Новости

01.04.2018 13:12
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Луч света в горьком царстве

МХТ им. Чехова отметил 150-летие пролетарского писателя
Идею этого спектакля-посвящения предложил еще Олег Табаков. Ему казалось справедливым, чтобы юбилей автора, творчество и судьба которого так тесно связаны с МХТ, был отмечен так же как и другие важнейшие юбилеи - Станиславского, Немировича-Данченко, Чехова. Всем памятен юбилей Станиславского, срежиссированный Кириллом Серебренниковым в 2013 году. Тогда на мхатовских подмостках рядом с Табаковым и его труппой выступили ведущие деятели российского и мирового театра - от Деклана Доннеллана до Алексея Бартошевича.
Сегодняшние актеры чувствуют свою нешуточную связь с историей столетней давности. Фото: Екатерина Цветкова/ РГ Сегодняшние актеры чувствуют свою нешуточную связь с историей столетней давности. Фото: Екатерина Цветкова/ РГ
Сегодняшние актеры чувствуют свою нешуточную связь с историей столетней давности. Фото: Екатерина Цветкова/ РГ

Пьесу "Солнце всходит", собранную из фрагментов горьковских пьес, документальных свидетельств и материалов, придумал драматург Михаил Дурненков, с именем которого связано становление "новой драмы". Олег Табаков был тем, кто поддержал это явление. Именно в МХТ два года подряд шел фестиваль, посвященный современной пьесе.  

Виктор Рыжаков, режиссер вечера, собрал у большого стола сразу несколько поколений актеров МХТ, родившихся здесь за четверть века. Неожиданно оказалось, что, чествуя Горького, мы прощались с эпохой Табакова. Не панихидой, но художественным гимном тем восемнадцати годам, которые открыли новые режиссерские дарования, новую драму, новую музыку (композитор Сергей Невский) и сформировали новую кровеносную систему театра.

На сцене сидели актеры, чье единство не было столь очевидным прежде, а тут, без Табакова, все они вдруг оказались одной компанией - разнообразной, современной и восхитительно живой.

Уже влюбленная в Горького труппа молодого МХТ разглядывает его во все глаза. Игорь Верник - мудрый и лукавый Немирович-Данченко, Анатолий Белый - величавый и благородный Станиславский. Ксения Раппопорт (МДТ-Театр Европы) - роскошная Мария Андреева, у которой только начинается роман с Горьким и с революцией, - улыбается пронзительней всех. Ей вторит Книппер-Чехова (Марина Зудина), рядом с ней - Чехов (Павел Ворожцов), а дальше Ромен Роллан (Денис Бургазлиев), Михаил Булгаков (Максим Матвеев), Мура Будберг (Светлана Колпакова, она же - Крупская), Качалов (Алексей Агапов), Ленин (Валерий Трошин), Сталин (Андрей Бурковский), Максим Пешков (Артем Волобуев). Около 50 (!) актеров и музыкантов озвучивают эти непростые свидетельства, напевая "Солнце всходит и заходит, а в тюрьме моей темно" (ту самую, из "На дне"), играя по две, три, а то и четыре роли, заставляя думать о связи времен.

...Не спектакль, не читка, не концерт - действие кажется камерным, легким

Некоторые документы знакомы, другие меняют свой контекст, третьи от неожиданного сопоставления звучат оглушительно.

Станиславский, Чехов, молодые актеры, поначалу празднующие свою причастность к первым успехам, к "Мещанам" и "На дне", вскоре охвачены смятением, страхом, разочарованием. Уже в 1904 году, на читке "Дачников", случится страшный скандал: презрение к интеллигенции, выраженное в пьесе, больно заденет не только Немировича, но и актеров, спектакль не состоится.

Сегодняшние актеры чувствуют свою нешуточную связь с историей столетней давности. Отзывчивость, воспитанная в них годами самых разнообразных художественных впечатлений, слышна в эскизной работе, готовившейся в горькие для театра дни. Благодаря промежуточному жанру, изобретенному в МХТ - ни спектакль, ни читка, ни концерт - действие кажется камерным, легким, на глазах рождающимся постижением истории, которая со всего размаха опрокидывается в сегодняшний зал.

И тогда Марина Зудина, играющая Книппер-Чехову, получает возможность рассказать о своей недавней утрате во фрагменте, посвященном смерти Чехова: читая слова прощания с драматургом,  она едва удерживается от слез, а вместе с ней - и мхатовский зал 2017 года. Элегантно и благородно, с помощью белых панелей и фотопроекций созданный Николаем Симоновым абрис знаменитого здания в Камергерском взлетает к колосникам. А с ним стартует в свое новое будущее и сам МХТ.

Сможет ли новый руководитель первого, важнейшего для страны театра сохранить этот современный тонко настроенный организм, готовый существовать на стыке стилей, времен, режиссерских манер и театральных новаций? Печать этих горьких дней и горьких раздумий явно окрасила вечер, посвященный 150-летию Максима Горького.