Новости

05.04.2018 09:26
Рубрика: Общество

Остановил бег времени

Как слесарь ЖЭКа стал музейным реставратором
Парень из рабочей семьи, слесарь Михаил Кузнецов и предположить не мог, что станет... художником-реставратором. Сегодня десятки восстановленных им экспонатов украшают залы омских музеев.
Михаил Кузнецов: Если бы в юности мне сказали, что я буду учиться у ведущих реставраторов Москвы, Екатеринбурга, Питера, ни за чтобы не поверил. Фото: Светлана Сибина/РГ Михаил Кузнецов: Если бы в юности мне сказали, что я буду учиться у ведущих реставраторов Москвы, Екатеринбурга, Питера, ни за чтобы не поверил. Фото: Светлана Сибина/РГ
Михаил Кузнецов: Если бы в юности мне сказали, что я буду учиться у ведущих реставраторов Москвы, Екатеринбурга, Питера, ни за чтобы не поверил. Фото: Светлана Сибина/РГ

Кресло Его Величества

- Михаил Кузнецов - один из наших самых ценных сотрудников, - считает заместитель директора по науке Омского музея имени М. А. Врубеля Ирина Симонова. - Все, что сделано из металла, проходит через его руки, это уже более ста восстановленных экспонатов. В числе из самых выдающихся, например, трон российской императрицы Александры Федоровны. Черное дерево, бархат и более двенадцати килограммов благородного металла. Серебряная накладка на спинке изобилует изображениями животных, людей, мифологических чудовищ. Что означают эти символы, еще предстоит разгадать.

По словам историков, два тронных кресла были подарены императорской чете Романовых калмыцкой делегацией в 1908 году. Трон Николая II после революции бесследно пропал, а вот кресло императрицы уцелело. Его использовали в качестве реквизита в местном театре. Правда, трон лишился большей части серебряных накладок, а из четырех львов сохранился только один.

- Восстановить ценный экспонат помогли фотографии, которые сотрудники нашего музея нашли в журнале "Нева" за 1908 год. На них хорошо видны оба трона, выполненные по единому образцу, но различные по размеру, - поясняет ведущий реставратор Михаил Кузнецов.

Вначале была рогатка

То, что у Миши руки растут, откуда надо, его бабушка заметила, когда он был еще ребенком. Мальчик мастерил из дерева такие самострелы, рогатки и мечи, что старшие ребята завидовали.

В школе он мало отличался от сверстников-сорванцов - пропускал уроки, прятал от родителей дневник. А вкус к учебе почувствовал только, когда поступил в механическое училище - на этом настоял его отец, слесарь-профессионал. Тут подросток взялся за ум, освоил работу на всех станках и мог запросто выточить из болванки не только учебную деталь, но, например, перстень-печатку. Училище Кузнецов окончил с отличием.

После службы в армии пошел работать на завод, женился. Но молодой семье была нужна квартира, и Михаил устроился слесарем в домоуправление, с условием отработать за предоставленную жилплощадь десять лет. И отработал.

Однажды, перебирая металлический хлам, он неожиданно увидел в нем материал для творчества. И соорудил из деталей железного дровосека, а потом собаку и лошадь. Необычные фигурки получились на удивление оригинальными и забавными. О необычном хобби слесаря ЖЭКа даже написала местная газета.

Сам мастер считал это занятие баловством, да и некогда было заниматься "глупостями". Семья росла, а вместе с ней и расходы. Поэтому, помимо основной работы, коммунальных дел мастер охотно брался за "левую". Однажды в числе его заказчиков оказался музей изобразительного искусства. После того как Кузнецов быстро и умело справился с одной да другой поломкой, его пригласили в штат учреждения. И жизнь слесаря стремительно начала меняться.

Послали на Соловки

- С кем поведешься, от того и наберешься, - улыбается Михаил. - В обществе творческих личностей оставаться безучастным к искусству просто невозможно. А так как коллектив в музее оказался замечательный, в свободное от дел время я потихоньку начал ваять скульптуры-шаржи. Благо, гайки, болты, пруты всегда под рукой. Когда набралось три десятка поделок, коллеги предложили организовать выставку "Знакомые все лица". Директор музея идею поддержал. А вскоре стать учеником мне предложил старейший музейный реставратор Геннадий Великосельский.

Для того чтобы стать настоящим мастером, Кузнецову пришлось многому научиться. Но он был счастлив окунуться в открывшийся мир новых знаний.

- Если бы в юности мне сказали, что я буду учиться у ведущих реставраторов Москвы, Екатеринбурга, Питера, ни за что не поверил, - признается Михаил. - А как было интересно в экспедиции на Соловки, куда собрались мастера со всей России и специалисты Киево-Печерской Лавры! Совместная работа над древними реликтами дала мне неоценимый опыт, а ведь было еще дружеское общение с замечательными творческими людьми. Настоящий подарок судьбы.

На Соловках специалисты реставрировали колокола XVIII-XIX веков весом по 650 килограммов. После революции, чтобы спасти от переплавки, верующие закопали колокола в землю, и за десятилетия они сильно пострадали от влаги. Еще один бесценный экспонат - серебряная двухметровая рака, которую очищали от черного слоя окиси.

По словам Михаила Кузнецова, самая сложная работа - на археологических раскопках, когда пережившие века ценные артефакты буквально рассыпаются в руках, а так важно их сохранить. В последние годы реставратора часто приглашают поработать в экспедициях в Тарском районе Омской области. Недавно археологи раскопали здесь курган X века с захоронением вождя. Вместе с другими воинскими снаряжением обнаружили саблю, которая пролежала в земле тысячу лет, но неплохо сохранилась. Это говорит о высоком качестве стали, в Сибири такого делать не умели. Мастер очистил от ржавчины лезвие, восстановил рукоять, покрытую серебром, и теперь оружие выглядит почти так же, каким оно было десять веков назад.

С точностью до микрона

Работа реставратора исключает всякую фантазию. Все восстановленные элементы должны полностью соответствовать историческому облику оригинала. Правда, если хорошенько присмотреться к музейным канделябрам, подсвечникам, часам, изразцам икон, то иногда можно заметить, что некоторые детали чуть светлее, чем остальные - именно они были восстановлены. А порой то, что раритет восстановлен, может определить только специалист.

- Эта ваза много лет простояла в музейной витрине. А потом наши специалисты увидели фотографию точно такого же экспоната, но заключенного в круглую клетку с фигурками птиц, - эта часть вещи была утрачена, - вспоминает Михаил Кузнецов. - И я по фотографиям восстановил недостающий фрагмент - спаял точно такую же клетку.

P. S.

Мастер полон новых творческих планов, но уже думает о преемнике. Найти его непросто - толковые ребята со светлой головой и умелыми руками, готовые трудиться за скромную зарплату музейного сотрудника в большом дефиците. Правда, в последнее время в мастерскую дедушки зачастил внук, который вертится возле станков и все норовит что-нибудь смастерить. Он еще маленький, но ведь дети растут быстро.

В регионах Общество Ежедневник Образ жизни Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Сибирь СФО Омская область Омск