Матильда в Стране чудес

Рецензии
    08.06.2017, 17:10
Представьте, что вы - дочка богача, убитого могущественными злыднями, скрывающаяся от них с мутным мужиком-попутчиком. Злыдни настолько могущественны и настолько одержимы желанием грохнуть и вас, что гоняется за вами "половина всей полиции Европы" (не спрашивайте, какая именно половина - вам никто не ответит). И вот на какой-то железнодорожной станции к вам подходит правоохранитель и требует документы. Что нужно сделать в этой, казалось бы, безвыходной ситуации? Правильный ответ: сказать, что вы их забыли в гостинице, а мутного мужика назвать "папой". И подконтрольный злодеям тупица в погонах от вас моментально отстанет.
 Фото: youtube.com/ The Best — Кино Трейлеры  Фото: youtube.com/ The Best — Кино Трейлеры
Фото: youtube.com/ The Best — Кино Трейлеры

По крайней мере, это сработало в вышедшем сегодня на экраны российских кинотеатров фильме The Hunter's Prayer, получившем в нашем прокате забавное название "Время псов". Впрочем, в этой странненькой вселенной постоянно происходят чудеса. Например, проникнуть с пистолетом в небоскреб, где заседает влиятельнейший воротила, и спокойно подняться к нему на лифте тут вообще не проблема. Заходи и поднимайся. Стоит ли, право, заморачиваться, если даже пересечение нескольких государственных границ двумя находящимися в повсеместном розыске лицами легко организовывается посредством проезда одного из них в багажнике?

Из таких вот несуразностей и состоит то, что во "Времени псов" называется сценарием. И ладно бы бредовый сюжет был единственным недостатком новой картины Джонатана Мостоу, снявшего когда-то "Терминатора 3". Нет, никакущей историей, для которой характеристика "вторичная" была бы огромным комплиментом, все беды этой халтурной пародии на бессоновского "Леона" далеко не исчерпываются.

Возможно, вы обратили внимание на постоянные плоские условности, с которыми приходится иметь дело при описании того, что происходит в фильме. И это не для простоты изложения: примитивная, словно придуманная пьяным младшеклассником-двоечником сказка про душегуба, повелевающего всеми стихиями, и маленькую девочку, которую спас сентиментальный киллер, из них состоит. Даже жалкая отечественная поделка "Чистое искусство" выглядит более убедительно.

Нерадивого ассасина-слюнтяя без особого усердия (хотя тут его можно понять) сыграл Сэм Уортингтон, не слишком заметный со времен "Аватара". Персонаж нелеп до умиления. Ветеран войны, "брутальная и высокопрофессиональная машина смерти, как его называют даже враги", в мгновение ока превратившаяся в заботливую мамочку, каждые пару минут вкалывает себе какую-то дрянь, на которую его подсадил зловредный босс. Видимо, чтобы так его контролировать проще было, и спорадическое превращение важного подчиненного в валяющийся на полу в луже собственных выделений овощ этого коварного дьявола не смущало.

Надо полагать, именно пагубным влиянием наркотиков объясняются импульсивность и эмоциональная неуравновешенность "хладнокровного убийцы". Они-то и толкают его на заваривание всей этой постной каши: вместо того, чтобы убить юную дщерь ренегата, впавшего в немилость начальства, он спасает волоокую Лолиту от своих коллег и пускается в бега. А потом, внезапно ударившись в воспоминания о боевых операциях (это, мол, хуже, чем лежать в багажнике), давится слезами, рассказывая, как убил ни в чем не повинную собачку (о, проклятая война!). И без того ущербная мотивация почти каждого поступка усугубляется клинически идиотскими репликами. Одни монологи Вероники Эчеги из "Фортитьюда" в роли подлой коллеги протагониста способны вогнать зрителя в тяжелую и продолжительную истерику.

Компенсировать содержательное убожество своего детища авторы картины попытались при помощи многочисленных, но дурно снятых сцен перестрелок и погонь, а также широкой географии: повествование то и дело скачет галопом по Европам, заваливая зрителя хвастливыми титрами типа "Лидс, Англия". Смысла в этом, правда, не больше, чем в долгих рекламных панорамах разных городов из фильмов с Александром Невским.

1.0