Новости

08.11.2017 20:30
Рубрика: Культура

Кристиносцы

В прокате сразу два фильма по Агате Кристи: "Скрюченный домишко" и "Убийство в Восточном экспрессе"
Жанр детектива, который в 2000-е годы чувствовал себя более уверенно на телеэкране, отвоевывает утраченные позиции. Этой осенью в мировой прокат выходят сразу две экранизации Агаты Кристи. Первая - "Скрюченный домишко" Жиля Паке-Бреннера - в российских кинотеатрах с прошлой недели. А уже 9 ноября - премьера "Убийства в Восточном экспрессе" Кеннета Браны.

Почти одновременный выход этих картин - конечно, не совпадение. Со стороны создателей и дистрибьютеров "Скрюченного домишки" - это умный маркетинговый ход. Фильм Паке-Бреннера- независимый проект без большой рекламной кампании, который как раз выезжает за счет хайпа вокруг "Восточного экспресса". "Экспресс" - амбициозная махина стоимостью в сотню миллионов долларов от студии Universal.

Осень в десятые годы XXI века превращается в золотое время для больших детективных фильмов, и, похоже, это тенденция. Сначала были две сверхприбыльные экранизации "Девушки с татуировкой дракона" Стига Ларссона в 2010 и 2011 годах. Пару лет в Голливуде искали еще один потенциальный хит из той же оперы - и в октябре 2014-го вышла "Исчезнувшая" Финчера по роману Гиллианн Флинн. На волне успеха этой картины в Universal обратили внимание на еще один дамский детективный бестселлер - "Девушку в поезде" Полы Хокинс. Теперь - решили, боссы "Юниверсала" - можно припасть и к классике жанра. Ровно та же мысль пришла в голову боссам студий помельче, расположенных в Европе.

Не сказать, что большая разница в бюджетах и амбициях существенно сказывается на качестве итогового материала. Обе экранизации Агаты Кристи получились хоть и не одинаково хорошими, однако вполне кондиционными. В обоих случаях за действием интересно следить, даже несмотря на то, что убийца хорошо известен. Прежде всего благодаря тому, что и Паке-Бреннер, и Брана, не меняя концовку, превращают свои фильмы в парад бенефисов блистательных артистов.

Закон и справедливость 
в мире этого Пуаро - 
точные синонимы 

В случае со "Скрюченным домишкой" - это прежде всего Гленн Клоуз, которая крайне убедительна в роли инфернальной Эдит де Хевиленд. Сюжет "Домишки", который сама Кристи считала едва ли не лучшим своим произведением, крутится вокруг убийства Аристида Леонидиса - 86-летнего олигарха. Под подозрение попадают двое членов его многочисленнеого семейства - молодая жена Аристида Бренда и ее предполагаемый любовник Лоуренс. Затем выясняется, что Леонидис-старший темнил с завещанием, а его младший сын оказался на грани банкротства. Кристи часто придумывала непредсказуемые развязки, но тут, пожалуй, превзошла саму себя. Подсовывая читателю попеременно классические причины убийства из криминальных романов - ревность, страсть, деньги - она наделяет настоящего преступника мотивом настолько абсурдным и сумасшедшим (но в то же время бронебойным), что подкопаться невозможно. "Скрюченный домишко" - это настолько изобретательный ребус, что испортить его невозможно. Паке-Бреннер, надо отдать ему должное, и не пытается. Перед нами аккуратный пересказ романа, худшее в котором - как раз сюжетная отсебятина. Погибшему Аристиду тут, к примеру, зачем-то придумывают прошлое, связанное с работой на ЦРУ - и эта ведущая в никуда линия лишь удлиняет хронометраж фильма. В остальном это добротная работа мастеровитого ремесленника, неглупое развлечение на вечер.

"Убийство в Восточном экспрессе", помимо постановочного размаха (тут есть красочный пролог, снятый на Босфоре и улицах Стамбула), ставит перед собой более амбициозные задачи. Брана, штатный постановщик Шекспира в английском театре, не мог, конечно, обойтись без концепции. Режиссер, одновременно играющий тут главную роль, сыщика Эркюля Пуаро, всячески докручивает характер своего персонажа. Если у Кристи Пуаро - просто педант с небольшими "пунктиками", то Пуаро Браны - фанат безупречной симметрии, не терпящий никакого хаоса. Он настырно просит поправить галстук всех, у кого он висит неровно. Он отказывается от завтрака, если сваренные яйца не одинаковы по размеру. Он верит не только и даже не столько в серые клеточки, сколько в то, что в мире не существует оттенков. Есть только черное и белое, добро и зло. Закон и справедливость в мире этого Пуаро - точные синонимы. Фильм Браны - о том, как к финалу от этой уверенности не остается ничего. На секунду потерявший лицо главный герой тут патетически восклицает, стоя перед разоблаченными преступниками: "Лучше убейте меня, потому что я не могу ни сдать вас полиции, ни закрыть глаза на убийство, пусть это и убийство негодяя". Но в конце концов смиряется с мыслью, что мир устроен несколько сложнее его представлений о нем - и бывает так, что справедливость принимает форму беззакония. Кристи приходила ровно к тому же выводу своим обычным путем - за счет безупречно строгого стиля повествования и своей всегдашней отстраненности. Фильм Браны сентиментален и по-театральному патетичен. Что, по здравом размышлении, вряд ли можно считать большим недостатком. Редко, согласитесь, встретишь женщин, рыдающих на фильме по Агате Кристи - а это как раз ровно тот случай.