Новости

12.09.2017 21:35
Рубрика: В мире

Одесса под колпаком страха

Корреспонденты "Российской газеты" выяснили, что стало со столицей юмора после трагедии в Доме профсоюзов
Ах, Одесса... Внешне город тот же. Нарядный, ухоженный, светлый. Море. Солнце. Все вроде бы располагает к неге и праздности. Идут фестиваль робототехники и биеннале современного искусства "Зона турбулентности". А в музее Утесова в Треугольном переулке открылась новая экспозиция. От залитой солнцем Аркадии до Преображенки катается "Трамвай счастья". А счастливы ли сегодня одесситы?
На Куликовом поле не засыхают цветы и не затухает пламя свечей. Кто-то из родственников погибших в огне Дома профсоюзов всегда здесь. А дом зловещим надгробием возвышается над площадью - пустой, молчаливый, закрытый. Фото: Алексей Ким На Куликовом поле не засыхают цветы и не затухает пламя свечей. Кто-то из родственников погибших в огне Дома профсоюзов всегда здесь. А дом зловещим надгробием возвышается над площадью - пустой, молчаливый, закрытый. Фото: Алексей Ким
На Куликовом поле не засыхают цветы и не затухает пламя свечей. Кто-то из родственников погибших в огне Дома профсоюзов всегда здесь. А дом зловещим надгробием возвышается над площадью - пустой, молчаливый, закрытый. Фото: Алексей Ким

Маршал Жуков как зеркало одесской революции

Как дела? Местные по привычке с юморком отвечают "не дождетесь". Чуть дальше - человек грустнеет, задумывается и, что для жителя этого города странно, не откровенничает. Одесситы народ говорливый, но не болтливый. За шутками-прибаутками и забавными речевыми оборотами прячутся выжидание и каверзные вопросы к самому собеседнику. Впрочем, таких коренных одесситов отловить нелегко. Они, как говорится, далеко не высовываются. А если погулять по дебрям знаменитых одесских двориков, то при виде незнакомца даже самый оживленный здесь стихает.

Одни отдыхают и живут днем настоящим, а кто-то исправно собирается на акции и поганит ночью в самых разных местах. Вот бюст маршала Жукова разбили. Не бывать-де в Одессе советскому военачальнику на коне! Националисты куражились над бюстом маршала и побили журналиста, а полиция стойко не двигалась. Ее хорошо видно на видеозаписи, сделанной одним из участников акции. Проспект Маршала Жукова переименовали в улицу Небесной сотни еще раньше, в бытность Михаила Саакашвили, оставившего свой след в городе кампанией по переименованию всего и вся. Одесситы смеялись и плакали. А потом взяли и новые таблички закрасили, и прямо на стенах вновь выжгли имя Жукова. Правда, ночью, по-партизански. Одесситы хотят жить на проспекте Маршала Жукова. "Если безопасности вашего государства угрожают названия улиц и городов, памятники, люди, которые там живут, и русский язык - вероятно, вы строите государство на чужой территории", - высказалась на этот счет одесситка Татьяна Годарева.

Даже самые индифферентные молодые люди, на все про все отвечающие: "Та да", говорят: "Это уже второй раз названия меняют. Все равно это история, и те, кто помнит, не забудет. А через время придет другая власть и все станет на свое место". - "А все прямо так уверены, что придет другая власть?" - "Так было всегда, незаменимых людей нет". - "А вы живете надеждой, что все образуется само?" - "Таки да, но лучше уже не будет по-любому".

Наиболее активная часть общества дела свои вершит днем и своих лиц не скрывает. Но их очень мало - горстка.

- Сейчас мы собираем деньги и хотим восстановить памятник Жукову. Надеюсь, что сможем собрать нужную сумму, - говорит активист движения "Куликово поле" Морис Ибрагим. Он как приехал из Ливана в Одессу учиться в 1984 году, так и остался здесь, влюбившись в город и красивую девушку, ставшую его женой. С майских событий 2014 года стал активным участником всех антимайдановских митингов. Ходит, не скрывая глаз, берет рупор и взывает к неуснувшей совести горожан.

