Новости

12.11.2016 14:26
Рубрика: Общество

Интимный стук

СКР предложил Минздраву поделиться информацией о несовершеннолетних
Одной из самых обсуждаемых новостей последних дней стало сообщение, что Следственный комитет России предложил Минздраву передавать информацию о не достигших 16-летнего возраста подростках, которые, по данным врачей, ведут половую жизнь.

В сообщениях ссылка была на руководителя управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений СК РФ Евгению Минаеву. Корреспондент "РГ" попросила генерал-майора юстиции Евгению Викторовну Минаеву рассказать детали этого соглашения.

Евгения Викторовна, на чем основано предложение Минздраву?

Евгения Минаева: 134 статья Уголовного кодекса РФ устанавливает уголовную ответственность за половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенные лицом, достигшим 18-летнего возраста, с лицом, не достигшим 16-летнего возраста. Законодатель преследовал конституционно значимую цель - обеспечения правовых гарантий защиты несовершеннолетних от сексуального совращения и сексуальных злоупотреблений со стороны взрослых. Ученые доказали - сексуальный опыт, в том числе связанный с ранним сексуальным злоупотреблением, вреден для психосоциального развития несовершеннолетнего, не достигшего определенного возраста и вследствие недостаточного физиологического и социального развития не обладающего половой свободой.

Ученые доказали, что сексуальный опыт вреден для психосоциального развития несовершеннолетнего

А если отношения с подростком, как уверяют сторонники ранних отношений, вполне добровольные?

Евгения Минаева: В Определении от 21.10.2008 № 568-О-О Конституционный Суд РФ указал, что, устанавливая уголовную ответственность за не имеющие насильственного характера половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, законодатель исходил из того, что потерпевшее лицо в силу психологической незрелости не осознает в полной мере характер совершаемых с ним действий и их физические, нравственные, психологические, социальные и иные последствия и, соответственно, выступает жертвой осознанных и волевых действий совершеннолетнего лица.

Почему Следственный комитет считает важным знать такую информацию о жизни подростков?

Евгения Минаева: В большинстве случаев данные преступления остаются латентными, поскольку не все знают о наличии такого уголовного запрета. Девочки скрывают такие факты в силу природной стеснительности или по научению родственников и знакомых, опасаясь огласки либо негативных последствий со стороны лица, совершающего такие преступления. В результате последние остаются безнаказанными. Понятно, что это ведет к продолжению противоправного поведения, наносящего вред здоровью подростка. А в последующем может привести к совершению ими насильственных преступлений на сексуальной почве.

Как, на Ваш взгляд такие "тайные" отношения потом скажутся на жизни подростков?

Евгения Минаева: Несовершеннолетние потерпевшие от таких преступлений приобретают виктимный характер поведения и в дальнейшем оказываются жертвами более тяжких преступлений, либо со временем сами становятся преступниками, совершая половые преступления. Поэтому для повышения эффективности работы по выявлению подобных преступлений Следственным комитетом РФ принимается комплекс мер, в том числе направлены предложения в Минздрав России.

Что за предложения были для медиков?

Евгения Минаева: Предложения Минздраву звучат так - обеспечить информирование сотрудниками лечебных учреждений органов внутренних дел о выявленных в ходе профессиональной деятельности признаках полового сношения и совершения иных действий сексуального характера с лицами в возрасте до 16 лет.

Что вы ответите на уже прозвучавшие обвинения в разглашении врачебной тайны?

Евгения Минаева: По нашему мнению передача таких сведений в правоохранительные органы обеспечивает защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего и не может считаться разглашением врачебной тайны, так как тайна предварительного следствия в не меньшей степени охраняется законом.

Как идут переговоры и с кем СКР уже общался?

Евгения Минаева: В ходе межведомственных встреч с участием представителей Следственного комитета РФ, ФГБУ "Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского", ФГБУ "Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. Академика В.И. Кулакова" и ФГБУ "Российский центр судебно-медицинской экспертизы" и Минздрава России принято решение о создании на базе последнего межведомственной рабочей группы для разработки предложений по внесению изменений в действующее законодательство.

Комментарий

Елена Уварова, главный специалист-гинеколог детского и юношеского возраста минздрава РФ:

Эту проблему мы с экспертами обсуждали в минздраве уже четыре раза. Пока мнение такое: информировать правоохранительные органы нужно только при подозрении на противоправные действия, в первую очередь изнасилование. В остальных случаях этого делать не стоит. Тут важны два момента. Есть данные об огромном количестве детских суицидов из-за неправильной оценки ситуации. Родители подают исковое заявление, выносят дело на суд. А в итоге оказывается, что это была огромная любовь.

Известно много случаев, когда совершеннолетнего мальчика осуждали по статье, отправляли в тюрьму. И пока он отбывал наказание, девочка рожала ребенка. Нельзя уродовать отношения людей такими жесткими мерами. Гораздо важнее - сохранить нормальную, пусть и очень молодую, семью. Часто нам удается убедить несовершеннолетнюю мать и отца сохранить ребенка, не ломать свою жизнь.

Чтобы уменьшить число подростков, рано начинающих половую жизнь, "силовикам" не нужно собирать информацию у врачей. Гораздо важнее вплотную работать с неблагополучными семьями. Ведь часто девочки начинают рано вести половую жизнь потому, что им не хватает тепла в семье. Однако, если ребенок говорит, что секс был не по его желанию, тогда нужно информировать правоохранительные органы.

Кирилл Константинов, исполняющий обязанности Главного врача ФГБУ Российской детской клинической больницы минздрава:

Есть закон о врачебной тайне, которую мы не имеем право разглашать. Да, в отдельных случаях по официальному запросу правоохранительных органов мы обязаны предоставлять им информацию. Но о том, чтобы в массовом порядке сообщать о ведущих половую жизнь подростках, не может быть и речи. Сама постановка такого вопроса вызывает у меня большие сомнения.

Евгений Вольтов, семейный психолог:

Передача следователям тайн и проблем половой жизни подростка однозначно негативно отразится на его психике. Ребенок может замкнуться, а может наоборот, выразить активный протест, увеличив число половых контактов. В любом случае раннее психологическое взросление - это травма. Да, в семьях у нас говорить с детьми о сексе не принято. Однако это важно делать, чтобы ребенок сам захотел рассказать о своих проблемах.

Подготовила Ксения Колесникова

Общество Семья и дети Правительство Минздрав Правительство Следственный комитет