Новости

19.10.2017 12:07
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

Воспитание "по-мосейцевски"

Суд установил виновных в истязании детей, но вопросы остались
На минувшей неделе Ростовский районный суд Ярославской области признал трех немолодых женщин в платочках, то и дело хватавшихся на процессе за молитвенники, виновными в истязании детей, а одну - еще и в умышленном причинении здоровью 13-летней девочки тяжкого вреда, повлекшего смерть. От некоторых страниц приговора, который судья зачитывал три дня, что называется, "кровь стыла в жилах".
 Фото: Юлия Жукова/ РГ Когда судья зачитывал подробности истязания детей, обвиняемые спокойно слушали и все подробно записывали. Фото: Юлия Жукова/ РГ
Когда судья зачитывал подробности истязания детей, обвиняемые спокойно слушали и все подробно записывали. Фото: Юлия Жукова/ РГ

Благие намерения

В начале 2000-х годов бывшей москвичке 1947 года рождения Людмиле Любимовой органы опеки отдали на воспитание сразу шесть детдомовских девчушек 2001-2002 годов рождения. То обстоятельство, что женщина жила (и до сих пор, кстати, живет) по советскому паспорту, не желая его менять в силу каких-то своих убеждений, никого не смутило. Как и тот факт, что она была одинока и нигде не работала. До такой степени не смутило, что в 2007 году Ростовский районный суд отдал Любимовой девочек уже "в дочери". После установленного законом удочерения девочки получили фамилию матери и новые имена. А еще права семьи, в которую, в общем, лишний раз с проверкой не придешь.

Для нужд новообразованной семьи, а также для ей подобных в селе Мосейцево Ростовского района был приобретен (кем - в рамках уголовного дела не исследовалось) двухэтажный кирпичный особнячок, в котором когда-то располагалась школа. Потом рядом были куплены еще два деревянных дома. Селяне, видевшие, что в хорошо отремонтированных строениях живут дети, причем не только Людмилы Любимовой, но и "еще какие-то", недолго думая, назвали общину православным приютом и рассказывали потом, что поначалу новые соседи производили очень хорошее впечатление: они даже приглашали местных на детские концерты, от которых те приходили в чрезвычайное умиление.

Но потом вокруг домов выросли глухие заборы, и общение с местным населением фактически сошло на нет. Девочкам Любимовым контактировать с селянами вообще категорически запрещалось. Со священником местного храма "матушки" тоже оказались в конфликте. Первые сигналы о неблагополучии в мосейцевском "приюте" появились, когда оттуда сбежала женщина с тремя родными детьми, которую там приютили в 2008 году, спасая от насилия мужа. Но местные органы опеки и региональный детский омбудсмен после проверок все подозрения отметали, утверждая, что "обстановка в доме абсолютно нормальная", дети здоровы, поют хором, а холодильник полон продуктов.

Девочки для битья

Изменить свое мнение им пришлось 22 ноября 2014 года, когда в доме Любимовой было обнаружено тело донельзя исхудавшей 13-летней Тани со следами побоев. Причем девочку, до прихода медиков и полиции, уже успели обмыть и одеть.

Ни одна из подсудимых вину не признала, заявив, что дело сфабриковано, а на детей во время следствия оказывали давление

Несмотря на утверждение Любимовой и ее помощниц Гусмановой и Семеновой, что Таня получила травмы, упав сначала с печки, а через несколько дней еще и провалившись в подвал, следствие сделало однозначный вывод: ребенок погиб от побоев. Правда, чем били девочку, точно установить не удалось, то есть в вещественных доказательствах орудия убийства нет, поэтому в приговоре фигурирует "тупой твердый предмет". Но, как все происходило, следствие и суд - по выводам экспертов и показаниям девочек - установили.

"Воспитательные" процедуры, приведшие к летальному исходу, проводились с 14 по 15 ноября: сначала Рифа Гусманова поколотила девочку по голове и телу за отказ от пищи. Следующая порция ударов тем же предметом (девочки рассказывают, что это была палка, похожая на черенок от лопаты) Тане досталась за неправильные поклоны перед иконами. Потом Гусманова избила подростка за ненадлежащее выполнение работ по хозяйству. Поскольку врача не вызывали и ребенку целую неделю не оказывали никакой медпомощи, черепно-мозговая травма осложнилась нарушением мозгового кровообращения, отеком головного мозга и двусторонней гнойной бронхопневмонией, что привело в итоге к смерти.  Как Любимова объяснила на суде, она предлагала Тане, жаловавшейся на головную боль, вызвать скорую, но та отказалась.

Рукоприкладство, как выяснилось в процессе расследования дела, было в этой приемной и чрезвычайно набожной семье в порядке вещей. Хотя к матери претензий у девочек меньше всего: до появления в доме Гусмановой Любимова, с их слов, физически их не наказывала, а жалела и иногда баловала сладким.  Но потом и она стала воспитывать жестче. Девочки рассказали, что их "для профилактики" били палками, размокшими в воде ивовыми прутьями, ветками крапивы, кожаным ремнем, скакалкой, проводом от утюга, проволокой.  Чтобы предотвратить потенциально возможный "блуд", девчонок привязывали на ночь веревками и цепями за руки к кровати.

Днем, а нередко и по ночам дети били многочисленные (больше ста) поклоны перед иконами, причем Гусманова говорила, что "поклоны надо выполнять так, как прыгает мячик", работали по хозяйству - в коровнике, на грядках, таскали тяжелые тачки с навозом и песком. Постоянным блюдом в меню была горчица - со слов подсудимых, для профилактики простуд. Тем, кто не хотел есть, доставалось все той же палкой. Таня горчицу не любила...

- Однажды Гусманова не стерпела, положила Таню на пол и влила ей кипяток в рот, - рассказала одна из девочек. - У Тани весь рот ошпарился, и на левой щеке появилась рана, которую намазали горчицей. Таня плакала, говорила, что ей больно, но ей отвечали, что не больно, и засунули в рот тряпку.

Ужасы вычитали в житиях

В 2007 году, когда девочек удочеряли, все они имели серьезные проблемы со здоровьем: от плоскостопия и нарушения осанки до проблем с сердцем. Воспитание "по-мосейцевски" недуги только усугубило, потому что мать их лечением практически не занималась. Впрочем, как и образованием, хотя они формально находились на домашнем обучении и каким-то образом регулярно проходили аттестацию в ближайшей школе: их знания оказались на уровне начальной школы, а не пятого-шестого классов. Специалисты признали, что дети отстают от нормы по своему психическому и физическому развитию, педагогически запущены. В 2015 году суд лишил Людмилу Любимову прав на удочеренных детей.

Ни одна из подсудимых вину не признала, заявив, что дело сфабриковано, а на детей во время следствия оказали влияние педагоги, психологи и следователи. По мнению Любимовой, все показания детей о жестоком к ним отношении - это фантазии, "которые они вычитали в житиях святых". Адвокаты осужденных намерены приговор обжаловать.

Кстати, адвокатов на протяжении всего полуторагодового процесса у трех неработающих пенсионерок было в общей сложности десять (!). Не считая общественного защитника - иеромонаха Макария (Маркиша) из Иваново-Вознесенской епархии. Некоторые защитники приезжали из Москвы. Кто оплачивал совсем недешевую работу адвокатов и к какой "общине" принадлежат "матушки" - осталось за семью печатями. А значит, повторение описанного сюжета, но где-то в другом месте, вполне возможно…

Между тем

70-летняя Людмила Любимова: обвинялась в истязании детей и неисполнении обязанностей по их воспитанию. Приговор - пять лет колонии общего режима. 57-летняя Гузель Семенова: обвинялась в истязании детей. Приговор - пять с половиной лет колонии общего режима. 56-летняя Рифа Гусманова: обвинялась в истязании детей и умышленном причинении здоровью девочки тяжкого вреда, повлекшего по неосторожности смерть. Приговор - 12 лет колонии общего режима.  Осужденным в этот срок зачтут время, которое они сидели в СИЗО.

Комментарий

Иерей Александр Сатомский, руководитель информационно-аналитического отдела Ярославской епархии:

- Если осужденные женщины на самом деле считают себя православными христианками, то здесь, конечно, очевидно, что на каком-то этапе они пришли к очень глубокому заблуждению и грандиозному личностному кризису, который вывел их за рамки не только христианской, но и общечеловеческой морали. Что касается присутствия на процессе клирика соседней епархии, то для нас это совершенно непонятно. Мы считаем, что это дело находится исключительно в рамках уголовного права. Ярославская епархия обратилась за разъяснениями к главе Ивановской митрополии, откуда нам ответили, что иеромонах Макарий не представлял при рассмотрении этого дела каких-либо церковных интересов, а действовал исключительно как частное лицо. Но в таком случае было бы логично его присутствие на процессе в гражданской одежде.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Ярославская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники