Новости

07.05.2018 21:10
Рубрика: Культура

Оркестр дальнего следования

В среду на Поклонной горе завершится XVII Пасхальный фестиваль
Уже в семнадцатый раз Московский Пасхальный фестиваль завершится в День Победы - традиционным опен эйром Валерия Гергиева с оркестром Мариинского театра на Поклонной горе, собирающим до 300 тысяч зрителей, и вечерним концертом в Большом зале консерватории. На Поклонную гору Валерий Гергиев с Мариинским оркестром прибудут из Европы, где в эти дни выступают в Люцерне, Женеве и Цюрихе с циклом "Все симфонии Чайковского".
Для Валерия Гергиева очень важно было оценить новые залы местных театров и попробовать их акустику. Фото: Александр Шапунов / Московский пасхальный фестиваль Для Валерия Гергиева очень важно было оценить новые залы местных театров и попробовать их акустику. Фото: Александр Шапунов / Московский пасхальный фестиваль
Для Валерия Гергиева очень важно было оценить новые залы местных театров и попробовать их акустику. Фото: Александр Шапунов / Московский пасхальный фестиваль

Музыкальный состав

Европейские гастроли вписались в афишу Московского Пасхального фестиваля, имевшую в этом году беспрецедентный размах: за 32 дня - около двухсот концертов в десятках регионов страны, выступления в Пекине, в Баден-Бадене, в Швейцарии, пасхальные звоны в 50 церквях, хоровая программа из десяти стран, благотворительные концерты. Но самым сложным по логистике оказался, как обычно, пасхальный тур Гергиева с Мариинским оркестром на специальном поезде почти по 30 российским городам - непрерывный маршрут от Москвы до Владикавказа, через Волгоград в Татарстан, в Сибирь, на Урал, на Север, в Карелию, через Петербург и Москву в Смоленск, в Белгород. Впервые за историю фестиваля музыканты практически все 32 дня провели на колесах, покидая поезд только на время своих выступлений. При этом перегоны между городами достигали тысячи километров (как от Мурманска до Петрозаводска).

Мариинский оркестр проехал на поезде почти по 30 российским городам

Кроме прочего, пасхальный поезд под номером 935/936 надо было виртуозно вписать в график движения поездов всех российских железных дорог, обеспечив ему многочасовые стоянки, парадные перроны, где руководство городов с цветами встречало Гергиева, учесть задержки отправления, когда маэстро опаздывал к поезду после своих встреч. Выстроить работу железной дороги под музыкальный проект - подобного прецедента в мире нет и вряд ли появится. Но даже не учитывая логистики, выдержать нагрузки пасхального тура, не сорвав ни одной программы, реально смог бы только Мариинский оркестр, заточенный на жесткий гастрольный режим работы. Достаточно назвать, какого уровня сложности партитуры исполнялись "с колес": симфонии Прокофьева, Чайковского, Брукнера, сложнейшие симфонические поэмы Рихарда Штрауса, концерты Сибелиуса, Бруха, Скрябина, Рахманинова, Прокофьева, оперы Верди, Дебюсси, Рихарда Вагнера, сочинения русской и европейской классики, многие из которых впервые звучали в региональных залах.

Между тем удовольствием для Гергиева было оценивать новые или отреставрированные залы местных театров и филармоний, пробовать акустику и даже полностью менять под эту акустику программы концертов. Так было, например, в Мурманской филармонии , где два года назад была проведена капитальная реконструкция.

Африканда в снегах

В заснеженный Мурманск - крупнейший в мире город за Полярным кругом, пасхальный поезд прибыл из Архангельска, где накануне оркестр Мариинки выступал на сцене Театра драмы имени М.В. Ломоносова. Из поезда сразу отправились в зал филармонии:

Гергиеву важно было попробовать акустику. Тест оказался полезным: вместо задуманной партитуры Рихарда Штрауса на концерте прозвучали эклога Дебюсси "Послеполуденный отдых фавна", возвышенная "Страстная пятница" из вагнеровского "Парсифаля", "Волшебное озеро" Лядова и две симфонии - "Итальянская" Мендельсона и "Классическая" Прокофьева. Программа, полностью сотканная из светлых красок и легкого оркестрового звука. Именно так - с тихими всплесками глиссандо арфы, воздушными струнными и завораживающим соло флейты звучала партитура Дебюсси, а затем возникал другой образ волшебной воды - теперь уже с кикиморами, болотными духами, надвигающимися остинато, пугающими наплывами "медного" звука и истаивающими струнными (в "Волшебном озере" Лядова). В симфониях Прокофьева и Мендельсона оркестр генерировал энергию радости, ясные артикуляции и бурные темпы. Гергиев оценил филармонический зал как "великолепный для произведений камерной музыки" и пообещал привезти в Мурманск солиста Мариинки, одного из лучших басов мира Евгения Никитина, чтобы знаменитый певец выступил в своем родном городе.

