И милость к падшим призывал

Рецензии
    26.06.2017, 11:34
Текст:   Юлия Авакова

Югославский, а также хорватский актер сербского происхождения Раде Шербеджия, еще один человек-оркестр, выросший на Балканах в мирные и очень плодотворные для региона послевоенные годы, на восьмом десятке своей жизни впервые попробовал себя в качестве режиссера, сняв вместе с сыном Данило фильм "Освобождение Скопье" (Ослободување на Скопје / Oslobođenje Skopja).

 Фото: youtube.com/ Robert Naskov  Фото: youtube.com/ Robert Naskov
Фото: youtube.com/ Robert Naskov

Эта тема, не очень популярная в своем традиционном изложении на территории стран бывшей Югославии, тем не менее была достаточно интересно, хотя и очень осторожно раскрыта им в картине, которую, как кажется, в любом случае смог бы заставить сиять балканский шарм и несколько безумные жанровые сценки - их с легкостью можно себе представить и в реальной жизни. А сценарий по пьесе Душана Йовановича с открытым финалом искусно задает зрителям вопросы, на которые каждый может ответить лишь исходя из своего разумения и убеждений.

В ипостаси режиссера Раде Шербеджия выступил как истинный примиритель, воплощая - пусть только на экране - свои чаяния, все то, что столь горько и терпко им изложено в автобиографической книге "До последнего вздоха" (Do poslednjeg daha), которая, хочется верить, следом за похожим по духу трудом еще одного истинного югослава - Эмира Кустурицы, выйдет и на русском языке. Шербеджия, "краишник", один из уроженцев части хорватской территории, еще недавно населенной сербами, ушедшей в небытие с войнами девяностых, покинул страну во времена лихолетья, не в силах поверить, что все то, среди чего он вырос, изменилось до неузнаваемости и распалось на части. А они более не могли существовать в единстве: признаваясь в любви к чему-то одному, человек по умолчанию считался врагом всего остального. Одни выбирали сторону, вызывая ненависть другого лагеря, но зачастую постепенно все равно выталкивались вовне своими новоприобретенными единочаятелями во всей их пестроте. Другие уезжали, не оглядываясь, пытаясь сохранить себя физически и духовно, донеся до чужбины свой жизненный багаж в хоть сколько-то сохранном виде.

И этот актер, вместе со страной сменив множество кинематографических образов, начиная от хрестоматийных "плохих русских" на Западе (тот самый "Борис Бритва", злой российский полковник в "Пяти днях в августе" и так далее), кончая особами голубых кровей в британском "Аббатстве Даунтон", вернулся в македонско-хорватско-финскую копродукцию, где сам снялся в одной из главных ролей. Он мастерски воплотил Джеорджие, человека уже немолодого, но крепкого духом и телом до тех пор, пока болгарские коллаборационистские власти не заподозрили его в связях с партизанами и не оставили его на ночь в полицейских застенках. Партизаны, изображенные в фильме, судя по именам, - представители всех народов, вошедших после войны в единое государство, что является хорошо известным фактом, увы, незаслуженно забываемым в наши дни.

Само повествование ведется от имени маленького мальчика Зорана, который с ужасом узнает, насколько беспощадна война - она сталкивает лбами вчерашних соседей, одних превращает в бессловесных жертв, других - в безвольных пешек, третьих - в отчаянных героев. Особенно страшно становится, когда все эти составляющие переплетаются между собой: любимая соседка, рыжеволосая девочка Рената отправляется в концлагерь, собственная мать, чтобы добыть средства к существованию, поступает в горничные к немцу, а отец сражается в партизанском отряде, и за жену, и за сына, и за соседей, и за страну.

Многие тысячи Зоранов помнили ужасы войны, и ни за что не хотели ее повторения, но уберечь своих сынов от нее уже не смогли. А Раде Шербеджия, дитя любви и победы, словно смотрит им вослед, вглядываясь в призрачный горизонт и пытаясь вернуть почти что сказочное прошлое своего детства и юности.

Трейлер фильма можно посмотреть здесь.

4.0

Добавьте RG.RU 
в избранные источники