04.02.2018 13:33
    Рубрика:

    "Джебхат ан-Нусра" взяла ответственность за сбитый российский Су-25

    Российские военные за гибель летчика ответили массированным огнем по террористам
    В субботу при выполнении боевого задания в Сирии был сбит российский штурмовик Су-25. Его пилот, имя которого в Минобороны РФ пока не называют, погиб.

    Через несколько часов после инцидента в соцсетях появилось видео с горящим в сирийском небе самолетом. На других кадрах были запечатлены его пылающие на земле обломки и фрагмент штурмовика с красной звездой.

    Позже трагедию с российским самолетом подтвердили в Минобороны РФ. В военном ведомстве сообщили об ответном групповом ударе высокоточным оружием по району, откуда велся огонь по нашему Су-25. Было сказано: по данным радиоперехвата, в результате "удара возмездия" действующая в Идлибе группировка запрещенной в РФ террористической организации "Джебхат ан-Нусра" (именно ее в Минобороны России называют организатором атаки на российский штурмовик) потеряла более 30 боевиков.

    По информации наших военных, штурмовик Су-25, поднявшийся в субботу с авиабазы в Хмеймиме, выполнял облет зоны деэскалации "Идлиб" на северо-западе Сирии. По предварительным данным, в районе, подконтрольном боевикам "Джебхат ан-Нусра", штурмовик был обстрелян с земли из переносного зенитно-ракетного комплекса. Известно, что пилот успел сообщить руководителю полетов об этой атаке и даже сумел покинуть поврежденный выстрелом из ПЗРК самолет.

    Катапультирование прошло успешно. Однако к месту приземления летчика первыми добрались террористы. Офицер вступил с ними в перестрелку, но был убит.

    Сразу же после того, как стало известно о трагедии, офицеры российского миротворческого Центра в Хмеймиме и представители Турции, которые совместно отвечают в Сирии за зону деэскалации "Идлиб", стали искать возможность передачи тела погибшего пилота российской стороне. Эта работа продолжается и сейчас.

    Напомним, что район, где сбили штурмовик, де-юре считается зоной перемирия, но де-факто в последние недели является ареной ожесточенных боев правительственной армии Сирии с "нусровцами". В саму зону деэскалации "Идлиб" помимо одноименной провинции входят граничащие с ней северо-восточные районы провинции Латакия, западные районы провинции Алеппо и северные районы провинции Хама. В общей сложности там проживает более миллиона сирийцев. В мае прошлого года, когда была создана эта зона, ее контролировали вооруженные формирования общей численностью 14,5 тыс. человек. В том числе - представители "Джебхат ан-Нусры".

    Хотя эта организация официально признана ООН террористической, в США есть политики и военные, причисляющие ее боевиков к так называемой умеренной оппозиции. А подобные отряды, выступающие против режима президента Асада, американцы всячески поддерживают, в том числе оружием и боеприпасами. Некоторое время назад в арабских СМИ прошло сообщение, что, по данным сирийской разведки, действующие в Идлибе подразделения так называемой "Сирийской свободной армии" - ССА получили от своих заокеанских покровителей очередную партию боевого арсенала, в том числе ПЗРК "Стингер".

    Напомним, в декабре 2016 года действующий на тот момент президент США Барак Обама снял формальные ограничения на поставку оружия, боеприпасов и военной техники союзникам Вашингтона в Сирии. Тогда же Обама подписал закон о военных расходах, который в том числе регламентировал порядок и условия поставок ПЗРК так называемой сирийской вооруженной оппозиции. Министр иностранных дел России Сергей Лавров сразу предупредил коллег: разрешение на поставки США антиправительственным отрядам вооружений, включая ПЗРК, приведет к дальнейшей эскалации напряженности и новым жертвам.

    Сейчас американцы, понятное дело, отвергают какую - либо связь своих действий с трагедией в Идлибе. Сразу после инцидента с нашим Су-25 представитель Пентагона майор Адриан Рэнкин-Гэллоуэй заявил, что Соединенные Штаты не поставляли никаким своим союзным силам в Сирии зенитное вооружение.

    Однако известно, что еще в октябре 2015 года вооруженное крыло ССА просило у Пентагона ракетные комплексы, способные поражать самолеты и вертолеты на высотах до 4 километров. Такими характеристиками как раз обладает американский ПЗРК FIM-92 "Stinger" (переводится как "жало"). Его ракета достает цель на высотах от 180 метров до 3,8 километра и на дальности от 4,8 до 8 тыс. метров. То есть маневрирующий у земли российский штурмовик вполне мог стать объектом такой атаки. Строго говоря, из другого стрелкового оружия, например, крупнокалиберного пулемета, этот бронированный самолет сбить практически невозможно.

