Брайан Кокс: "Сияние" и "Демон внутри" - вещи сопоставимые

В фокусе 17.03.2017, 16:50 | Текст: Алексей Литовченко

На следующей неделе, 23 марта, до российского проката доберется "Демон внутри" (Autopsy of Jane Doe) - самый страшный хоррор прошлого года по версии Стивена Кинга. В нем представители династии работников морга, отец и сын, потрошат загадочную бледную девушку, найденную мертвой и полузакопанной в подвале дома, где произошло жуткое и необъяснимое смертоубийство. В процессе изучения внутренностей тела обнаруживаются разнообразные подозрительные вещи, а вокруг начинает твориться форменная чертовщина.

Снял картину норвежец Андре Овредал, до того отметившийся на родине псевдодокументальным монстр-муви "Охотники на троллей". Одну из главных ролей исполнил Командор Ордена Британской Империи, выдающийся артист шотландско-ирландских корней Брайан Кокс. Вы можете помнить его чуть ли не по каждому второму фильму, который вы смотрели в своей жизни. Первой ролью Кокса стал Лев Троцкий в "Николае и Александре" 1971 года, далее на его счету - первый экранный Ганнибал Лектор в "Охотнике на людей" Майкла Манна, "Храброе сердце", "Академия Рашмор", борниана, американский ремейк "Звонка", "Люди Икс 2", "Троя", "Матч-пойнт" Вуди Аллена, "Зодиак" Дэвида Финчера, "РЭД", "Война и мир" BBC (он там Кутузова изображал) и так далее, и так далее.

Мы же поговорили с этим замечательным актером о "Демоне внутри". И немного - о кризисе современного кинематографа.

Брайан, актеров такой величины, как вы, не так часто можно увидеть в фильме ужасов. К тому же у вас в послужном списке не так много хорроров.

Брайан Кокс: У меня нет никаких предубеждений против жанра хоррор. Но я и не являюсь его фанатом. Когда хоррор хорош, он может стать великим. Как "Психо" или "Сияние". Когда хоррор плох, он - адовый стыд. А этот - очень хорош, и я горд быть его частью. Очень необычная история. Она о людях, которые режут тела. А зачастую люди, которые занимаются тем, что режут тела, - атеисты. И когда вдруг они сталкиваются с тем, что обычной логике не поддается, это подвергает сомнению их атеистическую точку зрения. Вот что делает "Демон внутри". Он бросает вызов атеистическому восприятию реальности. Ну, и кроме того, это просто довольно интересная история. И страшная. Очень страшная.

И все же, почему вы решили сняться в "Демоне внутри"?

Брайан Кокс: Джек Николсон снялся в "Сиянии". Почему бы Брайану Коксу не сняться в "Демоне внутри"?

То есть, по-вашему, "Сияние" и "Демон внутри" - вещи сопоставимые?

Брайан Кокс: Думаю, да. Это очень качественная картина, тщательно проработанная и собранная, с прекрасным режиссером и фантастическим сценарием. А хороший сценарий - уже полдела. Она крайне выразительна по своей структуре, и эта выразительность меня в ней привлекает, благодаря ней я захотел принять участие в проекте. И, судя по всему, не зря. На фестивале в Торонто, где состоялся первый показ, в рамках программы Midnight Madness, публика выходила из зала напуганной - более высокой оценки для хоррора трудно представить. Критика приняла фильм тепло, я читал множество приятных отзывов.

Немного о структуре. Хороший хоррор, как известно, должен пугать не скримерами, а саспенсом. Как создается напряжение в "Демоне внутри"?

Брайан Кокс: По большей части саспенс здесь генерируется телом девушки по имени Джейн До - очевидно, источника зла. Зритель ждет от него угрозы, но оно весь фильм лежит неподвижно, молчит и ничего не делает. А странные, пугающие вещи начинают происходить вокруг. То радиоприемник вдруг взбесится, то дверь вдруг сама по себе откроется.

Мой герой очень аккуратный, дотошный, внимательный к деталям, привыкший опираться на опыт и на факты. Когда он разрезает тело и отделяет от плоти кожу, то видит на коже с внутренней стороны то, чего там быть никак не может. Тело, по мере его изучения героями и зрителем, порождает все больше и больше вопросов: кто эта девушка, что с ней случилось? И все это тоже создает саспенс. Изначально это история об отце и сыне. О вечном конфликте. Сын не желает всю жизнь заниматься препарированием трупов, но не может бросить отца, который в свою очередь никак не может смириться со смертью жены. И это тоже влияет на развитие сюжета. Все взаимосвязано.

Давайте поговорим о режиссере. Фильмография Андре Овредала несколько короче вашей…

Брайан Кокс: Чья угодно фильмография короче моей. Андре Овредал - возможно, один из самых многообещающих молодых режиссеров, с которыми мне приходилось работать, за много лет. Он не спешит, он уделяет много времени работе с актерами. Мне доводилось работать со многими режиссерами-дебютантами. С очень успешными дебютантами. Как Уэс Андерсон (над "Академией Рашмор", 1998 - "РГ-Кинократия" здесь и далее). Как Спайк Джонз (над "Адаптацией", 2002). Как Руперт Уайатт (над "Побегом из тюрьмы", 2008). Что, разумеется, благотворно повлияло на их карьеры и на мою тоже. Я считаю, Андре Овредал вполне достоин места в этой лиге. И данный фильм это убедительно доказывает. Думаю, у Андре есть все, чтобы достичь высот. Думаю, у него большое будущее, он далеко пойдет.

"Демон внутри" - безусловно, вещь нестандартная, оригинальная. Но это, пожалуй, исключение из общей тенденции - кризис идей, засилье ремейков, отток интересных историй на ТВ, в сериалы. Вы согласны с этим?

Брайан Кокс: Да, полностью согласен.

Как, по-вашему, можно переменить ситуацию, как сломать систему, из-за которой она сложилась?

Брайан Кокс: Большое кино должно пережить нечто вроде революции. Кто-то рано или поздно должен сказать, что так дальше нельзя, что это больше не работает. Телевидение побеждает. На телевидении научились рассказывают истории гораздо более продуманные, сложные, захватывающие, чем в кинотеатрах. Ситуацию можно было изменить лет 20-30 назад, когда хорошие сценарии еще писались в достаточных количествах. Нужно каким-то образом вернуться в то время.

Повсюду, куда бы ни приехал, я вижу одну и ту же удручающую картину: люди хотят смотреть хорошее кино, но все кинозалы заполнены одним и тем же ширпотребом, а достойные внимания, но малобюджетные, независимые фильмы увидеть очень сложно. А ведь это важно - смотреть картину в просторном темном помещении, на большом экране. Это совершенно не то же самое, что смотреть в монитор или телевизор, это особый ритуал. И его нужно заново открыть.

Когда я был маленький, я сам постоянно участвовал в этом ритуале, и это было потрясающе. В районе, где я жил, находилось два кинотеатра с постоянно меняющимися программами, и я смотрел по восемь фильмов в неделю. Комедии, трагедии, драмы, мюзиклы. Кино тогда было синонимом свободы. Кино было на пике. Теперь же из кино многое выжимается политикой, и оно становится все более скупым и менее оригинальным. И люди это понимают, чувствуют, хотят вернуться в прошлое состояние. Я верю, что когда-нибудь это даст свои плоды.

Читайте также