Новости

23.03.2017 13:15
Рубрика: Происшествия

"Били так, что ни одной целой косточки не осталось"

Новосибирец третий год добивается наказания виновных в гибели его сына
В редакцию "Российской газеты" обратился 77-летний Юрий Попов - житель поселка Железнодорожный Новосибирской области. Осенью 2014 года сын Юрия Попова стал жертвой жестокого убийства. И уже третий год пожилой человек обивает пороги всех инстанций, требуя, чтобы виновники трагедии понесли наказание.
 Фото: Татьяна Кравченко/РГ Юрий Попов: Следствие считало, что мой сын сам запрыгнул в багажник. Вы можете представить себе такую ситуацию? Фото: Татьяна Кравченко/РГ
Юрий Попов: Следствие считало, что мой сын сам запрыгнул в багажник. Вы можете представить себе такую ситуацию? Фото: Татьяна Кравченко/РГ

Машину нашли родители

35-летний Михаил, отец двоих детей и известный на всю округу мастер-каменщик, был забит насмерть бейсбольной битой. "Не осталось ни одной целой косточки", - говорит его отец. Тело Михаила Попова нашли 26 сентября 2014 года, в лесополосе недалеко от поселка. А спустя несколько дней родители погибшего наткнулись в той же лесополосе на брошенную машину, в багажнике которой, как им уже было известно, увезли Михаила перед тем, как убить. Правоохранительные органы вначале пытались убедить Поповых, что никакой машины не было вовсе, "некуда ее привязать" в уголовном деле, и это - только начало мытарств семьи.

Сейчас, спустя несколько лет, машину к делу все-таки "привязали". Установлено, что, кроме Михаила в багажнике, в салоне находились четверо молодых парней. Пока ехали в лес, даже шутили между собой: мол, что-то тихо лежит, не помер ли "пассажир"? Но наказание за убийство понес только один из них - Дмитрий Воронин, которого в 2015 году приговорили к 9,5 годам колонии. Якобы именно он вдруг и неожиданно для остальных, которые к тому моменту разбежались, решил убить Михаила. Остальные трое, по убеждению следствия, к преступлению совершенно непричастны.

Взял вину на себя?

Юрию Попову потребовалось почти два года, чтобы на скамье подсудимых оказался еще один из этой четверки - 22-летний Михаил Мишин. Отец погибшего упорно писал следователям и прокурорам, что к ответственности за преступление нужно привлекать всех четверых: пусть битой махал Воронин, но соучастники - все, кто был в машине. Из следственного отдела в городе Обь Попов получил четыре отказных постановления, и одинаковые формулировки отказов раз за разом оскорбляли отца. Чего стоит, хотя бы фраза: "Не нашел подтверждения факт, что Попова поместили в багажник против его воли, так как во время нахождения там он не принимал каких-либо действий, чтобы его оттуда выпустили".

- То есть следствие считало, что мой сын сам запрыгнул в багажник, - говорит Юрий Попов. - Сам себя туда поместил. Вы можете представить себе такую ситуацию? Ведь это полный абсурд.

Удивительно, но к июню 2016 года позиция следствия вдруг изменилась. Хотя никаких новых фактов за все эти месяцы обнаружено не было. Если не считать того, что Михаилу Попову провели психиатрическую экспертизу - посмертно. Очевидно, чтобы выяснить, не мог ли он и в самом деле прыгать в багажники машин по первому приглашению. "Зачем понадобилась экспертиза?" - поинтересовалась "РГ" в СУ СКР по Новосибирской области, направив туда официальный запрос. Ответ был таким: "Для установления всех обстоятельств дела, полного и всестороннего изучения личности потерпевшего". Отметим, что так полно личности погибших изучают нечасто. А отец считает такой финт следствия и вовсе издевательством.

Эксперты признали Михаила Попова, который был давным-давно похоронен, вменяемым человеком. Мог осознавать, что происходит. То есть не был склонен лезть в багажник и по доброй воле ехать в нем неизвестно куда. Хотя сомнений в его вменяемости при жизни не возникало ни у кого. В общем, заручившись таким мощным доказательством, в июне 2016-го следователи возбудили уголовное дело о похищении человека, обвинив в нем Михаила Мишина. Еще двое парней так и остались свидетелями.

Потерпевшие с выводами следствия не согласны. Они считают, что за похищение должны отвечать и эти "свидетели" (один из них сидел за рулем и вез Михаила в лесополосу), а не только Мишин, который заталкивал жертву в багажник. Они также требуют наказать их за оставление в опасности, за дачу ложных показаний…  А в конечном итоге, как считает Юрий Попов, Воронин просто взял на себя всю вину за убийство, чтобы облегчить и свою участь, и участь остальных. Что характерно, об этом же говорят и эксперты, опрошенные "РГ".

Дело вернули в прокуратуру

- Убийство нужно было раскрывать, по горячим следам устанавливая роли всех соучастников, - убеждена адвокат Галина Лукьянова. - А похищение человека - фактически неработающая статья УК, она крайне редко принимается судом в силу многих причин, в том числе потому, что содержание понятия "похищения" в законе не описано.

О том, что справедливости придется добиваться, скорее всего, через отмену приговора уже осужденному Дмитрию Воронину, сказал "РГ" и адвокат Павел Яровой. И это очень долгий и тернистый путь.

Так или иначе, дело о похищении было направлено в суд. И на днях суд Новосибирского района вернул его в прокуратуру, что случается нечасто и свидетельствует о грубых нарушениях в расследовании. Как указал суд, действия Мишина в обвинительном заключении описаны так нечетко, что дать им оценку невозможно. Следователь не выяснил, какое именно насилие применил Мишин, чтобы поместить жертву в багажник, какой имел при этом умысел и так далее.

Для семьи Поповых все это означает только одно - их мытарства продолжатся, не завершившись и спустя три года после трагедии. И это касается не только этой семьи. Когда уголовное дело о тяжком преступлении вязнет в волоките, когда позиция следствия непредсказуемо меняется, а виновные уходят от ответственности, это говорит об отсутствии четко работающей системы защиты пострадавших. И это может коснуться любого из нас.

Между тем

"РГ" уже писала о настоящем подвиге Галины и Александра Константиновых ("Мы почти не верили..." от 15.02.16), которые семнадцать лет добивались наказания для убийцы их сына. Сколько кабинетов они обошли и сколько оскорбительных высказываний выслушали - описать невозможно. Преступников никто не ловил и не искал, и Александр Константинов сам опрашивал свидетелей. Сам нашел орудие убийства  со следами крови. И, завернув в носовой платок, принес в кабинет следователя Сергея Сикорского. "Поставьте вон туда", - махнул рукой тот куда-то в угол. С тех пор эту палку никто не видел. Более того, все доказательства по делу о гибели Бориса Константинова куда-то сгинули "в период до 2011 года", как гласит справка из Следственного комитета. Преодолевая немыслимые препятствия, родители довели дело до суда за считанные месяцы до истечения 15-летнего срока давности. И после всего этого председатель суда задала им вопрос: "А где вы были пятнадцать лет?".

Дело в суде прекратили, и на восстановление справедливости ушло еще несколько лет. В итоге убийца, который все это время, не скрываясь, жил в Искитиме, все-таки получил срок. А за волокиту государство выплатило Константиновым миллион рублей. Две родительские трагедии - Константиновых и Поповых - очень разные, но есть и сходство: отвратительные по жестокости расправы без особого повода, и обе пострадавшие семьи уже на следующее утро после убийств знают все детали - так распространяется информация в маленьких городках и поселках. Ну и следствие, очевидно, работает одинаково "эффективно".

В регионах Происшествия Правосудие Следствие Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область