Замдиректора филармонии Елена Завалиенко заметила, что все, кто выступают на этой сцене, стремятся снова приехать в Мурманск: филармония им оказывает прекрасный прием. В прошлом месяце здесь выступал Михаил Плетнев с Российским национальным оркестром, в мае будет гастролировать Владимир Спиваков с "Виртуозами Москвы". Но с собственными кадрами в Мурманской филармонии проблема: молодые музыканты уезжают из города из-за плохого климата и тяжелой экологии. В штате филармонического оркестра сегодня числится всего десять человек, двадцать работают по совместительству, а медную группу приходится приглашать из оркестра Штаба Северного флота. Между тем оркестр готовит девять новых программ в сезон, работает с российскими и зарубежными дирижерами. Филармония предлагает публике четыре абонемента, которые раскупаются целиком, регулярно выезжает с программами в самые отдаленные районы Кольского полуострова - например, в поселок с загадочным для Арктики названием Африканда. Здесь на концерты собираются тридцать-сорок человек, но они хотят слушать классическую музыку.

Мариинский оркестр смог выдержать все нагрузки пасхального тура, не сорвав ни одной программы. Фото: Александр Шапунов / Московский пасхальный фестиваль

Классика на заводе

Тысяча километров пути, шестнадцать часов в поезде - и оркестр после заснеженного Мурманска вышел на дождливую платформу Петрозаводского вокзала. Пока в контейнерах перевозили контрабасы и ударные инструменты, а встречающие с зонтами и камерами ожидали появления Гергиева, министр культуры Карелии Алексей Лесонен объяснил, почему в городе сложно проводить большие культурные мероприятия: "Городу нужен многофункциональный зал. У нас есть предложение модернизировать бывший Александровский завод, от которого когда-то начинал отсчет своей истории Петрозаводск. Подобного рода проект уже осуществили в финском городе Турку: в точно таких же цехах, как на Александровском заводе, где раньше ходили мостовые краны, создали передвижной многофункциональный зал. Это трансформер, который меняет свой объем от 400 посадочных мест до 1200 и может сдвигаться, освобождая помещение для выставок и мероприятий делового направления. Мы проработали это предложение с "Охта Групп", владеющей сегодня территорией бывшего "Онежского тракторного завода" (исторические помещения Александровского завода): они готовы передать безвозмездно цеха и земельные участки под проект. Мы ищем федеральную поддержку". В городе с прочными музыкальными традициями, где есть консерватория, Музыкальный театр и где филармония работает в здании бывшего Политпросвета, современный концертный зал очевидно необходим и будет востребован.

200 концертов в разных реагионах страны прошли в рамках Пасхального фестиваля

На искушенность петрозаводской публики ориентировался и Гергиев, исполнивший на сцене Музыкального театра Карелии сложнейшую и изысканную симфоническую программу из сочинений Рихарда Штрауса: Альпийскую симфонию и поэму "Дон Кихот", где солировали виолончелист Давид Герингас и альтист Юрий Афонькин. Эти два огромных симфонических полотна, созданные в период творческого апогея Штрауса, - репертуарная редкость для российских оркестров и показатель высшего оркестрового мастерства. Как руководитель Мюнхенского филармонического оркестра, в чьей афише Рихард Штраус, родившийся в Мюнхене, - титульный композитор, Валерий Гергиев заточил теперь на этот репертуар и Мариинский оркестр. На свой день рождения в Москве он исполнил в Концертном зале Чайковского "Жизнь героя" Штрауса. И в каждой штраусовской партитуре он воссоздавал гипертрофированный оркестровый масштаб, завораживал богатством оркестрового языка, светотенями в подаче инструментальных групп, красивыми плотными titti, тембровыми "мерцаниями" и вагнеровскими сверканиями меди.

Сам Гергиев репертуарным трендом этого года считает творчество Мариуса Петипа, 200-летие которого отмечает Мариинский театр.

- Мы посвящаем ему много работ - это наше приношением мастеру, оставившему совершенно необъятную сокровищницу спектаклей, которыми восхищается весь мир. Мы восстанавливаем многое из его наследия, в том числе те названия, которыми в свое время интересовался Петипа. Новые работы планируем давать молодым хореографам. Многие из них ищут вдохновение у рэперов, байкеров, но у нас богатая библиотека величайших русских партитур.

В Петрозаводске Гергиев назвал и некоторые позиции будущей афиши "Звезд белых ночей": на фестивале предстоят премьеры "Фальстафа" Верди, концертные исполнения "Тангейзера" Вагнера, "Пеллеаса и Мелизанды", мистерии "Мученичество Святого Себастьяна" Дебюсси.

