Новости

16.10.2017 18:51
Рубрика: В мире

Карлес Пучдемон - провокатор или миротворец?

Какую игру ведет глава правительства Каталонии

Глава женералитета (правительства) Каталонии Карлес Пучдемон не сказал ни "да", ни "нет" Мадриду. В послании премьер-министру Испании он так и не прояснил статус автономии после референдума об отделении, однако призвал центральное правительство к диалогу. Какую игру ведет 54-летний политик, который сначала привел людей на избирательные участки, а затем пошел на попятную? Об этом "РГ" беседует с доктором исторических наук, профессором кафедры сравнительной политологии МГИМО Сергеем Хенкиным.

После референдума 54-летний Карлес Пучдемон явно пытается усидеть на двух стульях. Фото: REUTERS После референдума 54-летний Карлес Пучдемон явно пытается усидеть на двух стульях. Фото: REUTERS
После референдума 54-летний Карлес Пучдемон явно пытается усидеть на двух стульях. Фото: REUTERS

Чего добивается Карлес Пучдемон?

Сергей Хенкин: Этот политик занял двусмысленную позицию. Напомню, что еще 10 октября, выступая в парламенте Каталонии, он вначале дал понять, что поддерживает провозглашение независимости автономии по итогам референдума. Пучдемону уже начали аплодировать, как вдруг через несколько секунд он уточнил, что процедура откладывается на несколько недель, чтобы провести согласованные переговоры с Мадридом. После этого была принята декларация о независимости Каталонии, которую подписали 72 депутата, в том числе спикер регионального парламента, однако документ не получил юридической силы, поскольку по нему не проводилось голосование. То есть позиция с самого начала была двусмысленной. И многие считают, что это была рассчитанная двусмысленность.

Чем она объясняется?

Сергей Хенкин: На мой взгляд, один из главных факторов - это стремительное бегство капитала из Каталонии. Крупнейшие банки и несколько сотен фирм сменили юридические адреса, что власти Каталонии вряд ли предполагали. Кроме того, Пучдемон очень рассчитывал на международное посредничество, поскольку в одиночку договориться с испанским правительством он не может. Мадрид считает каталонцев мятежниками, которые грубо нарушили конституцию страны. А ЕС твердо поддержал премьера Испании Мариано Рахоя, однозначно выступив за территориальную целостность Испании. Даже при том, что из-за действий правоохранительных органов Испании во время референдума 1 октября каталонцы вызывали симпатии во всем мире, официально никто не выразил им поддержки на правительственном уровне. А у них была какая-то убежденность, иллюзия, что Европа к ним прислушается.

Эксперты считают: с самого начала Пучдемон занял двусмысленную позицию

Опасается ли Пучдемон уголовного преследования?

Сергей Хенкин: Уже начато расследование его деятельности, и потенциально Карлесу Пучдемону угрожает реальный тюремный срок, причем немалый. Конечно, не хочет он и кровопролития. Хотя референдум, к счастью, обошелся без жертв, но действия силовых структур были жестокими, и это возмутило многих каталонцев.

Лишится ли Карлес Пучдемон поддержки однопартийцев, которых он разочаровал тем, что пошел на попятную?

Сергей Хенкин: Пучдемон разочаровал радикальных сепаратистов, которые ожидали, что он твердо и ясно провозгласит независимость. Более умеренные в его стане в принципе были не против переговоров с центральным правительством. Третий лагерь считает правильным вести именно такую двусмысленную линию. Потому что отступить после того, как два с лишним миллиона человек проголосовали за независимость, означало бы предать этих людей. Внутри сепаратистского блока в последние дни не прекращались интенсивные дискуссии, мнения там разделились, а сам Пучдемон находился под мощным давлением с разных сторон. Поскольку глава каталонского правительства не ответил ничего конкретного на ультиматум Мадрида, это означает, что он остается на прежней позиции, то есть все-таки поддерживает независимость. А это для Мадрида неприемлемо. Таким образом, Пучдемон пытается усидеть на двух стульях.

На что же все-таки рассчитывал Пучдемон, когда инициировал референдум?

Сергей Хенкин: Безусловно, он предвидел реакцию Мадрида. С самого начала было понятно, что испанские власти Каталонию не отпустят. Но Пучдемону хотелось накалить обстановку, вызвать симпатии к своей идее, вовлечь как можно больше людей в орбиту сепаратизма. Во многом это был все-таки авантюрный шаг с его стороны. Каталонское общество действительно глубоко расколото, там большая часть жителей не хочет отделяться от Испании, но это молчаливое меньшинство. На стороне Пучдемона выступило меньшинство - но меньшинство влиятельное, которое контролирует СМИ, процесс образования в Каталонии. Карлес Пучдемон - уверенный в себе политик, который готов идти до конца. Во многом он понимает, что в конечном счете приносит себя в жертву. Ведь 155-я статья конституции (до этого она никогда не применялась) позволяет Мадриду в той или иной степени урезать полномочия каталонцев - вплоть до роспуска парламента, временной ликвидации автономии и введения прямого управления из Мадрида.

Мнение

Ирина Прохоренко, доктор политических наук, завсектором ИМЭМО РАН:

- Карлес Пучдемон не может решиться на какой-то решительный шаг и отделывается полумерами. Он понимает, что политика - искусство возможного, и в нынешних условиях идти дальше он не может. Возвращение к диалогу - это единственно верный шаг. С одной стороны, ему нужно сохранить лицо. С другой, он понимает, что имеет небольшое пространство для маневра. Примечательно, что в своем письме Пучдемон так и не дал никаких разъяснений правительству Рахоя, которое, заручившись поддержкой Социалистической рабочей партии и Партии гражданства, начинает первые шаги по реализации статьи 155 конституции, которая никогда прежде не применялась. Пока речь идет о том, чтобы наложить на автономное правительство некие финансовые ограничения. Это тоже силовые методы давления на Барселону.

Такая перспектива заставляет региональные власти Каталонии все-таки искать диалога с Мадридом, от которого они до сих пор категорически отказывались. Прежде Барселона давала понять, что только с позиции отделившейся автономии будет разговаривать с центральными властями. С определенностью можно сказать лишь то, что Пучдемоном изначально двигало реальное желание отделиться. Он не пошел законным путем, который был бы более долгим и не таким ярким. Например, региональное правительство могло бы выступить с инициативой о реформировании общенациональной конституции. Пучдемон выбрал иную стратегию: он вывел людей на улицы, сыграв на настроениях жителей автономии, многие из которых хотели проголосовать ради самой демократической процедуры. И, конечно же, в Каталонии смотрят на косовский прецедент. Тем более когда идут разговоры о том, что Приштина может стать официальным кандидатом в члены ЕС. Это подогревает надежды каталонцев.

Пучдемон, конечно, рисковал. И он сейчас всерьез опасается уголовного преследования: и не столько обвинений в призывах к восстанию, сколько в финансовых нарушениях. Еще один фактор, объясняющий его нынешнюю тактику, - это экономическая ситуация в автономии. Многие предприятия, опасаясь политических рисков, переезжают в другие регионы.

Сумеет ли Карлес Пучдемон удержаться, если будут назначены досрочные региональные выборы, предсказать невозможно. Не исключено, что ему в конце концов придется уйти в отставку, но это будет означать, что инициатива референдума была началом конца этого политика.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

В мире Европа Испания Ситуация в Каталонии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники