось государственное финансирование оборонных программ, профессионалы-ядерщики не встали на колени и не пошли по миру с протянутой рукой. Осознание своей особой ответственности за судьбу ядерного оружия как гаранта стратегической стабильности помогло эту стабильность сохранить, что теперь по достоинству оценено руководством России и признано мировым сообществом.

В Сарове с благодарностью говорят о той моральной поддержке, что в свое время была оказана атомщикам со стороны Русской православной церкви. Можно сказать, знаковыми стали соборные слушания "Ядерные вооружения и национальная безопасность России", которые состоялись 12 ноября 1996 года в Свято-Даниловом монастыре. Именно тогда Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выступил с призывом к властям о сохранении российского ядерно-оружейного комплекса.

Сегодня уже Патриарх Кирилл встретится в Сарове с учеными-ядерщиками. Беседа пройдет в рамках "круглого стола" "Вера и наука - взаимодействие во благо России". А перед этим на территории Свято-Успенского мужского монастыря Саровской пустыни состоится торжественное освящение закладного камня в основании собора в честь Успения Пресвятой Богородицы. Новый храм будет воссоздан на месте взорванной в начале 50-х Успенской церкви, которая была жемчужиной Саровской пустыни.

Вид на Cаровский монастырь и центр нынешнего Cарова с голубиного полета. Фотография сделана до появления современных видеокоптеров и демонстрируется в местном Музее ядерного оружия. Фото: РФЯЦ-ВНИИЭФ
От первого лица

Чем сегодня живет ядерный центр в Сарове и какие теперь преодолевает вызовы, рассказывает директор РФЯЦ-ВНИИЭФ Валентин Костюков.

Из года в год, уважаемый Валентин Ефимович, российский ядерно-оружейный комплекс, и РФЯЦ-ВНИИЭФ как его неотъемлемая часть, выполняет гособоронзаказ на сто процентов. Как это удается? Ведь свои трудности - с кадрами, с обеспечением, как я понимаю, могут быть и у вас…

Валентин Костюков: Это особая и очень серьезная школа, которой 70 лет. Прежде всего, конечно, взвешенные планы. И своя философия, связанная с организацией их выполнения. Она охватывает и научно-исследовательские, и опытно-конструкторские работы, и вопросы, связанные с поставками в рамках гособоронзаказа. Все это проходит не одну итерацию. Рассматриваем и с позиций ресурсного обеспечения, и с позиций самой пригодности к серийному выпуску. Такая система формировалась и проходила обкатку внутри всей научной и научно-производственной школы Минсредмаша, а теперь поддерживается и, где необходимо, совершенствуется в "Росатоме".

Что еще к этому добавить? Конечно, она держится на высочайших компетенциях, которые есть у нашего коллектива. И большой гражданской ответственности за порученное дело.

А сами программы напряженные? Или в ядерно-оружейном комплексе все настолько сократилось, что вы, извините, левой ногой такие планы выполняете?

Валентин Костюков: Ничего подобного. Сейчас все вопросы, которые связаны с перевооружением армии, с поставками в армию, относятся к высшим приоритетам. И по объему они весьма напряженные. Поэтому работаем профессионально, ритмично, не расслабляясь. Выполняем и свои текущие обязанности, и свою миссию по поддержанию ядерного потенциала страны.

Вы напомнили о выдающейся научной и производственной школе, которая закладывалась в Сарове еще во время академика Харитона и развивалась в особых условиях. А сегодня у нее находятся продолжатели?

Валентин Костюков: Я бы сказал, что на том фундаменте сформировалось несколько научных школ и выросла плеяда специалистов высочайшей компетенции. И мы создаем условия, делаем все возможное для того, чтобы эти компетенции переходили от старшего поколения к младшему.

Ежегодно мы берем приблизительно 250 выпускников по 80 специальностям из различных вузов страны - Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Уфы, Казани, Томска, Владимира. В этом году конкуренция среди желающих поступить на работу в наш федеральный ядерный центр была очень высокой - 4,5 средний балл в дипломе.

А выпускники саровских школ, в том числе дети ваших сотрудников, которые поступают учиться в Москву или куда-то еще, возвращаются обратно в Саров?

Валентин Костюков: Часть - возвращается, часть - не возвращается.

Огни больших городов их привлекают больше?

