Не мореплаватель - но плотник, не академик - но герой

Рецензии
    27.10.2016, 15:20
Текст:   Юлия Авакова
Последняя картина Кена Лоуча, "Я, Дэниел Блэйк" (I, Daniel Blake), получившая "Золотую пальмовую ветвь" на Каннском кинофестивале в этом году, произвела эффект разорвавшейся бомбы во второй раз у себя на родине, когда состоялась его общенациональная премьера. Мастерски снятая социальная драма Лоуча, последовательного критика капитализма, что неудивительно, вызвала сильные эмоции и на премьерном показе в России, в рамках XVII фестиваля нового британского кино. Удивительно и откровенно страшно то, что в стране, некогда стоявшей в авангарде защиты прав трудящихся, некоторые аспекты происходящего на экране вызывают холодный пот в силу моментального узнавания пока что отдельных элементов того же самого нового дивного мира, исподтишка проникающего и в нашу действительность.
 Фото: twitter.com/THRGlobal  Фото: twitter.com/THRGlobal
Фото: twitter.com/THRGlobal

Плотник Дэниел Блэйк - типичный представитель многочисленного послевоенного поколения, чьими усилиями и непрестанным трудом было создано то самое государство благоденствия, которое определенное время вполне убедительно демонстрировало возможность существования государства с рыночной экономикой на началах равенства и справедливости. Эти люди работали всю свою жизнь, исправно платя налоги, со всей ответственностью относясь к своему жизненному выбору. Именно благодаря их неустанному и бесперебойному труду (а также, безусловно, поколению их родителей) другие получили возможность бунтовать, открыто выражать свое недовольство существующими устоями и жить в мирах грез шестидесятых.

"Я могу построить дом, но я никогда не работал на компьютере", - беспомощно, практически по-детски восклицает он. Дэниелы блэйки могут своими руками сделать шкаф, починить протечку, отремонтировать замок и вырезать из дерева затейливую поделку. Они знают, как функционирует мир физических предметов, честных в своей овеществленности. Они обладают уймой пресловутых "умений", "навыков" и "компетенций", которые ныне на бумаге управленцами всех мастей ценятся выше знаний и обладания целостной картиной мира. Но во вселенной двоичного кода для них не нашлось ни нуля, ни единицы. Они вычеркнуты из нее по умолчанию, изначально не став ее частью. А, следовательно, их не существует. Может, в силу того, что они одним своим существованием представляют опасность иллюзорным и трудно поддающимся оценке труда многочисленных менеджеров, может, в силу банального утилитаризма - не работаешь (по нашим правилам, отрицающим для тебя такую возможность), значит, лишний. Нахлебник.

Передача государственными органами функций по взаимодействию с населением частным компаниям, которым в качестве ориентира изначально задаются определенные числовые показатели (пресловутый аутсорсинг), перевод всех значимых действий в электронную форму, существование диких с точки зрения здравого смысла критериев оценки всего, что угодно, бесконечный бумагооборот и использование искусственного языка во взаимодействии - не с человеком, а с заявителем, жалобщиком, пользователем, потребителем. Это подозрительно напоминает нескончаемые мантры о эффективном менеджменте, изредка прерывающиеся монотонной музыкой автоответчика.

"Ваш звонок очень важен для вас, не вешайте трубку", "Ожидайте", "Перезвоните позже, к сожалению, в настоящее время все операторы заняты", "Подождите окончания звукового сигнала", "Мы свяжемся с вами при первой возможности", "Ваша квалификация не соответствует нашим возможностям" - этот язык способен описывать сам себя и больше ничего, на нем невозможно вести диалог, так как любые опции, кроме униженного повиновения, не предусмотрены. Человек, к которому на нем обращаются, чувствует себя униженым, он не понимает, что происходит, где, в чем и когда он допустил роковую ошибку. Среди тех, с кем он взаимодействует, еще есть люди старой закалки, способные понять и помочь - с риском создания "негативного прецедента" в работе компании и получения выговора. А молодежь - она вписывается в уже сложившуюся систему, выхолащивая себя до "оптимального уровня".

Другие скажут: какое нам дело до их неприятностей? У нас самих забот полон рот. И это все, в какой-то мере, так. Но во многих смыслах в западном обществе торжества индивидуализма все на самом деле гораздо страшнее. Когда каждый сызмальства - сам за себя, в случае проблем зачастую не остается ничего иного, как рассчитывать на случай и благородство незнакомых людей. Или сразу умереть. По умолчанию. Одномоментно окончив земной путь многих социальных ролей: заявителя, жалобщика, пользователя, потребителя. Но никогда - человека. У которого есть имя. Дэниел Блэйк.

5.0

Добавьте RG.RU 
в избранные источники