"Всё очень по-честному"

Журнал
    28.12.2017, 09:46
Текст, фото:   Дмитрий Сосновский
В следующем году российских зрителей ждет новый сериал о Великой Отечественной войне - "Крепкая броня". Он посвящен Битве на Курской дуге. Первый канал планирует премьеру восьмисерийного фильма ко Дню Победы. Корреспонденту "Кинократии" удалось побывать на съемках в парке "Патриот" и пообщаться с актерами, а также с продюсером и режиссером сериала.

В фильме снялись: Константин Белошапка (Василий), Ангелина Стречина (Маша), Дарья Мельникова (Наташа), Виталий Хаев (Толошный), Максим Емельянов (Артём), Вера Смолина (Серегина), Олег Васильков (Хрустов).

Роль известного актера Виталия Хаева ("Изображая жертву", "Ледокол", "Орлеан") в "Крепкой броне" невелика, но немаловажна. Он поделился с нами мыслями о своем герое.

Чем-то особенно вас этот проект привлек?

Виталий Хаев: Да, конечно. Интересно… Я снимался в военных картинах, но чтобы, например, в боевых действиях участвовать - такого не было. Но и здесь мне, собственно говоря, не довелось пострелять. Я - в самом начале всего фильма. Персонаж - старшина в роте курсантов танкового училища, которые потом дальше идут. Вся история, собственно, про них. А он - первый учитель этих мальчишек, учит их танковому делу. В то время как раз на фронте с танковыми сложно было, их пересажали очень много. Было мало людей, вообще способных преподавать. И вот мальчишек еще совсем юных брали в училище, они готовились к танковому делу, и их отправляли на фронт. А это их старшина. Он даже не офицер какой - просто старшина в роте, который учит их боевому делу. Вот все, что можно о нем сказать.

А о том, чем привлекло, скажу так: это - жесткий персонаж, очень жесткий, поскольку понимает, что мальчишкам нужно попасть на фронт, там каким-то образом выжить. Он старается спустить с них шкуру прямо здесь и сейчас для того, чтобы там, на фронте, им было легче. Чтоб они смогли выжить. Вот история про это, как мне показалось, этим и заинтересовало.

Мальчишки, конечно, сразу тяжело это воспринимают, как и в любой армии, жестокого командира никто не любит. Но к концу все начинают понимать, для чего это сделано. Вот такая краткая фабула моего персонажа, который появляется в двух эпизодах. И исчезает.

Ориентировались при работе над образом на какие-нибудь похожие роли?

Виталий Хаев: Нет, нет. Весь проект уже отснят. Как я узнал, он уже закончен почти: Курскую битву сняли, все самое главное. А это - история мальчишек этих. Я даже не знал... я думал, кино только начинается, а оно уже все снято, осталось пять дней моих как раз.

Часто импровизируете на площадке?

Виталий Хаев: Да, часто. Поскольку в полевых условиях много что меняется тут же, на ходу. Очень удобно работать с режиссером в этом смысле. Меняется многое, текст какой-нибудь переделывается сразу, чтоб можно было пристроить это к сцене. Да, да. Тут какие-то импровизации, что-то от себя - это входит в картину, если это подходит нормально.

С молодыми актерами просто работалось?

Виталий Хаев: Да, мне просто. Они свой текст говорят, я - свой, так что чего тут. Да не, ну, по-разному бывает, да. Но я уже ни на что не обращаю внимания, мне уже все равно… Нормально. Бывает - ну, не здесь - по-разному. Молодежь сейчас такая, зубастая. Еще вроде вон че, а уже вроде - во-о-он че. (Смеется).

Молодой актер Константин Белошапка - исполнитель главной роли. Вот что он рассказал о юном танкисте Василии Русакове.

Константин Белошапка: Ну, это сначала курсант танкового училища, потом - офицер в войну. Молодой парень, который проходит путь от курсанта до офицера. На фоне войны он развивается. Сначала у него любовь такая… юношеская, потом, пройдя через военные эпизоды, понимает про это чуть больше и, конечно, меняется. Курсант - до войны, потом смерти и всякие события его немного меняют.

Доводилось подобные роли играть до этого?

Константин Белошапка: У меня были военные проекты, но таких не было ролей.

Каких - таких? Центральных?

Константин Белошапка: Центральные были, но центральных военных не было. Ну и просто тут такая драма. Любовь. Я такое не помню, чтобы было. Там все завязано на том, что я сначала мельком встречаю девушку. Влюбляюсь, дальше долго ищу, потом опять встречаю. И вот эта на фоне войны история встреч.

Какие-нибудь эпизоды интересные со съемок можете вспомнить?

Константин Белошапка: Да много интересных эпизодов было. (Смеется). Ну на самом деле все веселые случаи связаны с нашим режиссером и его реакцией на какие-то вещи. Когда что-то в кадре происходит и ему вдруг что-то не нравится… Реплики забавные его… (Далее следует несколько ярких непечатных примеров - прим. "РГ-Кинократия"). Вообще это всегда бывает, какие-то косяки, какие-то падения… Вообще все это забавно достаточно.

