Детства моего чистые глазенки

Рецензия 02.10.2016, 18:05 | Текст: Дмитрий Сосновский

На феномен якутского кинематографа обращают все больше внимания, причем уже не только в нашей стране. А на Уралкинофесте самобытному кино крупнейшего субъекта федерации была посвящена целая секция. Некоторые его образцы могли вызвать у нового зрителя непонимание, а то и недоумение. Однако единственный попавший в конкурсную программу фильм "Его дочь" получил всеобщее одобрение.

Всеобщее - буквально: триумфатор "Окна в Европу", взявший на Первом Уральском награду за лучший дебют и спецприз "РГ", судя по реакции зала, очень понравился и простому екатеринбургскому зрителю. И это - несмотря на то, что картина обладает специфическим ритмом, под который, на первый взгляд, не так легко подстроиться.

Ведь в автобиографической ленте режиссера Татьяны Эверстовой почти ничего не происходит. По крайней мере, на первый взгляд. Фильм состоит из разрозненных, казалось бы, малозначимых эпизодов жизни девочки, растущей в якутской глуши под присмотром бабушки и дедушки. Вот маленькую Таню основательно собирают в школу темным утром, когда за окном лютует злая сибирская зима. Вот она учится общаться со сверстниками и понимать взрослых. Вот она гуляет по окружающему ее магическому языческому миру под присмотром духа ее умершего отца. А мир этот потрясающе красив - якутская пастораль, снятая французским мастером Веслеем Мрозински, просто завораживает, и 96 минут неспешного повествования пролетают незаметно.

Вышеупомянутая малозначимость событий - кажущаяся, потому что именно эти эпизоды наполнили смыслом дальнейшее бытие героини и автора. И благодаря им она унесла во взрослую жизнь, полную непонятной суеты и шума, нечто очень важное и цельное. Что никакой суетой и никаким шумом уже не сломаешь.

Эверстова намеренно отказывается рассуждать на тему конфликта традиции и модерна. Последний здесь на экране возникает очень редко - например, в виде такой диковинной штуки, как телевизор, - и настолько малозначим для этой реальности, что и конфликтовать с ним невозможно. Вместо внешнего противостояния темой становится поиск внутренней гармонии - и поиск успешный.

Трогательная рефлексия автора о детстве, отнюдь не беззаботном, но очень светлом, мало кого оставляет равнодушным. И недаром это приглашение к созерцанию принимают многие: а вдруг разглядишь наконец что-то, чего тебе все это время так не хватало.

4.0

Читайте также