Блеск и нищета Глинки

Пасхальный визит Гергиева в Смоленск стал уже традиционным для города, где родился основоположник русской классической музыки Михаил Глинка. С жизнью этого города, когда-то считавшегося крупным музыкальным центром с богатой филармонической афишей и ежегодным музыкальным фестивалем имени Глинки (в этом году он пройдет уже в 61-й раз), Гергиева связывает особая история. Семь лет назад благодаря его вмешательству как раз во время пасхального визита удалось спасти Смоленское музыкальное училище имени Глинки от его скандального выселения в здание кулинарного техникума на отшибе города. Училище осталось на своем месте и в этом году готовится отметить свой 60-летний юбилей. Это событие должно было бы стать заметным в культурной жизни города, где практически все музыканты и педагоги музыкальных школ - выпускники училища Глинки. Среди поколений "глинковцев" - музыканты и дирижеры известных российских и зарубежных оркестров, артисты оперных театров, фольклорных ансамблей, сотрудники крупнейших музыкальных институций столиц, музыкальные критики. Между тем сегодня в помещении училища течет крыша, а разбитые рояли, на которых обучались еще педагоги училища, спасают клеенками от воды. Встречавший Гергиева на перроне вокзала один из руководителей департамента культуры Смоленской области Егор Филимонов заверил, что в городе гордятся музыкальным училищем Глинки и в этом году будут обновлять его материально-техническую базу, проведут ремонт здания. До покупки роялей, правда, дело не дойдет - слишком дорогие инструменты. Но вопрос инструментария взволновал Гергиева, понимающего, что на рояле с выбитыми клавишами пианиста не воспитаешь.

- Я знаю, что такие проблемы существуют в стране. Мы поднимали этот вопрос в рамках культурного форума, я обращался с ним даже к Владимиру Владимировичу Путину, понимая, что только на его уровне можно решить этот вопрос. Сегодня мы уже приступили к созданию и восстановлению отечественных фабрик пианино и роялей. То же самое относится и к изготовлению деревянных и медных инструментов. Нас всего несколько месяцев отделяют от конкурса Чайковского, подготовка молодых российских музыкантов к нему уже началась. И мы обязательно снова будем поднимать вопрос музыкальных инструментов, потому что сегодня мы покупаем их у немцев, швейцарцев, в Китае, в Японии. Но в свое время Россия производила сама эти инструменты. Смоленское училище - одно из самых знаменитых учебных заведений, оно носит имя Михаила Ивановича Глинки. Начало истории Мариинского театра идет от опер Глинки, и мы очень тщательно храним его наследие: на нашей сцене идут и "Жизнь за царя", и "Руслан и Людмила" - это основа нашего репертуара наряду с балетами Чайковского и произведениями Римского-Корсакова. Поэтому Мариинский театр чувствует необходимым для себя способствовать каким-то процессам в музыкальном училище на родине Глинки. Думаю, мы сможем даже к юбилею в сентябре что-то сделать: прислать сюда замечательных певцов с программой романсов Глинки, подумать по инструментарию.

Свой пасхальный концерт в переполненном зале Смоленского драмтеатра Гергиев начал с ликующий Увертюры к "Руслану и Людмиле" Глинки, исполняющейся Мариинским оркестром в совершенно недосягаемом, фантастическом скоростном формате. И, наоборот, в медленной, медитативной кантилене с вздрагивающими пиццикато, словно распускающими круги по воде, с всплесками арф прозвучал тягучий "Послеполуденный отдых фавна" Дебюсси.

Скрипач Павел Милюков солировал в Концерте Брамса, поразив стерильной чистотой звука и филигранностью фразировки. Финал концерта прозвучал как несущийся поток виртуозной скрипичной техники, мастерски сочетающей легкость, красоту звука и страстность. В завершение утреннего концерта Мариинский оркестр исполнил Классическую симфонию Прокофьева - легко, азартно, сверкая колким юмором и погружая в прохладную кантилену - в сокрушительно обаятельный прокофьевский стиль.

Вечером этого же дня Гергиев дал концерт уже в Брянске, затем в Белгороде, Орле, вернулся в Москву, где выступил в один вечер в двух залах - в Большом зале консерватории и в Концертном зале Чайковского на закрытии Grand Piano Competition Дениса Мацуева, а наутро улетел с оркестром в Люцерн, Женеву и Цюрих. В среду Гергиев вернется в Москву, чтобы завершить программу Московского Пасхального фестиваля и 23 мая премьерой "Фальстафа" открыть XXV фестиваль "Звезды белых ночей".

Справка "РГ"

9 мая Большом зале консерватории на закрытии Московского Пасхального фестиваля прозвучит Альпийская симфония Рихарда Штрауса и Третий концерт для фортепиано с оркестром Сергея Прокофьева в исполнении Бехзода Абдураимова и Симфонического оркестра Мариинского театра.

Культура Музыка Классика