Новости

01.08.2016 12:40
Рубрика: "Родина"

Альбомы Витгенштейнов

Текст: Виктор Файбисович (кандидат культурологии)
В них бережно сохранены рисунки, на которых идентифицированы более 350 исторических персонажей
Эрмитаж и журнал "Родина" продолжают совместный проект, в рамках которого мы знакомим читателей с малоизвестными раритетами из запасников главного российского музея.

 


Собрание графики Эрмитажа только что пополнилось замечательными памятниками - двумя альбомами из семьи генерал-фельдмаршала Петра Христиановича Витгенштейна (1768-1842). Эти альбомы у лондонского антиквара Майкла Толлмэча приобрел для музея Фонд Эрмитажа (Великобритания).


Отец. Спаситель Петербурга

Когда блистательная дама
Мне свой in-quarto подает,
И дрожь и злость меня берет,
И шевелится эпиграмма
Во глубине моей души,
А мадригалы им пиши!"

Так сетовал на владелиц огромных, в четверть листа (in-quarto), альбомов Александр Пушкин. С подобными дамскими альбомами новые экспонаты Эрмитажа роднит, пожалуй, только формат. В них нет ни мадригалов, ни сентиментальных признаний, и альбомы эти, скорее, мужские, чем дамские.

Один из них заполнен преимущественно сюжетными зарисовками (зачастую шаржированными) на темы светского, гвардейского и дорожного быта - они исполнены разными авторами, по большей части, анонимными. В другом собраны портреты в технике акварели, рисунка карандашом и пером (в том числе, превосходные произведения Ореста Кипренского, Александра Орловского и Яна Ксаверия Каневского), а также несколько литографических портретов. Почти все рисунки в альбом вклеены, причем без соблюдения хронологической последовательности. Самый ранний из датированных рисунков был создан в 1822 г., позднейший - в 1862 г.; однако абсолютное их большинство относится к третьему и началу четвертого десятилетий XIX века.

Иначе говоря, почти все они созданы при жизни П.Х Витгенштейна.

Петр Христианович Витгенштейн принадлежал к древнему германскому роду; его отец определился на русскую службу при Елизавете Петровне. Петр Витгенштейн начал свою карьеру сержантом в Л.-гв. Семеновском полку; он отличился в польской кампании (1795), в русско-персидской (1796), в русско-турецких (1806; 1828-1829) и наполеоновских войнах. Победа над маршалом Удино в сражении при Клястицах в июле 1812 г. доставила Петру Христиановичу громкий титул Спасителя Санкт-Петербурга и ознаменовала собою зенит его славы. Петр Витгенштейн не обладал даром великого стратега, но был блестящим корпусным командиром и снискал заслуженную репутацию беззаветно храброго, рыцарственно-благородного воина и гуманного начальника.

Среди персонажей альбомных зарисовок мы находим немало соратников фельдмаршала: Ф.П.Уварова, А.И.Чернышева, герцога Александра Вюртембергского, И.Ф.Паскевича, И.И.Дибича, В.Г.Костенецкого и др.

Однако большинство рисунков в семейное собрание внесено было, конечно, не фельдмаршалом, а его детьми.


Сын. Кавалергард, флигель-адъютант, декабрист

Альбомы передавались из поколения в поколение потомками старшего сына фельдмаршала - Льва Петровича, которому, по-видимому, они принадлежали изначально; последним их владельцем был пра-пра-правнук фельдмаршала, его прямой потомок в пятом колене, Александр цу Сайн-Витгенштейн-Сайн (р. 1943).

Лев Витгенштейн воспитывался в Пажеском корпусе и вышел из него корнетом в Кавалергардский полк весной 1817 г.; не прошло и трех лет, как он был пожалован во флигель-адъютанты. Блестящая карьера Льва Петровича оборвалась с воцарением Николая I, когда открылось, что флигель-адъютант покойного государя состоял в Союзе благоденствия и Южном обществе. Благодаря заслугам отца, Лев Витгенштейн не привлекался к следствию, но расположением Николая Павловича он не пользовался. О бесконечных поездках с дипломатическими поручениями ко дворам европейских монархов пришлось забыть: император вернул Витгенштейна к строевой службе.