Валентин Костюков: Скажу так: это определенный вызов, который стимулирует нас к созданию лучших условий и возможностей для молодежи. Тут, конечно, еще работать и работать…

Зарплата какая у вас? Эта цифра не секретная?

Валентин Костюков: В среднем - 60 тысяч.

А молодой специалист, выпускник вуза, на что может претендовать?

Валентин Костюков: 35 тысяч. Это в пределах первого года. Плюс социальный пакет, в котором особенно привлекает молодежь наша ипотека. Прекрасная экология, безопасность и, конечно, интересная работа - вот тот "набор интереса", который мы предлагаем. В итоге доля молодежи в возрасте до 35 лет от нашей общей численности составляет уже 33 процента.

Но вы же не делаете такое омоложение самоцелью?

Валентин Костюков: Конечно, нет. У нас и в семьдесят лет, и даже в 88 люди продолжают эффективно работать. Яркий для всех нас пример - Юрий Алексеевич Трутнев. Академик, создатель термоядерного оружия - один из последних оставшихся в живых. И он до сих пор работает очень плодотворно.

А как изменилось теперь соотношение гражданских и оборонных направлений в работе центра?

Валентин Костюков: Это важный момент. Раньше практически весь потенциал ядерного центра использовался только в рамках миссии, связанной с ядерным оружием. Сегодня наши задачи расширились - до центра национальной безопасности, который используется в достаточно широком диапазоне потребностей министерства обороны, включая вопросы, связанные с обычными вооружениями, оружием на новых физических принципах. Есть достаточно серьезные направления работ в области кибербезопасности, глобальных сетей и т.д. А научные заделы под это созданы научными школами, которые у нас функционируют.

Фото: Александр Емельяненков

И ядерное, и обычное - это все гособоронзаказ. А на гражданской стороне у вас какие объемы?

Валентин Костюков: Чуть больше десяти процентов - это чисто гражданские продукты. И тенденция к тому, что эта доля будет увеличиваться. Как в общей выручке, так и в процентном отношении. Думаю, оптимальным было бы выйти в течение двух лет на 25 процентов по выручке от гражданской продукции.

У ваших коллег в Снежинске схожая задача. Параллельное существование двух ядерно-оружейных центров объективно создает конкуренцию. Это осложняет вам жизнь или, наоборот, позволяет держать хорошую спортивную форму?


Валентин Костюков: Мы воспринимаем это с иных позиций. Тут проявляются та же философия и те подходы, что закладывались в самом начале Атомного проекта. У нашей миссии, связанной с ядерным оружием, много совершенно конкретных задач. А сейчас, в связи с договором о запрещении ядерных испытаний, достаточно серьезная часть нашей работы не может быть проверена в натурном эксперименте. Поэтому взаимная экспертиза и взаимная оценка выполняемых работ с позиций надежности и безопасности не только объясняют и оправдывают, но и предопределяют параллельное существование двух федеральных ядерных центров.

Это главное. А кроме того, мы ведь не дублируем друг друга во всем и буквально. И никогда не дублировали. Не только у нас, но и у коллег в Снежинске есть очень серьезные направления деятельности помимо ядерного оружия. Созданы свои научные школы, экспериментальная база. Созданы научные и производственные заделы, что позволяет с максимальной эффективностью решать возникающие вопросы.

Да, на сегодняшний день мы, безусловно, конкуренты. И это особенно ярко проявляется в тех областях деятельности, которые прямо связаны с нашим главным предназначением. Но это та жесткая необходимость, которая дает возможность России оставаться великой ядерной державой. А всем, кому это доверено, позволяет обеспечивать надежность и безопасность ее ядерного щита.

В США ситуация схожая?

Валентин Костюков: Там существует четыре подобных центра. Это национальные лаборатории в Лос-Аламосе, Ливерморе и Сандии. А теперь еще и в Неваде, на базе испытательного центра, собрано несколько тысяч человек, которые занимаются вопросами национальной безопасности.

И сокращений там не наблюдается?

Валентин Костюков: Нет. Бюджет их только увеличивается.

А ваши контакты через океан сейчас ограничены?

Валентин Костюков: Несколько лет назад, до введения санкций, мы активно взаимодействовали. Сейчас такое взаимодействие свернуто. Но чисто научные контакты, посещение международных конференций - это есть.

На территории третьих стран? А на вашу ежегодную конференцию в области суперкомпьютерных технологий гостей из США не ждете?

Валентин Костюков: Они заявились. Так же, как заявлялись и раньше. Но, к сожалению, в последний момент госдеп не дал им разрешения. А ученые, я убежден, должны общаться между собой. Они должны все понимать и давать политикам объективную информацию, чтобы не было спонтанных, невзвешенных решений. Потому что и та, и другая сторона в состоянии весь мир уничтожить несколько раз.

Коллеги о коллегах

Георгий Рыкованов, научный руководитель РФЯЦ-ВНИИТФ, академик РАН, Снежинск:

- Ядерный центр в Сарове, который достиг своего 70-летия, навсегда вошел в историю России и советского Атомного проекта. Именно здесь были созданы первые в нашей стране образцы ядерного и термоядерного оружия. Заметная часть того, что мы сегодня не без гордости именуем ядерно-оружейным комплексом России, выросла из этой колыбели. И практический вклад работавших и работающих здесь ученых - теоретиков, математиков, конструкторов, экспериментаторов в идеологию создания ядерного оружия, его развитие и поддержание можно назвать определяющим.
Оглядываясь на историю атомного проекта, понимаешь, что вся огромная страна была нацелена на решение задачи, обеспечившей безопасность государства на долгие годы. Многие отрасли промышленности, предприятия, научные организации, часто того не зная, вносили свой вклад в создание ядерной отрасли и ядерного оружия. Поэтому нынешний юбилей вместе с сотрудниками ВНИИЭФ по праву может отмечать вся Россия.

Сегодня РФЯЦ-ВНИИЭФ не только несет ответственность примерно за половину ядерного нашей страны, но и является ее ведущей научной организацией. Работы сотрудников ядерного центра в области физики детонации, плотной плазмы, газодинамики, высокоинтенсивных электромагнитных явлений, лазерной физики, математическом моделировании признаны во всем мире. У института хорошие перспективы - на площадке РФЯЦ-ВНИИЭФ ведется строительство уникальной лазерной установки УФЛ-2М. На ней планируется моделирование процессов, протекающих при вспышке дейтериево-тритиевой смеси при сжатии термоядерного горючего до плотностей и температур, близких к тем, что наблюдаются в центре Солнца. Надеюсь, что следующему поколению российских ученых удастся внести существенный вклад в физику инерциального термоядерного синтеза - одного из возможных направлений создания термоядерной энергетики.

Поздравляем коллег с юбилеем и желаем новых свершений на благо нашей Родины.

Юрий Бармаков, первый заместитель научного руководителя ВНИИА, доктор технических наук, профессор, Москва:

- С самого начала ВНИИЭФ был "кузницей" кадров не только для нашей отрасли, но и для всей отечественной науки. Здесь работали крупнейшие ученые ХХ века - академики Ю.Б. Харитон, Я.Б. Зельдович, А.Д. Сахаров, К.И. Щелкин, Е.И. Забабахин. Здесь продолжают работать академики Ю.А. Трутнев, Р.И. Илькаев и еще целая плеяда крупных ученых, обеспечивших мировое лидерство России в ряде областей оборонной техники.

В коллективе Всероссийского научно-исследовательского института автоматики имени Н.Л. Духова с гордостью отмечают, что в 1954 году мы стали первым филиалом КБ-11, как назывался тогда ядерный центр в Сарове. Именно оттуда пришли наши лучшие кадры, включая основателя ВНИИА - трижды Героя Социалистического Труда, члена-корреспондента АН СССР Николая Леонидовича Духова и создателя первой отечественной системы внешнего нейтронного инициирования, Героя Социалистического Труда Аркадия Адамовича Бриша.

В эти юбилейные дни мы с теплотой говорим о нашей многолетней совместной работе и о том, что наш общий труд всегда служил важнейшему делу - созданию надежного ядерного щита для Родины. Поздравляя сотрудников ВНИИЭФ с юбилеем, мы с удовлетворением отмечаем, что его коллектив сохраняет лидерство в ядерно-оружейном комплексе. А наше сотрудничество с ним - важный фактор поддержания отечественного ядерного арсенала на должном уровне, залог сохранения и развития высоких технологий в области создания новейших вооружений. 

В регионах Общество Наука Филиалы РГ Приволжье ПФО Нижегородская область