Милан Марич - о "Довлатове", съемках в России и своих впечатлениях

В фокусе 12.03.2018, 21:27 | Текст: Юлия Авакова

Сербский актер Милан Марич, сыгравший главную роль в фильме Алексея Германа-младшего "Довлатов", который в основном получил лестные отзывы в отечественной и зарубежной прессе, получил известность у себя на родине достаточно давно и на протяжении последнего десятилетия считается одним из самых талантливых молодых исполнителей - как в театре, так и в кино.

За его плечами - съемки в нескольких боевиках и криминальных драмах, роль в культовом сербском сериале "Аисты вернутся" ("Вратиће се роде"), образ Данило Илича в фильме (а затем - и в одноименном сериале) "Я защищал "Молодую Боснию" (Бранио сам "Младу Босну").

Кроме того, в настоящее время сербский телеканал РТС осуществляет трансляцию масштабного исторического сериала "Неманичи - рождение королевства" ("Немањићи - рађање краљевине") о первой сербской королевской династии Неманичей, где Милана Марича можно лицезреть в роли Вукана, короля Дукли и Далмации, великого жупана Рашки и князя Зеты, продержавшегося у власти немногим более десяти лет.

В своем интервью телеканалу N1 Милан Марич поделился впечатлениями от посещения Берлинале, на котором состоялась премьера "Довлатова", рассказал историю о внезапном появлении в поле зрения Алексея Германа-младшего, а также красочно расписал особенности творческого процесса на съемочной площадке, отдельно упомянув о поразительном взаимопонимании, которое возникло между ним и именитым российским режиссером.

Дни, проведенные на Берлинале, актеру очень запомнились, причем не столько в силу напряженного графика и особого внимания к собственной персоне, сколько благодаря осознанию масштабности и многоликости фестиваля, сопричастности чему-то большему, выходящему за пределы собственного опыта, так как ранее актер в международных и иностранных проектах не снимался.

Своего героя Марич назвал великим писателем и в своем интервью для сербской публики вкратце изложил основные моменты ленинградского периода жизни Сергея Довлатова, а также причины, побудившие писателя эмигрировать из СССР. Актер не дал собственной оценки проделанной им самим работы, однако рассказал об одном отзыве, тронувшем его до глубины души. Речь идет о встрече Марича с дочерью Довлатова, которая после просмотра фильма сказала, что никто не смог бы сыграть ее отца так, как это сделал сербский актер.

О существовании Милана Марича Алексей Герман-младший узнал от сербской актрисы Даниэлы Стоянович, которая с 2000 года живет и работает в Санкт-Петербурге. Сначала Марич прислал свои черно-белые фотографии, затем записал видеофрагмент с монологом из "Дяди Вани" А.П. Чехова, а уже после этого ему поступило приглашение на кастинг в Санкт-Петербурге непосредственно с режиссером.

События развивались достаточно быстро - и вот, после того, как Марич был утвержден на роль, наступило время для подвига - выучить русский язык, на что ему было отведено три месяца. Благодаря чудесной преподавательнице из Загреба, с которой Марич занимался по четыре часа в день, по истечении отведенного срока задача была осуществлена. Актер с теплотой вспоминает о работе с Алексеем Германом, восхищаясь его необычным творческим подходом к съемочному процессу. Режиссер, актер и польский оператор Лукаш Зал нашли общий язык - во всех смыслах слова - за считаные дни. Марича откровенно забавляла реакция тех, кто случайно оказывался на съемках и становился свидетелем их оживленного общения - смесь русского, сербского, польского и английского обескураживала всех посторонних, в то время как сами участники дискуссии были настолько увлечены, что зачастую не особо задумывались о курьезности происходящего.

Изредка случалось так, что Маричу никак не давалась какая-то сцена, и после внушительного количества дублей, когда сербского актера начинало трясти от собственной невозможности справиться с текстом, Герман ласково отзывал его в сторону, брал лист с монологом, быстренько его переписывал - и через пятнадцать минут Марич должен был быть готов произнести уже другой текст! Но это, как ни удивительно, зачастую оказывалось в разы легче. Марич не без юмора отмечает, что ему очень помогли спокойствие, обстоятельность и уравновешенность его российских коллег, так как эти качества - полная противоположность балканскому темпераменту, носителем которого является как он сам, так и большинство режиссеров, с которыми ему приходилось работать в своей жизни.

Что же касается места съемок и работы над ролью - Марич был поражен Россией, особой магией Санкт-Петербурга и, конечно же, русскими морозами. В день его прилета температура опустилась до -27 градусов, а в первый день съемок милостиво поднялась до 23 градусов ниже нуля. Марич совершал долгие прогулки по Петербургу: блуждая ночами вдоль Невы, пересекая заледеневшие каналы, он пытался познать дух города, нащупать верную тональность в изображении образа Довлатова, человека, неразрывно связанного с Северной столицей в том виде, в котором она существовала несколько десятилетий назад

То, что он на решающем этапе оказался один на один с ролью, вдали от своей родины, без поддержки семьи и друзей, в чужой петербуржской квартире, сыграло сугубо положительную роль - признается Марич уже после премьеры. Из-за необычности происходящего, погружения в абсолютно новую, еще не до конца для себя понятную атмосферу, он был полностью сосредоточен на выполнении конкретных задач, что избавило его от внутренней паники, которая непременно возникла бы, если бы он еще тогда по-настоящему осознал масштаб и огромный груз ответственности, лежащий на человеке, призванном воплотить уникальный и дорогой столь многим образ Сергея Довлатова.

Российские СМИ тоже не остались в стороне - помимо интервью, которые актер в некотором количестве дал различным телеканалам, другие издания воспользовались возможностью задать актеру пару вопросов. И по традиции, которая была заложена, как кажется, при активном участии Милоша Биковича, еще одного сербского актера, получившего известность в России, Милану Маричу также пришлось радовать наших сограждан прелестями сербского языка. Из ролика, созданного журналом GQ, можно узнать, что по-сербски "домашний таракан" звучит как "домаћа бубашваба", красное вино, на самом деле - черное ("црно вино"), а "гадости" - они и в Сербии "гадости".

Мы в соцсетях:

Читайте также