    В пользу данной версии говорит и тот факт, что руководители "Свободной сирийской армии" никогда особо не скрывали: их бойцы, в том числе, учатся применению переносных зенитно - ракетных комплексов в одном из лагерей на территории Катара.

    Может возникнуть вопрос: Минобороны РФ говорит о районе, контролируемом "Джебхат ан-Нусрой", а информация по возможному появлению в Сирии американских ПЗРК связана со "Свободной сирийской армией". Нет ли тут противоречия? Нет. Прежде всего, четкого разграничения зон ответственности в контролируемом оппозиционерами и "нусровцами" районе провинции Идлиб не существует. Теоретически удар по нашему самолету могли нанести и те, и другие. Однако, судя по сообщению военного ведомства РФ, сделали это именно террористы "ан-Нусры". А вот передать им ручные зенитки вполне могли бойцы ССА. Достаточно вспомнить, как оружие и другие военные грузы, которыми США и их союзники снабжали в Сирии оппозиционеров, в итоге оказывались у боевиков запрещенной в нашей стране ИГИЛ.

    То, что атаку на российский штурмовик Су-25 провели именно "нусровцы", уже подтвердили сами террористы. По сообщению информагентств Reuters и France Press, в соцсетях они взяли на себя ответственность за инцидент в Идлибе, хотя и не подтвердили это никакими доказательствами.

    В любом случае появление у противников Асада такого серьезного средства ПВО, как переносные зенитно-ракетные комплексы, - очень тревожный сигнал. И на него наше командование и наши летчики в Сирии наверняка оперативно отреагируют. Речь даже может идти об изменении тактики воздушного боя. Легко предположить, что маршруты полетов российской авиации в Сирии теперь будут строиться с учетом возможного удара по самолетам "Стингерами" или другими типами ПЗРК.

    И тут нашим пилотам может пригодиться опыт их старших коллег в Афганистане. Когда США начали снабжать душманов "Стингерами", все наши экипажи не только стали активно применять противозенитные маневры, но и отстреливать специальные тепловые ловушки, которые уводили зенитные ракеты в сторону от борта. Дело в том, что радиолокационное оборудование самолетов не способно засечь атаку ПЗРК, так как ракеты этих комплексов имеют пассивную, то есть не излучающую радиосигналы головку самонаведения. Боеприпас главным образом реагирует на тепло, которое вырабатывают сопла реактивных или других авиационных двигателей. А специальные ловушки, отстреливаемые самолетом, способны ввести ракеты в заблуждение относительно их реальной цели.

    Вполне возможно, что в арсенале ВКС существуют и другие, более продвинутые средства борьбы с ПЗРК, которые теперь однозначно понадобятся нашим пилотам в Сирии.

    В то же время сам факт появления ручных зениток у боевиков требует серьезного расследования. Учитывая, что такое оружие они могут применить по любому находящемуся в небе Сирии самолету, было бы правильным, чтобы расследование носило международный характер. А те, кто передал оппозиционерам или "нусровцам" ПЗРК, были не только названы вслух, но и понесли за это ответственность.

    Компетентно

    Игорь Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона":

    - Главное, что теперь надо сделать, разумеется, помимо принятия военных мер ответного реагирования, - это установить, из какого ПЗРК был сбит наш Су-25. Определить его тип и страну происхождения для того, чтобы дальше понимать, каким образом нам действовать.

    Надо разбираться, чей это ПЗРК. Если это "Стингер", то каким образом он попал в руки "Джебхат ан-Нусры". Были сообщения о том, что якобы США поставляли некие системы вооружения курдам. Необходимо потребовать от Вашингтона полный перечень поставляемого оборудования в руки тех или иных вооруженных группировок. Самое главное, выяснить, были ли поставки ПЗРК. Второй вариант - попадание ПЗРК в Сирию возможно по украинскому каналу. Напрямую либо через Болгарию.

    Разумеется, мы должны в очень жестком варианте предупредить западные страны о том, что любые поставки такого вида оружия в Сирию, вне зависимости от того, в чьи руки они попадают, будет являться для России абсолютно неприемлемым вариантом.

    *Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"