- Конечно, боюсь, - говорит Морис. - Один раз меня избили националисты, лежал неделю в больнице... Настроения в городе такие, что процентов 90 населения против нынешней власти. Но выйти на протест у них не хватает сил. Нет лидеров. И, боюсь, сейчас каждый сам за себя.

Кому нужна правда

На Куликовом поле не засыхают цветы и не затухает пламя свечей. Кто-то из родственников погибших в огне Дома профсоюзов всегда здесь. Сам дом зловещим надгробием возвышается над площадью - пустой, молчаливый, закрытый. Второго числа каждого месяца вот уже четвертый год после трагедии сюда собираются одесситы, чтобы почтить память жертв 2 мая 2014 года. Теперь их не несколько тысяч, и даже не сотня. С десяток. На этот десяток приходится сотня полицейских.

- Правда никому, кроме пострадавших, не нужна. И ее никто не раскроет, - заключает Морис Ибрагим.

С одесситом Иваном мы встречаемся как со старым знакомым. Именно с ним мы ходили по этажам Дома профсоюзов на следующий после страшных событий день. Тогда вход в здание, ставшее саркофагом для десятков мирных жителей, был открыт, и люди шли и шли по широким лестничным маршам, в ужасе представляя, что там произошло накануне.

Этот страх не отпускает до сих пор.

- Страх. Одесситами овладел страх, - не скрывает эмоций Иван. - Сегодня Одесса совсем не та, какой она была еще лет пять назад... И чем дальше, тем страшнее.

Случилось то, чего, видимо, и добивались те, кто расколол страну. Люди боятся даже говорить друг с другом. Но Иван откровенен. Хотя и просит: фамилию не пишите, а то мне здесь еще жить.

- Вы бы видели, что на 9 мая происходило! Для нас это остался единственный объединяющий праздник. Но под запрет попали георгиевские ленты. И одесситы, чувствуя себя какими-то преступниками, тайно передавали друг другу этот символ победы. В тот день националисты устроили живой коридор. Из толпы вычленяли тех, кто шел с портретами дедов-ветеранов, и если плакат был перевязан георгиевской лентой, выхватывали его из рук и тут же уничтожали.

Сейчас в Одессе есть целые течения националистов. По большому счету это боевики. Официальные боевики. Они работают под прикрытием властей. А полиции дана команда в их деятельность не вмешиваться. Эти формирования состоят из бравых спортивных молодчиков плотного телосложения лет 25-30, прибывших в большинстве своем с западной Украины. Понять это можно по специфическому говору. Одесситы легко отличают своих от чужих. Чужаки носят форму и причисляют себя к общественным патриотическим движениям, члены которых безоговорочно готовы выполнять чьи-то команды. Чьи? Об этом стараются молчать. Но все понимают.

Люди боятся. Боятся публично высказывать свое мнение. Любое собрание контролируется националистами. Любое неугодное властям высказывание заканчивается провокациями.

- Это организованные бандитские группы, работающие под прикрытием властей, - уверен Иван. - Создается ощущение, что это реально их рабочие места и что работают они вовсе не безвозмездно. Конечно, это все преподносится под соусом патриотизма. Но мы-то все понимаем. Полиция видит этот беспредел, но ничего не предпринимает. Уверен: это звенья одной цепи, часть одной структуры. Полиция не может нарушать закон. Но она может просто не замечать, как бесчинствует кто-то другой.

- Я - одессит, - гордится Иван. - И всегда в Одессе к Киеву относились как к чужой территории. Столицей Одессы мы считали Москву, а Киев был столицей Украины. И мне очень больно смотреть на то, во что превратился наш прекрасный город.

Моются с мылом в Черном море

Одессу упорно пытаются держать под колпаком. На смену Саакашвили, упоминание о котором кроме саркастической улыбки ни у кого не вызывало других эмоций, пришел ставленник Киева. Персона настолько серая, что даже фамилию его вспоминают с трудом. А вот мэров там выбирают. В конце того кровавого мая 2014-го одесситы выбрали Геннадия Труханова. Киеву он не по душе. За глаза его называют сепаратистом, пытались снять - не получилось. Обвиняли в махинациях и двойном гражданстве с Россией - не удалось.

