Непустая корона

Рецензии
    08.08.2016, 12:53
Текст:   Юлия Авакова
Вышедший в мае первый сезон пародийного британского сериала "Виндзоры" (The Windsors), показанный на Channel 4, вызывает неоднозначную реакцию. Обилие сцен, откровенно нелицеприятных для любого прототипа экранного персонажа, будь он королевских кровей или нет, зашкаливает, равно как и количество грубых насмешек над морально-этическими ценностями и интеллектуальными способностями членов монаршего дома.
 Фото: youtube.com/ Channel 4  Фото: youtube.com/ Channel 4
Фото: youtube.com/ Channel 4

Если смотреть на это кинопроизведение с позиций здравого смысла, оно покажется абсурдным, убогим и издевательским. Более того, оно послужит замечательной иллюстрацией расхожей мысли о том, что раз уж в странах западного мира ничто из государственных символов не вызывает подобающего к себе отношения, то что там говорить об уважении к традиционным и прочим ценностям. А их забвение в последнее время неустанно порождает конфликты между различными группами населения как в Западной Европе, так и на тех территориях, на которые Запад стремится распространить свое влияние.

Однако если абстрагироваться от эмоций, сериал оказывается не таким уж простым. Издевка через высмеивание, традиционный британский спорт, имеет свои границы. В "Виндзорах" не фигурирует ни сама королева Елизавета II, ни ее супруг, герцог Эдинбургский. Упоминание последнего происходит лишь опосредованно, при прочтении его полусерьезных писем, любовно снабженных самой отменной бранью, на которую способен английский язык.

Вечный принц Чарльз, до жути циничный, но при этом, прежде всего, жалкий в скорбях о несбыточности мечты поцарствовать в свое удовольствие, благодаря удачным режиссерским ходам вроде и не отвечает за свое возмутительное поведение и взгляды - что взять с безвольного подкаблучника настоящей мегеры, второй супруги Камиллы Паркер-Боулз. Последняя стремится изо всех сил внести диссонанс в жизнь эксцентричного семейства: попеременно прибегая к убийству, теракту, нацеленному на уничтожение всех особ голубой крови, попыткам забеременеть и родить наследника и более мелким пакостям, вроде "вредных советов" доверчивой супруге наследника, Уильяма.

Прочие родственники, включая братьев Чарльза, их детей, выведены тошнотворно комично: они глупы, эгоистичны, необразованны и ничего не знают о жизни за пределами многочисленных усадеб и дворцов. Однако иногда и им не чужды проявления самостоятельности, принимающие настолько душераздирающие формы, что зритель начинает умиляться им, словно детям, делающим первые робкие самостоятельные шажочки. Так, один из дядей непутевого принца Гарри, после пьяной эскапады юного дарования, вызволяет его из страшноватой психлечебницы в Латвии, устроившись туда мойщиком окон, хотя мог бы, на что ему неоднократно намекали, просто обойтись силами посольства.

Предмет обожания британцев, принц Уильям - донкихостсвующий герой без страха и упрека. Он бесконечно сомневается, раздираемый внутренними и внешними противоречиями, но в итоге всегда находит правильное решение. Он настолько близок к народу, что готов драить полы в забегаловке, в миг перевоплотившись из мальчика на побегушках в летчика, спешащего на помощь попавшим в беду.

Далее - он даже возглавляет референдум об упразднении монархии - чтобы стать простым парнем Уиллом Виндзором, живущим, как все. Но об этом позже.

Его супруга Кейт мила и доверчива. Ее попеременно настигают козни Камиллы, вирус Эбола, страшная ревность и зависть сестры Пиппы, но это воплощение благости и кротости способно все перенести, ответив добром и улыбкой на любое обращенное против нее зло, рассеяв, тем самым его чары. Правда, с самых первых минут мы узнаем, что она - цыганка по происхождению, в ранней юности превысившая пределы самообороны и убившая напавшего на нее недоброжелателя. Но это все очевидные намеки, крикливые и потому малозначимые.

Следуя извечной истине о том, что если нельзя победить беспорядок, надо его возглавить, а крамольные мысли - озвучить во всеуслышание, в последних двух эпизодах нас поджидает главное - референдум (инициированный самой королевской семьей) об упразднении монархии, антураж которого полностью скопирован с полемики о выходе Соединенного Королевства из ЕС. Королевский дом делится на два противоборствующих лагеря, оплетенный сетью взаимных хитроумных интриг. Каждое публичное выступление членов королевского дома приводит к ляпам, неловкостям и создает эффект, противоположный запланированному. И тут Уильяму снится анти-сон Веры Павловны: его очам предстает ужасное зрелище - потерявшие путеводную звезду ширнармассы, штурмующие резиденции уже бывших властителей, мародерствуя и грабя. И тут-то наследник престола осознает, что его будущие подданные ничуть не менее несчастны, чем его беспомощные родственники, неспособные к какому-либо труду. А их надо защитить от самих себя, спасая монархию для всеобщего блага.

Все это действо изобилует издевательскими отсылками к английской истории, светской хронике, современной политической повестке дня, событиям театра и кино. Уильям пытается расколдовать Экскалибур воплем "expelliarmus", портрет короля Артура обращается к Уильяму с мольбой привлечь к работе над картиной о нем Ридли Скотта вместо Гая Ричи, король Георг VI наконец-то говорит - причем весомые слова…  Австралия пытается покинуть Британское содружество наций - самое дорогое, оказывается, что у Британии есть, но неуспешно, даже несмотря на провал династического брака. А один из добрых родственников Уильяма тепло вспоминает встречу с Гитлером в Аргентине шестидесятых. Последняя "шутка" вызывает оторопь, но, возвращаясь к первому тезису о ценностях, невозможно попрать то, чего нет, там, где этого нет.

Сериал, определенно снятый с чувством (и странною любовью), получит в скором времени свое продолжение, и английская публика сможет снова получить несколько противоестественную для стороннего наблюдателя порцию наслаждения от глубокой бесчеловечности - создателей, главных героев и… островного менталитета, который правит морями, государствами, много веков делая рабами зазевавшихся чужих.

3.0

Добавьте RG.RU 
в избранные источники