12.10.2017 11:50
Текст: Олег Корякин (Казань)

Как бабушка-татарка устроила белорусской пианистке гастроли в Казани

Пианистка Майя Иргалина.  Фото: Олег Корякин Пианистка Майя Иргалина.  Фото: Олег Корякин
Пианистка Майя Иргалина. Фото: Олег Корякин
Казанский оркестр La Primavera под руководством Рустема Абязова представил новый проект Tatar Stars c европейских сцен. Его участники - молодые талантливые музыканты с татарскими корнями, которые в силу разных причин живут за пределами России. Первыми гостями стали пианистка Майя Иргалина (Беларусь-Великобритания) и скрипачка Ольга Шроубкова (Чехия).

Артисты выступили в Большом концертном зале имени Салиха Сайдашева. Ольга Шроубкова исполнила произведения Антонина Дворжака и Эрнеста Шоссона, а в завершении порадовала казанцев сюитой по мотивам татарских народных песен "Алмагачлар", написанную самим маэстро Рустемом Абязовым. Среди аплодирующих зрителей была и ее бабушка, жительница Казани.

Майя Иргалина представила публике Первый концерт для фортепиано с оркестром Фредерика Шопена. Но вот ее бабушке Зифе Шайхетдиновне Хайруллиной, живущей в Минске, увидеть выступление внучки не удалось. Но именно ей-то и обязана пианистка появлением на казанской сцене.

В советское время родители Майи жили в Башкирии. Но затем отец-военный перевез семью в Минск. Здесь и родилась Майя. Бабушка оставалась в Башкирии, и внучка часто у нее гостила. Но в итоге и она перебралась в Минск. Здесь Майя, чтобы нанайка ("бабушка" - уменьшительно-ласкательное у татар) не заскучала, познакомила ее с местной татарской диаспорой. 

Сама пианистка с отличием окончила Белорусскую государственную академию музыки, а затем отправилась пытать счастья в Великобритании. Здесь она с золотой медалью выучилась в Royal Northern College of Music и начала потихоньку выстраивать музыкальную карьеру - участвовала в фестивалях, побеждала на международных конкурсах.

Между тем творческой судьбой внучки озаботилась и бабушка. И вот в 2016 году Зифе Шайхетдиновне довелось побывать на встрече татарской диаспоры Минска с президентом РТ Рустамом Миннихановым.

- Бабушка у меня очень активная. И она стала расхваливать меня пресс-секретарю президента: "У меня такая внучка! Золотую медаль выиграла, и на фортепьяно играет, и танцует, и татарские песни поет, пригласите ее в Казань". И вот через месяц мне на электронную почту присылают письмо. Я поначалу не поверила, два раза его прочитала: "От Министерства культуры Республики Татарстан. Приглашаем вас сыграть концерт. Скажите, когда вам будет удобно приехать". "И тут фанфары зазвучали в моей голове, - смеется Майя Иргалина. - Нанайка лучше всяких музыкальных агентов. Удивительным образом организовала мне гастроли!"

От Казани артистка в восторге. Здесь она впервые. Зато ее далекие предки жили в татарстанском городке Мензилинск в XVIII-XIX веках. Майя очень трепетно относится к своей родословной. Дедушка знал ее, чуть ли не до седьмого колена. Она извлекает дорожную тетрадь, испещренную каким-то записями на английском языке. И вдруг неожиданно среди этих повседневных заметок "вырастает" что-то вроде генеалогического древа со старинными татарскими именами: Эркей, Усман, Башир, Хайрулла, Абдул-Заки. Был в роду у Майи и мулла.

Пианистка признается, что, увы, плохо знает татарский язык. Притом, что прекрасно владеет английским и белорусским. К слову, муж у нее белорус. Но все же она чувствует себя татаркой.

- Мой картатайка - дедушка по маме великолепно пел народные песни. И татарские, и башкирские, - вспоминает она. - Для меня он был образцом музыканта-любителя. В последнее время в понятие "любитель" вкладывают какой-то уничижительный смысл. Но я не согласна. Это самое чистое, что может быть. Если не будет любителей, то никому не будут нужны профессионалы.