С таким опытным актером, как Хаев, как работается?

Константин Белошапка: Прекрасно. Приятно работать. Очень удобный партнер.

Продюсер "Крепкой брони" Андрей Кретов подробно поведал о своем детище. Позже к беседе присоединился режиссер Юрий Лейзеров.

Как рождался проект?

Андрей Кретов: Где-то года три или четыре назад нам попалась книжка "Воспоминания танкового аса" Брюхова, героя. Почитали книжку, и родилась у нас идея снять многосерийный фильм про Курскую дугу, так как подобных проектов ранее не было. До этого она где-то в кинематографе упоминалась, но, насколько я помню, именно отдельных фильмов про героев, которые воевали и погибли на Курской дуге, не было. Всегда было как-то вскользь.

В итоге, уже в ходе работы, мы поняли, что героев к битве на Курской дуге необходимо подвести, так как у нас 8-серийный фильм, а не полный метр. Поэтому мы взяли из книги более ранние события, начиная с учебки, рассказав о взрослении молодых героев на фоне войны. И финалом нашего фильма становилась битва на Курской дуге.

Но это ведь не единственный литературный источник?

Андрей Кретов: Нет, но это - основной. У нас еще было несколько книг, но основная история была именно Брюхова.

Какова была география съемок?

Андрей Кретов: Основная локация, где, собственно, снималась битва, - Ступино, поле под городом. Парк "Патриот", Кубинка. Вот основные локации.

Расскажите подробнее историю о случайном обнаружении танка.

Андрей Кретов: История с "Боевой подругой"? Значит так. Мы в сценарий внедрили персонажа - одного из главных героев, девушку (Наталья Бондарь, механик-водитель). Это собирательный образ. А прототип - герой-танкист, девушка, которую звали в реальной жизни Мария Октябрьская.

Нам просто очень понравилась эта история. Девушка-танкист, у которой в реальной жизни погиб муж, она собрала деньги и отправила их в Тагил на танковый завод. Построила собственный танк, хотела на нем воевать сама, мстить за смерть мужа. Ей в этом отказали. Она оказалась очень настырной девушкой и написала письмо Сталину. Сталин дал личное распоряжение устроить ее в танковую школу, обучить на механика-водителя и отправить на фронт.

Во время съемок в музее техники в Архангельском на Ильинском шоссе мы случайно увидели, что у них в качестве экспоната стоит этот танк. С пробитой башней, с дырками. Я тут же открыл "Википедию", еще раз прочитал и понял, что - да, похожая машина. Обратились к руководству музея, и танк нам был любезно предоставлен.

Уже планируется второй сезон. Что там будет?

Андрей Кретов: Да. Второй сезон планируется о Битве за Берлин, к ее 75-летию, к 20-му году. Уже когда мы начали производство данной картины, мы настолько втянулись в работу, что не хотели останавливаться. Тем более что многие герои остаются живы. Начали думать по поводу продолжения, и сразу  в голову пришло создать "Крепкую броню. Битва за Берлин".

Это не какой-то современный сериал про войну, где ряженые актеры в военной форме бегают по лесу, по окопам, по блиндажам и так далее. Здесь все-таки более серьезная и масштабная работа. С декорациями, с танками, со взрывами. И танков у нас действительно было много настоящих. Понятно, что очень много компьютерной графики, но очень много и "живого". То есть это не один танк, а все остальные нарисованы. У нас было порядка трех-четырех Т-34 и порядка четырех немецких машин. "Живых", боевых, которые ездят, дымят, рычат.

Ну и когда мы начали собирать материал на монтаже, поняли, что проект получается интересный. Поэтому было принято стопроцентное решение продолжать историю наших героев, уже доведя их до Берлина. Актеры с радостью согласились нас поддержать и продолжить проект. А нам, в свою очередь, очень понравилось работать с молодыми актерами. В данный момент мы работаем над написанием сценария.

То есть они до Берлина дойдут - и тогда уже точно все? Или будут еще какие-то перспективы у проекта?

Андрей Кретов: Послевоенную историю мы снимать не будем, другие эпизоды войны тоже. Остановимся на Берлине. Нужно останавливаться на хорошем.

Какие-нибудь эпизоды со съемок запомнились особо? 

Андрей Кретов: Запомнилось практически всё, потому что легких смен практически не было, все были достаточно сложные, технически тяжелые. Техника старая, ломкая, много ездить не может. Когда мы начинали проект, я знал, что танк в бою в среднем во время войны жил 4-8 минут. Либо ты за это время отстреливал боекомплект и успевал возвращаться, либо тебя подбивали, танк погибал, чаще всего - с экипажем. А на съемках мы уже начали обнаруживать, что двигатель у танка работает сто часов. Дальше у него большой ремонт с оттяжкой на базу. Едет танк 15-30 километров - и все, дальше у него сцепление нужно снимать-перебирать. Понятно, что во время войны этим занимались специальные техбригады, которые в ручном режиме оперативно, буквально за несколько часов, все это устраняли, но на съемках танк мог в какой-то момент сказать: "Оп! Ребята, до свидания, я на неделю на ремонт". Такие моменты технические бывали. Но ничего, справлялись. Вынуждены были брать дубли танков, слава богу, они сейчас у нас есть.

Советские фильмы о войне превзойти сложно. В России после 91-го года снимаются фильмы о войне, и некоторые из них даже неплохи. Есть какие-нибудь картины, на которые создатели сериала хотели равняться?

Андрей Кретов: Как таковых - нет. Мы брали несколько моментов, не целиком, только какие-то фрагментарные вещи. "Они сражались за Родину". "Освобождение".

Классика.

Андрей Кретов: Да, классика. Потому что это о человеческих жизнях и судьбах.

Кстати, вопрос режиссеру: фильм о войне или о любви?

Юрий Лейзеров: Фильм не столько о войне, сколько о людях на войне. Об их взаимоотношениях, о том, что живет в каждом из них, об их стремлении к мирной жизни, к тому, что осталось дома. О людях, о которых можно сказать тихо. Не громыхая пафосно железом, а тихо.

Андрей Кретов: Я думаю, это фильм о том, что жизнь людей на войне не заканчивается. Они не перестают любить, испытывать эмоции, проявлять чувства, расти, взрослеть, осознавать, осязать…

Юрий Лейзеров: Наоборот, те потери, с которыми они сталкиваются, делают их только больше людьми, больше наполняют их человеческими качествами. Потому что именно потери всех нас делают людьми. Наделяют способностью сопереживать, сочувствовать, сострадать и любить. Понимание конечности человеческой жизни вообще рождает любовь ко всему человечеству.

Любой фильм о войне имеет важную образовательную функцию. Какой войну покажет ваш фильм молодежи, какой она предстанет?

Андрей Кретов: Жестокой.

Юрий Лейзеров: Хотел только сказать, что она предстанет со стороны правды. То есть - жестокой, лишающей человека того, что он любил. Мы не играем в какую-то сентиментальную елейность. Герой обязательно должен победить, выжить. Все очень по-честному. Главные герои - 17-18-летние мальчики и девочки, которые столкнулись с чем-то невообразимо страшным. С тем, что мы даже не можем представить себе. Какие бы мы фильмы ни смотрели, книги ни читали, мы не можем себе этого представить. Никогда не представим. И никогда не передадим в полной мере то, что произошло. Через что им пришлось пройти. И, может быть, поэтому наши дедушки и бабушки, в своих браках жили по 50-60 лет. И больше никто - ни до, ни после них.

Андрей Кретов: И могут многое вытерпеть. Это надо надеть кирзовые сапоги и попробовать простоять десять часов на плацу. И тогда сразу становится понятно… Или непонятно, как эти люди в тех условиях, в сорокаградусный мороз в этих кирзовых сапогах могли по неделе не находиться в помещениях, не обогреваться и так далее.

Юрий Лейзеров: Одно дело - когда ты не понимаешь, ради чего ты это делаешь. Другое - когда понимаешь. Можно взять пример плаца, а можно и похлеще… Вы понимаете, как я к этому отношусь... У меня нет потребности кого-то образовать и кого-то спасти. У меня есть потребность только тронуть. И быть тронутым самому при этом. И если эта тронутость дальше пойдет в человека, будет пропитывать его дальше, то в нем самом уже произойдет что-то, что может с ним само не произойти.

Андрей Кретов: Кстати, а вы знаете, что не было ни одной песни про Битву на Курской дуге? Есть про все: про Битву за Москву, про Сталинград, про блокаду Ленинграда, про взятие Берлина. А про Курскую дугу не было ни одного стиха. Может, какие-то были, совсем какие-то неизвестные или вскользь. И так получилось, что Сергей Волчков, мой близкий приятель, певец, победитель шоу "Голос-2", посоветовал мне съездить к Александре Николаевне Пахмутовой и к Николаю Николаевичу Добронравову, поговорить с ними на эту тему. Он меня с ними и познакомил. Они сначала довольно скептически отнеслись к нашей идее и не хотели браться за работу, в том числе из-за большой занятости. Но, разумеется, тема войны им небезразлична, мы очень долго общались, и в результате Николай Николаевич написал нам великолепный стих, Александра Николаевна написала великолепную музыку, шикарную - под Сретенский хор, под большой симфонический оркестр. И эта песня будет у нас в сериале звучать.

Юрий Лейзеров: А сам Сергей Волчков у нас играет роль певца, который приехал на фронтовой концерт.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники