Чужие на празднике смерти

В фокусе 18.05.2017, 14:13 | Текст: Генри Достоевский

С сегодняшнего дня на полных крупнобюджетного космоса экранах вновь стали истекать жидкостью и прочими смазочными и топливными материалами люди, андроиды и Чужие - знакомая вселенная расширена новыми экспонатами.

В честь этой куртуазной вакханалии мы предлагаем ознакомиться с документальным фильмом "Чужой: Сага" (The Alien Saga, 2002, реж. Брент Заки) с закадровым голосом покойного Джона Хёрта, примечательной первой жертве оригинальной картины далекого ныне 1979 г. В нем найдется много вкусного не только для фанатов липкого страха, бравых морпехов и гротескно-юмористических страданий.

При просмотре документальной ленты вновь обращает на себя одна особенность, отмеченная многими критиками - все четыре части ставили молодые режиссеры с разным почерком и дарованием на самом раннем этапе своей карьеры. В схожих случаях это сильно отражалось на авторе - к примеру, кассовый провал "Дюны" Дэвида Линча на последнего так сильно повлиял, что он несколько лет восстанавливал душевные силы и после этого дал себе зарок не позволять другим работать с окончательным монтажом. Так сказать, окончательный монтаж - это я.

В случае же с франшизой про "Чужих" все завершилось чуть иначе - первые две постановки получили благосклонные отзывы и любовь фанатов, а вот третья и тем более четвертая части оказались растоптанной посудой в лавке под боками и пятами слона фанатских страстей и желчи критиков, упражнявшихся в остроумии над коммерческим трупом франшизы. Постмодернистских эстетов, разглядевших за бюджетные прорехами "Чужого-3" и "Чужой-4: Воскрешение" очень недурные находки и кровоспасительные для вселенной новые грани, принято не замечать. В этом странном мире по странным стечениям обстоятельств боевичок с дизайнерскими и ретрофутуристичными решениями от молодого канадца Джеймса Кэмерона ставится незаслуженно выше сырой уголовно-монашеской повести о настоящей женщине от Дэвида Финчера и стильного сюрреализма индустриально-биологической и чуточку гротескной скетч-притчи от Жан-Пьера Жене.

К каждой части регулярно выпускалось и выпускается немалое количество дополнительных материалов, альтернативных сценариев, раскадровок, рассказов сценаристов, режиссеров и т.д. Многострадальная третья часть, к примеру, потеряла своего режиссера Дэвида Финчера на финальном этапе монтажа, в результате чего последний теперь полностью и бесповоротно открещивается от столь недолюбливаемого детища, хотя уже по этой картине мы можем отметить, как деликатно и порой излишне детально сделаны отдельные сцены.

Или то, как Джеймс Кэмерон работал над каждым образом, завершив не воплощенную до конца идею Ридли Скотта про детеныша Чужих, вырывающегося из утробы своими ручками. Техническим моментам посвящены целые статьи и обзоры, на которые мы не будем прерываться: при желании их все найти не так уж и сложно.

Ключевой момент всей франшизы начался (очевидно же) с полки Сальвадора Дали. Художник как-то познакомил с книгой работ Гигера Алехандро Ходоровски, этого медитирующего стихами и одного из самых ключевых апгрейдеров сюрреализма режиссера, планировавшего в тот момент поставить неподъемный монумент под названием "Дюна". Увидев наработки швейцарца Гигера, не имевшего на тот момент к кино ни малейшего отношения, Ходоровски пришел к нему и сказал: "Ты нужен мне таким, какой ты есть - тебе точно надо делать кино!".

Впрочем, экранизация "Дюны" так в итоге и не сложилась (это отдельная история), но вот некоторые эскизы продолжают гулять по Сети. Осталась и крепкая дружба между O’Банноном и Гигером, которая и позволила стать Чужому тем самым ксеноморфом-биомеханоидом, которым он известен всему миру.

К слову, The Alien Saga позволяет в очередной раз убедиться, что режиссеры уводили вселенную ксеноморфов куда угодно, но точно не на дорогу борьбы с богами-Инженерами, которую предложил Ридли Скотт в своем "Прометее". Разумеется, новая история "Чужой: Завет" будет продолжать все так же причудливо изгибаться кровавыми лилиями тел персонажей на фоне потрясающего космоса и удивлять бесконечными глубинами черных дыр нелепости логики действия в отдельных моментах.

С другой стороны, даже Чужие - это лишь насекомовидные домашние котики для Инженеров со стекающей слизью лубриканта из нежной пасти, и не стоит за них беспокоиться. Они всегда падают с любой высоты на четыре лапки, переливаясь кислотной кровушкой.

В брошюре к "Вальгалла: Сага о викинге" Николаса Виндинга Рёфна описывается эпизод из детства, когда ему, пятилетнему, мать читала книжку об отце и сыне, которые отправились на Луну и обнаружили там человеческую могилу. И этот отрывок - лучшая квинтэссенция эротической метафоры сна, улыбки и кошмара, связывающей воедино всю франшизу "Чужих".

Читайте также