Новости

20.08.2017 22:45
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Отпустите их!

Скандал, возникший в связи с проведением в Казани литературно-музыкального фестиваля "Аксенов-фест", заставляет нас задуматься в целом о проблеме "писатель и наследники".

На первый взгляд, ситуация прозрачная. "Аксенов-фест" основан в 2007 году. На первом фестивале был сам Василий Павлович Аксенов, который таким образом подарил фестивалю свое имя. На втором фестивале в 2008 году Аксенов не присутствовал из-за перенесенного инсульта. В 2009 году писателя не стало, фестиваль приобрел "памятный" характер, и таким образом девять лет проходил без его участия, но с его именем. Культурное событие - важное и для Казани, где Василий Павлович родился 85 лет назад, 20 августа 1932 года, и для писателей и музыкантов из России, и для русско-татарских культурных связей, и для культуры в целом.

Общество устроено так, что произведения являются имуществом, из которого иногда извлекается прибыль

Казалось бы, о чем говорить? Радоваться и радоваться. А если в проведении фестиваля есть какие-то недочеты, то исправлять их, но только под давлением заинтересованной в этом мероприятии общественной и культурной аудитории.

Так это понимаю я, и так это, мне кажется, должен понимать любой здравомыслящий человек. Но на 11-м году в ситуацию с фестивалем вмешались наследники Аксенова, и будущее существование праздника вдруг оказалось под угрозой. Со стороны наследников речь идет о том, что устроители фестиваля не имеют права без их ведома использовать "имя и образ" Аксенова, публично исполнять его произведения (даже без коммерческой выгоды) и издавать его книги на татарском языке без значка В. Аксенов, Наследники. В связи с этим наследники обещают подать в суд.

Что касается значка, это вообще не обсуждается. Закон есть закон. Исключительные права на издание произведений автора после его смерти принадлежат наследникам. Что делать? Общество устроено так, что литературные произведения являются имуществом, да еще и таким, из которого иногда извлекается немалая прибыль. Права на это имущество после смерти писателя получают наследники на пятьдесят лет. И хотя мы знаем, что порой связи эти в родственном плане бывают призрачными, а в моральном - двусмысленными, ибо не мной сказано "враги человеку домашние его", повторяю: закон есть закон, и его нужно исполнять.

Все мы помним скандал с многолетним невыходом на экран фильма Юрия Кары "Мастер и Маргарита" из-за того, что создатели фильма не могли или отказывались договориться с С. С. Шиловским, внуком последней жены М.А. Булгакова Елены Сергеевны, но не его внуком. Ситуация была неприятной, но закон был на стороне правообладателя, а им является Шиловский.

Бывают и другие ситуации. По завещанию Владимира Набокова, его последний незавершенный роман "Лаура" должен был быть уничтожен. Тем не менее наследник писателя, сын Дмитрий Набоков, этот роман издал. И я считаю, что очень правильно сделал. Потому что если бы он этого не сделал, наверняка появились бы поддельные "Лауры", и ситуация бы только запуталась.

Но что касается прав наследников на "имя и образ"... С одной стороны, по закону у наследников как раз нет прав на имя писателя. С другой стороны, тот же закон не только дает им право, но обязывает это имя охранять. И толковать это можно как угодно. Понятно, что если произведение писателя издается без его имени или с чужим именем, то это прямое нарушение закона. Но все вопросы, которые связаны с "образом" или "репутацией" писателя и т. п. - это настолько тонкие вещи, которые никаким законом не определишь.

Можно ли, например, выпускать на экран фильм о писателе, если его родственникам категорически не нравится его образ, показанный в нем? Ну, не нравится и все! Не таким они видели его при жизни, не таким они хотят видеть его после смерти. Можно ли написать книгу о нем, которая не нравится наследникам? А ведь в этой книге есть его имя и образ. Можно ли ставить спектакль по произведению писателя, если его наследникам не нравится трактовка и они считают, что она наносит ущерб репутации их родственника? Особенно если у них есть свое видение данного произведения, и оно, с их точки зрения, единственно правильное, потому что... сами понимаете, почему.

Нельзя наследие писателей превращать исключительно в семейное дело, не говоря уже о семейном бизнесе

Не хочу приводить конкретные примеры, потому что они почти всегда крайне щепетильны и болезненны, как все, что касается родственных связей. Но сколько мы знаем таких случаев, когда родственники того или иного писателя, сами не обладающие творческими способностями (что нисколько не умаляет их достоинства и человеческих качеств), мешают другим творческим людям, коллективам или организациям вступать в творческий диалог с наследием писателя и трактовать его, конечно, по своему творческому разумению. То биографии писателей выходят без фотографий. Или с фотографиями, но без упоминаний обстоятельств их личной жизни. То фильмы не выходят на экраны, то спектакли, уже готовые, запрещаются. А то и вовсе не переиздаются сочинения классика, потому что наследники его живут по всему свету. Найди их всех и договорись с ними, когда они сами между собой не могут договориться. А еще есть проблема соавторства, когда один автор умер, а второй еще жив, и об издании своего же произведения вынужден договариваться с наследниками своего соавтора.

Вот и ситуация с фестивалем памяти Василия Аксенова повисла под вопросом.

Не знаю, как законодательно решить эту проблему. Но иногда хочется сказать наследникам, причем буквально всем: "Господи, да отпустите вы их!" Не ваши они уже, не ваши! Тем более что в 90 из 100 случаев они сами вас об этом не просили. Нельзя наследие крупных писателей превращать исключительно в семейное дело, не говоря уже о семейном бизнесе...

Культура Литература Филиалы РГ Волга-Кама ПФО Татарстан Казань Литература с Павлом Басинским
Добавьте RG.RU 
в избранные источники