Новости

16.04.2018 13:20
Рубрика: Культура

Барочный круг

Новая программа композитора Антона Батагова заставляет услышать барокко в роке и джазе
Пианист и композитор Антон Батагов уже много лет поставляет московским филармоническим залам хиты. Неистощимый на идеи, он всегда придумывает такие программы, которые одновременно и свежи и "внятны" так называемой неподготовленной публике.
Антон Батагов представил новую программу "Вечерний гимн" и альбом, выпущенный "Мелодией". Фото: Юрий Машков/ТАСС Антон Батагов представил новую программу "Вечерний гимн" и альбом, выпущенный "Мелодией". Фото: Юрий Машков/ТАСС
Антон Батагов представил новую программу "Вечерний гимн" и альбом, выпущенный "Мелодией". Фото: Юрий Машков/ТАСС

Осенью, например, Батагов представил программу из барочных сочинений и минимализма XX века Майкла Наймана - между этими стилями в его интерпретации нашлись параллели (и не совсем неожиданные - хиты Наймана вдохновлены английским классиком Генри Перселлом). На том же концерте Батагов резонно заметил, что вся им исполняемая барочная музыка писалась не для рояля - фортепиано тогда еще не изобрели - но на этом инструменте звучит и архаично, и современно.

Так и есть: всему "виной" манера Батагова, его прекрасный звук и фразировка. Поэтому публика ходит не столько на произведения, сколько на Батагова: что ни сыграет на рояле сольно - все увлекательно.

Концерт в зале "Филармония-2", расположенном несколько на отшибе, между олимпийской деревней и районом Очаково, представляли как презентацию. Причем не только новой программы "Вечерний гимн", но и альбома, который выпустила "Мелодия" (компакт-диск дарили всем посетителям с билетами).

Программа четко следовала трек-листу альбома. Начинается с A Galyard анонимного автора начала XVI века. Произведение показалось несколько суховатым и слишком схематичным - будто аккомпанемент к чему-то. Но дальше пошли мелодичные, яркие и драйвовые - произведение Перселла (Чакона соль-минор), Джона Дауленда (который после перепевок Стинга уже может считаться поп-композитором), Уильяма Берда и других. Первое отделение получилось довольно пестрым по настроению и эмоциям; второе - более цельным, хотя там были те же композиторы и анонимы.

По словам Батагова, он никак не адаптировал произведения под рояль. Просто взял ноты - вокальные, ансамблевые, клавесинные - и сыграл по написанному. На рояле, неаутентично то есть. Но сейчас и музыканты сами неаутентичные, потому что слушали и/или играли джаз, рок, авангард, модернистов и так далее. Лотман писал о способности художественного текста накапливать информацию - вот также и меломанское ухо "вслушивает" более позднюю музыку в более раннюю.

Исполнение клавесинной музыки на рояле, конечно, меняет музыку, а как и в какую сторону - вопрос вкуса. Исполнителя и слушателя. Слушая же слигованные ноты Батагова в голове "достраиваешь" яркую "дребезжащую" атаку клавесина.

Например, Suite in G major Перселла прозвучала как нечто джазовое в начале, а ближе к финалу - уже скорее равелевское. Напомню, что "Гробницу Куперена" Равеля Батагов записал ещё в 1993 году, и в том его исполнении теперь слышится нечто барочное. То есть в прямом смысле - барочный круг: всё возвращается к барокко. Чтобы потом от него оттолкнуться.

Культура Музыка Классика