Новости

27.11.2017 23:26
Рубрика: Культура

Барочные отношения

"Английский сад" Уильяма Кристи расцвел в зале Чайковского
Знаменитый французский ансамбль старинной музыки Уильяма Кристи Les Аrts Florissants ("Цветущие искусства") и Академия молодых певцов Le Jardin des Voix ("Сад голосов") представили в абонементе Московской филармонии программу "Английский сад": музыку двух веков Британии - от эпохи Елизаветы до середины XVIII века.
Из старинных произведений Уильям Кристи собрал единую программу про современность. Фото: РИА Новости Из старинных произведений Уильям Кристи собрал единую программу про современность. Фото: РИА Новости
Из старинных произведений Уильям Кристи собрал единую программу про современность. Фото: РИА Новости

Но сценическая история, представленная Les Аrts Florissants и Le Jardin des Voix на сцене зала Чайковского, оказалась менее всего связана с реальной историей Англии, пережившей в те два века и расцвет искусств, и пуританский религиозный фанатизм, буржуазную революцию и реставрацию монархии. В программе же английских композиторов, собранной Уильямом Кристи, звучали вечные гимны гармонии, любви и веселью Вакха. Две части программы - The Mystery of Music ("Тайна музыки") и A Night of Revels ("Ночь веселья"), были выстроены как единое музыкальное произведение, единая "английская партитура", театрализованная на сцене в духе ироничной буколики - с современными нимфами и пастухами.

Увертюрой к "Английскому саду" прозвучало вступление к опере "Буря" Мэтью Локка, написанной в XVII веке по шекспировской драме и очаровывающей своим гармоничным струнным "штормом". Действие "Сада" открывал эффектный номер Орландо Гиббонса "Крики Лондона", уже цитировавшийся когда-то в силуэтном фильме Лотты Райнигер "Маленький трубочист". В зале же Чайковского "крики Лондона" неслись из всех углов - с балконов, из проходов зрительного зала, призывая покупать репу, веревку, устрицы, свечи, фонари, девушек легкого поведения и прочее. Оказавшись на сцене, певцы исполняли роли счастливых "пастухов и нимф" в хоре Генделя "O the pleasure of the plains!" ("О, удовольствие равнин!") из оперы "Ацис и Галатея", воспевающих радости земной жизни.

Логика номеров у Кристи была выстроена безупречно: первая часть "Сада" - оммаж музыке, "Чудеснейшая машина" с вращающимся, как колесо, звуком фагота из Оды святой Цецилии Генри Перселла, генделевское посвящение Цецилии "Из гармонии...", где солирует виртуозная скрипка и мчащийся за ней голос (бас-баритон Падрек Роуэн), изображающий ярость ревности. В другом фрагменте генделевской оды голос (меццо-сопрано Эва Зайчик) соперничал уже с флейтой и теоброй. Вся эта часть была бесконечным агоном голосов и музыкальных инструментов, преследующим одну лишь цель, - воссоздать противостоящую хаосу гармонию.

Во второй части "Сада" компания музыкантов разыгрывала современную "ночь веселья". И здесь уже "пастухи", распивающие под музыку Перселла пиво и восхваляющие Бахуса, размахивали флагами Евросоюза и Британии. И в этой потасовке побеждал Евросоюз. А "нимфы" несли по сцене таинственно мерцающие свечи под звуки арии "See, even Night herself is here" ("Смотри, даже сама Ночь здесь") из оперы "Королева фей". В финале программы исполнялся целый цикл музыки, воспевающей новое утро. И как всегда результат у Кристи оказался абсолютно убедительным, особенно в том, что старинная музыка - это настоящий "сад" современных смыслов.