Новости

01.08.2017 19:29
Рубрика: Культура

"Иешуа выбрал вас"

Выступление Германа Грефа перед студентами Балтийского федерального университета им. И. Канта, которое вызвало столько возбужденных негативных откликов в СМИ и социальных сетях, на самом деле в доступной форме обозначило проблему, достаточно давно существующую в мировом интеллектуальном и бюрократическом пространстве. Настолько известную, что она нашла отражение в популярной (избежим слова "массовой") художественной литературе.

Можно, конечно, начать с Данте Алигьери, который был создателем слова "трансгуманизм" в "Божественной комедии" (1312 г.), но лучше обратиться к совсем недавним примерам. В 2017 году на русском языке вышел роман Себастьяна Фитцека "Тот, кто виновен". В немецком оригинале, опубликованном в 2015 году, этот психотриллер назывался "Профиль Иешуа", но для русского читателя такое название отсылало бы скорее к "Мастеру и Маргарите" М. А. Булгакова, чем к крутому детективному чтению, поэтому примиримся с маркетинговым ходом российских издателей. Тем более что "Иешуа" в случае Фитцека вовсе не герой библейской эпохи, а компьютерная программа, способная не только создавать цифровых "аватаров" каждого представителя почти семи с половиной миллиардного человечества, но и прогнозировать его будущее поведение на основе этого виртуального двойника.

Талантливый хакер может войти в ваш индивидуальный цифровой мир и сотворить из вас ангела или дьявола

Не слишком удачливый, но законопослушный автор детективных романов Макс Роде оказывается жертвой глобальной компьютерной программы "Иешуа", разработанной неким профессором антропологии Теодором Брауншвайгом. По заключению "Иешуа" Макс Роде явный педофил с садистическими наклонностями, который должен совершить насилие над своей приемной дочерью, а затем и убить ее. Фабула романа - это серия провокаций, которые должны вынудить героя не просто нарушить закон, но подтвердить характеристику, выданную ему компьютерной программой. Она не столь проста, как модели, применяемые в нынешних продвинутых российских кадровых агентствах, но построена по тому же принципу. Я не буду пересказывать один из самых успешных романов С. Фитцека, замечу только, что любого цифрового двойника можно создавать с разными намерениями. Не говоря уже о том, что талантливый хакер может войти в ваш индивидуальный цифровой мир и с помощью им придуманных "лайков" сотворить из вас ангела или дьявола. Разумеется, Big Data, как и фитцековская программа "Иешуа", хранит такое количество электронных свидетельств нашего поведения, которое на порядки выше тех 300 "лайков", которые упоминал Г. Греф, говоря том, что они позволяют получить знание о любой индивидуальности на уровне ее родителей. Но насколько эти свидетельства объективны и правдивы? И насколько мы уверены в том, что ими нельзя манипулировать в тех или иных целях?

Именно поэтому многие люди не пользуются социальными сетями и тщательно подбирают слова и выражения не только в разговорах по телефону, но и в электронной переписке. В современном мире не надо быть Джулианом Ассанжем, чтобы залезть в любую электронную почту, в которой можно читать уже написанное, а можно заниматься самостоятельным творчеством, выставляя владельца ее адреса в любых обличьях, привлекая к нему внимание правоохранительных органов. Похоже, это несложно сделать, к примеру, повторяя запрещенные словосочетания или призывы к насилию. Повторю, речь идет не о публичных высказываниях в социальных сетях, а о частной переписке, тайна которой по прежнему - хотя бы формально - является предметом правовой гордости цивилизованных стран. ( В силу своей компьютерной безграмотности никак не могу понять, куда же исчезают удаленные из "корзин" письма, и уж точно не могу догадаться, кто их хранит и изучает.)

За возможность продления жизни нам придется расплачиваться утратой самоидентичности

Уже сегодня существует технологическая реальность, о которой говорил Г. Греф, которая позволяет не только подбирать кадры для тех или иных корпораций, но и находить среди школьников будущих профессионалов, обладающих определенными склонностями. Современные программы заменяют не только специалистов нижнего и даже среднего звена в тех или иных направлениях человеческой деятельности, но и ставят клеймо неудачников на юношах и девушках, полноценно еще не сформировавшихся, не определивших свою идентичность. "Цифровой приговор" вытесняет этих людей на обочину бытия, не давая им шанса на социальную реабилитацию.

Мы можем долго рассуждать о божественной сути человеческой личности, о божьем замысле человеческого творения, - но насколько небеса ответственны за нашу цифровую копию? И что в конечном счете окажется важнее для наших современников и потомков, не говоря уже о работодателях? Хотим мы того или не хотим, но речь, похоже, идет не о смене информационной эпохи - цифровой, а о процессе перехода от логоцентрической цивилизации, в основе которой слово, к цивилизации, в основе которой - цифра. Насколько радикально она изменит биологическую природу человечества?  Способна ли она к этому? И расширятся ли наши возможности?

Идеи трансгуманизма, которые связаны с попыткой решить проблемы человеческого бессмертия, существуют не одно столетие. Но, пожалуй, никогда прежде мы не подходили к тому рубежу, когда за возможность продления жизни нам придется расплачиваться утратой само­идентичности.

Ведь создание постчеловека - с помощью новейших методов генной инженерии, использованием нейропротезов и прямых сопряжений компьютер-мозг, - что, по мнению ряда теоретиков, может произойти уже в 2050 году, - окажет разрушительное воздействие не только на этическую, но и на социальную жизнь человечества. И надо быть готовым к тому, что мы окажемся героями сценария, который может разворачиваться как глобальная трагедия, но уж точно не будет походить на фарс.

Культура Культурный обмен Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники