Уход Дэниела Дэй-Льюиса из кино: причины и поводы

В фокусе 11.12.2017, 12:25 | Текст: Юлия Авакова

Буквально через два месяца после своего 60-летия прославленный британский актер Дэниел Дэй-Льюис выступил с достаточно неожиданным сообщением о своем окончательном уходе из кино.

Таким образом, "Призрачная нить" (Phantom Thread) Пола Томаса Андерсона с его участием, выходящая на экраны в конце декабря этого года (и поступающая в российский прокат 8 марта 2018-го), вероятно, станет его последней работой в кинематографе. В недавних беседах с журналистами поучаствовал как режиссер, так и сам актер, редко общающийся с журналистами.

В середине декабря режиссер Пол Томас Андерсон дал первое обширное интервью о своей новой картине изданию Entertainment Weekly, в котором затронул основные вопросы, связанные с выбором темы для своей новой картины, а также особенностями взаимоотношений и плодотворного сотрудничества с прославленным актером. Андерсон заметил, что идея снять "Призрачную нить", в отличие от некоторых других его произведений, была абсолютно спонтанна. Режиссер никогда не проявлял особого интереса к миру нарядов и кутюрье, но в какой-то момент заинтересовался личностью Кристобаля Баленсиаги, легенды в истории моды. Этот человек жил жизнью аскета, был абсолютно погружен в свою работу, что зачастую наносило ущерб другим сторонам его жизни. И у Андерсона возникла идея дать развитие образу с похожими характерологическими данными, выяснить, что именно может разрушить жизнь человека такого склада.

И, что весьма предсказуемо, таким чувством оказалась любовь. Для создания полноценной истории Андерсону, в противовес стандартному для него творческому процессу, понадобились и другие герои, которые смогли бы наполнить повествование. Что касается главного действующего лица, он хотел видеть в нем недюжинную силу воли, упрямство, укорененность в собственных привычках, может быть, некоторый авторитаризм в сочетании с творческим началом. Мало кто будет оспаривать непреложный факт, что расцвет моды пришелся на 50-е годы двадцатого века, и именно такое стилистически безупречное временное обрамление истории оказалось наиболее приемлемым. И потом - работать с Дэниелом Дэй-Льюисом хорошо, имея определенное представление о том, что выйдет в итоге, к тому же актер довольно давно играл англичан.

Андерсон изложил суть своего предложения актеру, потому что у них уже был плодотворный опыт сотрудничества ("Нефть" / There Will Be Blood), и им нравилось совместное времяпрепровождение - не воспользоваться такой возможностью казалось нелепостью. Рабочий процесс шел совместно, так как Андерсон давал Дэй-Льюису прочитать написанные фрагменты сценария, желая не удивлять, а создавать событийное полотно сообща, что, несомненно, пошло на пользу как фильму в целом, так и его герою. С практической стороны это также имело смысл, так как давало одному из самых вдумчивых актеров современности возможность как следует подготовиться и войти в роль кутюрье.

Андерсон заметил, что они это не обсуждали уход актера из профессии, но, по его мнению, маэстро начал поговаривать о своем желании закончить карьеру достаточно давно - в частности, после съемок "Боксера" (The Boxer) в 1997-м. Андерсон надеется, что тот со временем передумает, и предпочитает рассматривать сказанное в таком ракурсе: Дэй-Льюис просто очень серьезно выложился на съемках "Призрачной нити".

И только в самом конце ноября, в пространном эксклюзивном интервью W Magasine сам актер подтвердил окончательность этого решения и рассказал о причинах, побудивших его сделать столь решительный шаг. Еще два года назад он полностью погрузился в доселе чуждую его интересам материю и стал осваивать швейное искусство, что по сравнению с некоторыми другими, куда более опасными опытами вживания в нужный образ было достаточно мирным занятием. Он отсмотрел бесконечное количество кинохроники, запечатлевшей показы мод 1940-50-х, обратился за консультацией к куратору соответствующего отдела в музее Виктории и Альберта в Лондоне, а также самолично воссоздал одно из знаменитых платьев Баленсиаги для своей жены Ребекки. По его словам, платье было очень простым, точнее, оно казалось простым в исполнении ровно до того момента, когда он за него взялся. Нет ничего более прекрасного в любом виде искусства, чем кажущаяся простота. Но если у человека есть какой-либо жизненный опыт делания чего-либо на достойном уровне, то с ним приходит осознание невозможности достижения этой непринужденной простоты.

В свойственной ему манере Дэниел Дэй-Льюис с нуля сам создал весь гардероб своего героя, продумал цветовую гамму и материалы, которые гармонировали бы с образом модельера Вудкока, то же самое касалось мебели в его комнате, письменных принадлежностей и даже бумаги. Даже собаки, и те стали его придумкой - у Вудкока непременно должны были быть лерчеры (помесь борзой с колли, уиппетом или терьером). "Я основательно обдумывал каждую деталь - наверное, я этим выводил всех из себя", - признается актер.

