Новости

31.08.2017 15:45
Рубрика: Культура
Проект: Гид-парк

Звезда на "Краю света"

Петр Федоров о Сахалинском кинофестивале, перезагрузке "Дуэлянтом" и сравнениях с Данилой Козловским
В Южно-Сахалинске проходит международный кинофестиваль "Край света". В этом году жюри фестиваля возглавила документалист Марина Разбежкина. Компанию ей составили директор киностудии в Мумбаи Ананд Ганди, японский режиссер Кодзи Ямамура, а также два российских артиста - Алиса Хазанова и Петр Федоров. Причем для Федорова, который в этом году отпраздновал 35-летие, приглашение в жюри стало первым в жизни.

Выбрав время между конкурсными показами, Петр Федоров побеседовал с корреспондентом "Российской газеты".

Как впечатления от дебютного пребывания в жюри международного кинофестиваля?

Петр Федоров: Это очень круто. Есть такая штука, как магия жюри - кода люди собраны правильно, когда проведен правильный кастинг, мы неожиданно раскрываемся в компании друг друга. Я здесь младший - не по возрасту, а по статусу. И для меня это большая честь, потому что команда собралась серьезная. Порой я даже не ожидаю, к чему все наши обсуждения могут привести. Я, в принципе, нежный и благодарный зритель, на ерунде могу прослезиться. И обычно берегу эмоциональный багаж, который получаю от просмотра фильма. После иной картины вообще не хочется ничего говорить в течение нескольких часов. Здесь же приходится этот момент стреноживать, выхолаживать нос. И когда мы шаг за шагом разбираем конкурсные картины, этот разбор часто вступает в контрапункт с моими эмоциями. Оказывается, если подключать голову, то и свойства эмоционального багажа меняются - мне это интересно и как актеру в том числе.

А вне фестивалей вы пристально следите за кинопроцессом?

Петр Федоров: Как правило, слежу с опозданием. Из того, что успел в этом году посмотреть в кинотеатрах - "Дюнкерк" Кристофера Нолана. Что касается российского кино, то тут я сапожник без сапог. На Сахалине, у меня вдруг появилась возможность по долгу службы посмотреть какие-то другие знаковые российские фильмы (в конкурсной программе "Края света" в этом году - "Аритмия" Бориса Хлебникова, "Заложникии" Резо Гининеишвили и "Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов" Александра Ханта - прим. авт.). Меня это радует.

Как члену жюри вам, актеру, выпала не самая частая возможность анализировать разные методы работы режиссеров. В связи с этим интересно, насколько отличающиеся режиссерские подходы важны лично для вас. Важно ли для вас, например, знать наперед, что режиссер Икс холоден и отстранен в работе с актерами, а другой предпочитает минимальную дистанцию?

Петр Федоров: Для меня важно о чем-то не иметь ни малейшего представления. В этом, наверное, и заключается волшебство пути, который мы проходим на съемках. Это то самое доверие, которому актеров учат в институтах. Кино - это прыжок режиссера и актера в тандеме, когда ты сам никогда не знаешь, раскроется ли парашют. Конечно, все мы вынуждены принимать участие в ремесленных историях - например, на телевидении. В этих историях далеко не каждый раз тебе попадается большой режиссер. Тогда у тебя вырабатывается привычка саморежиссуры. И это очень плохая, губительная привычка, которая, как метастазы, разъедает привычку доверять. Поэтому я еще больше благодарен за последние встречи с настоящими режиссерами, которые случились у меня в жизни, - прежде всего Алексею Юрьевичу Мизгиреву, который вернул мне доверие и интерес.

То есть к роли в "Дуэлянте" вы подошли, испытывая профессиональное разочарование?

Петр Федоров: Нет. Но мы все меняемся, и у каждого из нас есть возраст, когда ты уже не тот, что был раньше. Самостоятельно тебе в этот момент очень сложно раскрыться. Это, грубо говоря, момент перезагрузки - когда ты должен сам для себя стать новым. И работа с Алексеем Мизгиревым на "Дуэлянте" стала для меня базой для перерождения. Я сейчас говорю прежде всего о внутренних процессах и актерском инструментарии.

В прошлом году помимо "Дуэлянта" в прокат вышел еще и "Ледокол" с вами в главной роли. Получается, вы сыграли главные роли в двух самых амбициозных российских фильмах 2016-го. После это вы почувствовали, что вот теперь вы - настоящая российская суперзвезда?

Петр Федоров: У меня так получается, что я замыкаюсь на внутренних процессах, а не на внешних. И все, что происходит за бортом моего корабля, на меня не оказывает никакого влияния. Вы оперируете категориями "звезда" и "слава", а я стараюсь ремесленно подходить к этим вопросам.

Мне кажется, сложно исключительно ремесленно относится к этим вопросам, когда ты выходишь на улицу, а там тебя узнает каждая собака.

Петр Федоров: Ну меня узнают, да... Хотя не так часто, как вам кажется, потому что узнают только тех, кто хочет, чтобы их узнали. Я вас уверяю, что можно ездить в метро и быть абсолютно неопознанным.

Как вы относитесь к тому, что вас периодически сравнивают с Данилой Козловским?

Петр Федоров: Очень спокойно отношусь. Я знаком с Данилой, мы с ним несколько раз пересекались на пробах, но никогда не получалось сняться вместе.

Очевидно, из-за того, что вы на одни и те же роли претендуете?

Петр Федоров: Знаете, у нас на одни и те же роли все в стране претендуют. И то, что сравнивают меня с Козловским, - это вопрос не ко мне или к Даниле, а к тому, как у нас все устроено. К сожалению, у нас абсолютно во всех сферах уничтожена конкуренция. У нас ведь всех по одному. Из-за этого очень многие люди, встречающиеся на моем пути, не свою работу делают. И я сейчас не только об артистах говорю. Но раз уж речь об актерской обойме, то очень круто, конечно, в нее попасть. Но на уровне индустрии нам сложно развиваться, потому что конкурировать не с кем. Если в лесу растет пять грибов, лукошко ты не соберешь.

Но сейчас как раз активно заявляет о себе и более молодое поколение актеров. Многие из этих актеров уже вполне себе звезды - например, Александр Петров или Риналь Мухаметов...

Петр Федоров: И слава богу! Потому что у нас была такая прореха - между поколением Вдовиченкова и нашим поколением особенно никого не было. И это не только по кино, но и по выпускам актерских институтов видно было. После окончания Щукинского училища я решил продолжить свое развитие, поступил в магистратуру и изучал вопросы театральной режиссуры. И я помню, как тогда режиссеры страдали, что мальчиков не было. Хорошо, что хотя бы сейчас появились.

Итоги

Распределение наград на "Крае света" произошло по-домашнему: два самых весомых приза жюри отписало российским картинам. "Аритмию" Бориса Хлебникова признали лучшим фильмом фестиваля, а "Заложники" Резо Гигинеишвили получили приз за лучшую режиссуру. Таким образом, вольно или невольно повторился результат "Кинотавра" - в июне в Сочи те же картины получили абсолютно аналогичные награды.

Актерам у нас сложно развиваться, потому что конкурировать не с кем

Впрочем, по-иному раздать награды жюри во главе с Мариной Разбежкиной вряд ли могло. И дело не только в том, что "Аритмия" - действительно отличное кино. Помимо этого факта, не нужно забывать, что Разбежкину и Хлебникова связывают давние дружеские отношения, а ученица Разбежкиной Наталья Мещанинова - автор сценария "Аритмии". С решением жюри оказались солидарны и сахалинские зрители - картина Хлебникова получила приз зрительских симпатий. И, наконец, последней наградой "Аритмии" стал приз за лучшую мужскую роль - актер Александр Яценко продолжает собирать внушительную коллекцию наград за роль врача "скорой помощи". Теперь к призам "Кинотавра" и Карловых Вар добавилась статуэтка из Южно-Сахалинска. Приз за лучшую женскую роль получила чешская актриса Зузана Кронерова, сыгравшая в не слишком убедительном фильме "Женщина со льдом" пенсионерку, увлекшуюся моржеванием и, как водится, изменившую на этой почве свою жизнь.

Специальный приз жюри с формулировкой "за лучшую комедию о жизни в искусстве" получила аргентинская картина "Почетный гражданин" - этот сатирический трагифарс из конкурса прошлогоднего Венецианского кинофестиваля о писателе, с помпой возвращающемся из Европы в родное захолустье, выходил в наш ограниченный прокат весной этого года.