Летом 1827 г., проезжая под окнами Головинской дачи, где жила императрица Мария Федоровна, он обратил на себя внимание фрейлины Стефании Радзивилл, тяготившейся своим положением и мечтавшей о замужестве как о спасении. Она поручила своей подруге фрейлине Александре Россет разузнать, кто этот красавец-кавалергард, и та от ее имени сделала Витгенштейну недвусмысленное матримониальное предложение. "Мое сердце свободно, а мои родители желают, чтобы я женился..." - ответил он, но признался, что все его состояние ограничивается 25.000 р., часть из которых он высылает отцу. Для сказочно богатой Стефании Радзивилл "бедность" ее избранника препятствием не стала, и в 1828 г. они обвенчались в церкви Зимнего дворца. Брак этот был счастливым, но очень недолгим: в 1832 г. Стефания Витгенштейн скончалась от чахотки. Лев Петрович унаследовал несметное богатство Радзивиллов и превратился в одного из самых состоятельных магнатов в России.

В октябре 1834 г. он вступил во второй брак с княжной Леониллой Барятинской. Вскоре супруги Витгенштейн покинули Россию. Они выкупили давно утраченное древнее родовое поместье Сайн-Витгенштейнов, и построили у подножия средневековых руин новый замок в неоготическом стиле. В 1861 году прусский король Фридрих Вильгельм IV даровал им титул князей Сайн-Витгенштейн-Сайн.

В последние годы жизни князь страдал душевной болезнью; он скончался в 8 июня 1866 г. в Каннах, куда его привезли на лечение.


Современники. Сцена в полковом Манеже

Эрмитаж намеревается издать полностью альбомы Витгенштейнов. Здесь мы публикуем лишь один рисунок неизвестного художника-дилетанта из кавалергардской среды. На листе изображена сцена в полковом манеже с подписью: "Просит на посадку". Каждый персонаж аннотирован: Kozyn, GrU"nwald, Poletika, Lonskoy, Emke (Eumce). В этом шарже представлены (слева направо) полковник Петр Артамонович Кожин (1800-1864), командир кавалергардов генерал-майор Родион Егорович Гринвальд (1797-1877), ротмистр Александр Михайлович Полетика (1800-1854), ротмистр Петр Петрович Ланской (1799-1877) и полковой берейтор Федор Федорович Эймбке (1788-?). Рисунок датируется 1833-1834 годами: генерал Гринвальд был назначен командиром Кавалергардского полка 25 июня 1833 г.

Это назначение Гринвальда вызвало неудовольствие у многих кавалергардов; они выразили свои чувства к полковому командиру в день его рождения: 12 мая 1834 г. под окнами дачи Гринвальда на Каменном острове появилась траурная процессия на лодках, с которых раздавалось погребальное пение. "Кого хоронят?" - спросили с берега. "Гринвальда!" - отозвались с лодок...

Генерал, однако, остался тверд. Свою задачу он видел в том, чтобы научить офицеров "хорошо ездить, маршировать, хорошо командовать". По словам Гринвальда, "познания свои в выездке лошадей и езде" он, как и братья Ланские, почерпнул у полкового берейтера Эймбке, "ученика знаменитого Шредера, в Дессау". Эймбке изображен на рассматриваемом рисунке с манежным хлыстом; короткая и кургузая фигурка берейтора комически контрастирует с долговязой фигурой полкового командира: Гринвальд, по собственному его свидетельству, был одного роста с императором Николаем I.

Гринвальду так и не удалось завоевать симпатии кавалергардов; в 1839 г. он вынужден был сдать полк. "Я более устал нравственно, чем телесно", - признался он.

Ротмистр Александр Полетика волею судьбы оказался причастен к пушкинской драме. Полетика взял на себя роль свидетеля при бракосочетании его приятеля Дантеса с Екатериной Гончаровой; его жена Идалия Полетика принадлежала к числу злейших врагов поэта. Спустя семь лет после гибели Пушкина ротмистр Петр Ланской, изображенный на этом рисунке рядом с Полетикой, вступил в брак с его вдовой Натальей Николаевной...

P.S. Альбомы Витгенштейнов содержат 223 рисунка; более 350 исторических персонажей идентифицированы подписями.