Он согласен с журналистом в том, что картина вышла английской, даже "слишком английской", что на Дэй-Льюиса совершенно не похоже, так как свои зрелые и лучшие работы он создал исключительно в США. Но, по его мнению, Англия сидит в нем глубоко, он буквально вышел из нее. На протяжении долгого времени идея участие в фильме, снятом на родине, слишком сильно приближала его к тому миру, от которого он бежал: гостиные, Шекспир в классической обработке, "Аббатство Даунтон" - все это его не интересовало. Но при этом он был очарован образами послевоенного Лондона, его родители были в городе во время бомбардировок и рассказывали ему об этом, а он словно бы впитал эти повествования, проникшись глубокими чувствами к ушедшей эпохе. Дэй-Льюис также отметил: "Мой отец (известный британский поэт Сесил Дэй-Льюис - "РГ-Кинократия") был очень похож на Рейнолдса Вудкока". "Кем же является поэт, как не человеком, поглощенным самим собой?" - прибавил он.

О том, что непосредственно сподвигло его покинуть кинематограф, актер говорит вскользь. Он заметил, что до съемок не знал, что примет решение завершить профессиональную карьеру. До того, как он приступил к работе вместе с Полом Томасом Андерсоном, они очень много смеялись. А потом их смех затих, так как на них накатила грусть. Это немало удивило их обоих, они не понимали, что породили, с этим трудно жить, и сейчас - в том числе. Дэй-Льюис видел большое количество фильмов со своим участием, однако конкретно этот смотреть не собирается. Ранее между работами актера были большие промежутки. После перерыва его обычно снова увлекал очередной занимательный образ, захватывающее повествование или интересный режиссер. В том, что случилось, есть некая иллюзия неизбежности. Возникает вопрос - неужели невозможно этого избежать? Когда стартовала работа над "Призрачной нитью", актер не испытывал никакого интереса к миру моды и не хотел быть в него втянутым. И даже сейчас эта тематика его не особенно привлекает. Изначально ни он, ни режиссер не знали, какая профессия будет у героя. Они выбрали высокую моду - и только потом осознали, во что впутались, и в этот момент неизвестный доселе мир серьезно его увлек.

Актер не распространяется на тему того, что именно его так потрясло в избранной роли. Он таинственно произнес: "В фильмах есть чары, которым невозможно дать объяснение". Они с режиссером говорили о разного рода порче, о семейных проклятьях, например, о сущности этих явлений. О своеобразной болезни. И не то чтобы ему казалось, что на этом фильме есть какая-то мета, помимо ответственности творца, которая сама по себе и благословение, и проклятье. Одно невозможно отделить от другого до самой смерти, это то, что дает тебе пропитание и одновременно пожирает себя самого, дает тебе жизнь и одновременно убивает тебя - таков суровый приговор актера.

Он признается, что еще не понял до конца, почему решил все бросить, но это чувство прочно в нем укоренилось и никуда не уходит. И он не хочет напрямую связывать свое участие в фильме с этим решением. Но грусть на него нашла не поэтому. Ему не хочется употреблять заезженное выражение "творец" или "художник" по отношению к себе, но чувство ответственности, довлеющее над ним, сродни мукам творца, ему нужно верить в ценность того, что он делает, так как временами работа может казаться жизненно важной, а иногда влечение к ней неодолимо. И если зрители верят ей, то и его должен удовлетворять результат. Однако в последнее время этого не происходит.

В процессе принятия решения он не совещался ни с кем, кроме своей жены. Он знает за собой такую особенность - при выходе из образа неизменно хочется уйти из профессии. На этот раз, публично высказавшись, что само по себе не такое уж частое явление, он сделал это решение окончательным. "Я хотел подвести черту, я не желал быть снова втянутым в очередной проект; всю мою жизнь я то и дело говорил, что мне пора бросать, и я, честное слово, не знаю, почему в этот раз дела обстоят по-другому, но желание закончить карьеру во мне прочно укоренилось и стало навязчивым. Так поступить было необходимо", - подытоживает он.

Однако после сделанного заявления, по его самоощущениям, облегчения не наступило, он по-прежнему ощущает глубокую печаль, и это, по его мнению, правильно. Ведь если бы это было радостным шагом в другую жизнь, это выглядело бы донельзя странно. Его интересовало актерское искусство с двенадцати лет, и тогда только театр был для него светом, а все остальное было во мраке. "Когда я начинал, это было вопросом спасения, сейчас же я хочу исследовать мир по-другому" - резюмирует Дэй-Льюис.

После того, как его решение стало общеизвестным, кем-то было высказано предположение, что актер подастся в модельеры, на что он только улыбнулся и загадочно ответил: "Кто знает?". Пока у него нет определенных планов, но сидеть сложа руки он тоже не собирается: он неплохо рисует, благодаря ремесленному образованию делает предметы мебели, однажды написал вместе со своей женой сценарий комедии, а также является заядлым мотоциклистом. "Они не дадут вам тихо уйти", - сказал журналист. "М-м-м-м… Им придется", - был ему ответ.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники

Читайте также