- Как живут одесситы? Да плохо живут! - вздыхает Иван. - Достаточно увидеть пенсионеров, интеллигентнейших людей, которые, чтобы не умереть с голоду, вынуждены распродавать свое имущество. На барахолку они несут посуду, книги, старые чемоданы... Прожить на пенсию в 1250 гривен (около трех тысяч российских рублей) просто нереально, когда оплата за коммунальные услуги выходит выше.

Одесса-порт, Одесса-море всегда существовала и процветала за счет туристов. Летом ее население увеличивалось вдвое. В расчете на туристов из России возводились гостиницы, открывались новые рестораны. Да и недвижимость имела совсем другую цену.

Нельзя сказать, что туристов здесь сегодня нет. Но, как говорят сами одесситы, турист уже не тот. Место благополучных, обеспеченных россиян заняли украинцы. Эти туристы устремились прямо на пляж. Живут в палатках, готовят там же, на костре. И за неимением душа моются с мылом прямо в Черном море. Одесситы в шоке.

А еще сегодня тут засилье турков. Они скупают за бесценок недвижимость (спрос на нее упал, цены снизились вдвое), обзаводятся семьями, налаживают бизнес.

"Все хорошо"?

Фотограф Алексей Пономарев каждый свой день рождения отмечает возле памятника героям-освободителям.

- Я здесь родился и вырос, мой отец здесь родился и вырос... Один мой дед оборонял Одессу от фашистов и был ранен, но выжил и закончил войну в Праге. Другой освобождал Одессу от фашистов, тоже был ранен и тоже выжил. Я родился 10 апреля, в день освобождения Одессы... Думаю, что любовь к этому городу у меня на генетическом уровне, поэтому я никогда не хотел отсюда уехать.

- После трагедии 2 мая всех одесситов запугивали: не собираться на митинги, не отмечать праздник. А ты бесстрашно всем сообщил, что будешь, как всегда, в этот день там. Все твои снимки - из самых горячих точек города - а их за три года после было очень много. Что тобой движет? Почему ты туда идешь и снимаешь?

- Инциденты, конечно же, были. Как с "ментами", так и с "радикалами". Пару раз баллончиком пшикнули и пару раз в "обезьянник" забрали. Угрозы пишут в "личку" регулярно, я на них не реагирую.

Я узнал, что у меня есть огромная семья, дальше там что-то про "лесок и ручеек", хотя в Одессе это не к месту, но запоминается всегда первая и последняя фраза, "...это Родина моя". Так вот эти две фразы малоизвестного поэта, прозвучавшие в культовом фильме "Брат-2" считайте моим ответом.

- Алексей, что, на твой взгляд, изменилось за последние три года в городе моря, солнца и шаланд? Воскресла ли Одесса? Забыла ли Одесса?

Люди боятся даже говорить друг с другом. А понятие "бытовой сепаратизм", когда власти предлагают стучать на своих, прочно закрепилось в умах одесситов

- Одесса никогда не забудет и не простит. Вопрос возмездия и наказания виновных в этой трагедии всего лишь вопрос времени. Потому что заказчики этого преступления до сих пор у власти, а они, в свою очередь, покрывают исполнителей. На родственников погибших в Доме профсоюзов оказывают давление, фабрикуют против них уголовные дела и пытаются окончательно уничтожить следы своего преступления. Но что могут сделать нормальные одесситы, а таких очень много, против мощной укро-фашистской машины, раскормленной Западом? Только ждать, когда они сами друг друга загрызут, а это по-любому случится, судя по политической и экономической ситуации в стране. И пусть злобствуют "злые не местные патриоты", которые кричат "Слава Украине" и ходят "борзые" исключительно перед телекамерами и под охраной правоохранителей. Но одесситы к ним относятся как к агрессивным душевно больным людям - то есть не реагируют на них. Это, в свою очередь, бесит их еще больше. А в остальном, как пел наш земляк Леонид Утесов, "все хорошо, все хорошо..."