23.05.2018 13:00
Текст: Игорь Коц (шеф-редактор журнала "Родина")

Белорусские обелиски красноармейца Целищева

На двух мемориалах выбито его имя, а похоронен Захар на третьем
Найти последний приют фронтовика нам помогли сайт "Память народа" и десятки незнакомых людей в Беларуси.
Братская могила в Кабановке. Тая чувствовала, что Захар здесь. Фото: Игорь Коц Братская могила в Кабановке. Тая чувствовала, что Захар здесь. Фото: Игорь Коц
Братская могила в Кабановке. Тая чувствовала, что Захар здесь. Игорь Коц

На братских могилах

Дядя моей жены Таи Захар Иванович Целищев родился в 1904 году в башкирском селе Нолинское Благовещенского района. А в армию был призван на другом конце страны, в сахалинском селе Ныш, где оказался в числе переселенцев.

Он ушел на войну, оставив дома жену Акулину Григорьевну и трех сыновей. И через восемь месяцев, 7 марта 1944 года, погиб в бою под белорусской деревней Александровка. Там же был похоронен. Позднее перезахоронен в деревне Майское Жлобинского района, где на мемориале выбито его имя.

Об этом мы узнали на сайте "Память народа". Но там же нашли ссылку из Книги Памяти Башкортостана, согласно которой Захар Иванович умер от ран в 590-м хирургическом подвижном полевом госпитале 11 марта 1944 года и похоронен на кладбище села Кабановка Стрешинского района Гомельской области, могила N 2.

Две разные даты смерти, два разных места захоронения. Чтобы выяснить истину, осенью 2017 года мы с женой отправились в Беларусь.

Побывали и в Майском (где на мемориале имя красноармейца Захара Целищева), и в Кабановке (где на мемориальных плитах его фамилии нет).

На обе братские могилы возложили цветы. И, честно говоря, не думали, что удастся узнать больше. Но вот тут и начались добрые чудеса...

Добрый ангел

На выезде с Кабановского кладбища навстречу попалась группа сельчан. Рассказали им нашу историю. И незнакомые люди нам буквально приказали: езжайте к председателю сельсовета Катерине Петровне Кашевар. Был выходной день, в доме отдыхали. Но хозяйка тут же повела нас в контору - там у Катерины Петровны в идеальном порядке хранятся списки захороненных на территории сельсовета. А это семь братских могил. Внимательно перелистали все тетради, но Захара Целищева не нашли...

- Оставьте ваш адрес, в понедельник съезжу в военкомат, попрошу помочь, - сказала на прощание Катерина Петровна. Она оказалась нашим добрым ангелом.

Через месяц мы получили письмо от председателя Новомарковичского сельского исполкома Н.В. Вороник: "При проведении расследования в Жлобинском райвоенкомате установить достоверное место гибели Захара Ивановича Целищева не представилось возможным. При наличии у вас каких-либо дополнительных документов просим обратиться в Жлобинский районный исполнительный комитет..."

Мы последовали совету - и еще через месяц с волнением открыли конверт из Жлобина. Заместитель председателя райисполкома Валентин Ундруль сообщил невероятное:

"В списках захороненных по Жлобинскому району в братской могиле N 6843 д. Прибудок Новомарковичского сельского совета значится красноармеец Царищев Захар Иванович, умерший от ран 11 марта 1944 года. В список воинского захоронения N 6843 д. Прибудок он внесен на основании списка умерших ХППГ 590 за период с 10 по 20 марта 1944 года (основание - сведения Архива Военно-медицинского музея Министерства обороны Российской Федерации (далее - ВММ МО РФ).

Фамилия Царищева З.И. увековечена установленным порядком, путем нанесения фамилии на одну из надмогильных плит.

Исходя из вышеизложенного, вполне вероятно, что в документах ЦАМО РФ и ВММ МО РФ речь идет об одном и том же человеке.

Учитывая, что красноармеец Целищев (Царищев) Захар Иванович проходит по нескольким различным документам электронных архивов и в фамилии, месте захоронения и личных данных солдата имеются разночтения, на сегодняшний день не представляется возможным с нашей стороны определить его точное место захоронения..."

Так мы узнали о третьем захоронении нашего красноармейца!

Момент истины

Конечно, мы тут же зашли на сайт "Память народа". Нашли Захара Царищева. И всё сошлось: у двух Захаров совпали дата рождения, номер части, воинское звание. Сопоставив информацию из сахалинской и башкирской Книг Памяти, сверив ее с данными "Памяти народа", мы наложили одну на другую две судьбы. И получили судьбу нашего единственного Захара. А моментом истины стал госпитальный список умерших, где напротив Захара Царищева строчка - "жена Акулина Григорьевна"...

Имя красноармейца Захара Целищева на мемориале в Майском. Фото: Игорь Коц

Теперь можно только предполагать, отчего произошла путаница с фамилиями. Кто-то посчитал, что Захар погиб на поле боя у деревни Александровка. Кто-то не разобрал фамилию, когда тяжелораненый боец поступил в 590-й госпиталь, или небрежно заполнил документы. Кто-то благодарно, из лучших соображений, занес имя на плиту братской могилы в деревне Прибудок, где дислоцировался госпиталь. Но умерших в госпитале возили хоронить и на большое гражданское кладбище в Кабановке - до нее от Прибудка всего 6 километров...

В условиях непрерывных боев за освобождение Белоруссии и огромных потерь и не такие ошибки случались.

Мы можем лишь догадываться и о том, почему имени Захара Царищева, "могила N 2, 1-й слева во втором ряду", нет на Кабановском мемориале. Здесь всего две небольшие плиты, и фамилии на них кончаются буквой Т. Может быть, третьей плиты тогда просто не нашлось. И наш Захар, который на Ц, и другие бойцы от У до Я оказались лишними. Так и получилось, что фамилия Захара выбита на двух мемориалах, а похоронен он на третьем...

Имя на граните

Нам грех жаловаться: Захар никогда не будет забыт ни там, где принял последний бой, ни там, где умирал от ран в госпитале, ни там, где нашел свой покой. Но мы все-таки верим в новое чудо и наших новых белорусских друзей: может быть, прочитав это письмо, они занесут на тихий мемориал в Кабановке имя рядового 30-го стрелкового полка 102-й стрелковой дивизии Захара Целищева.

...Уезжая из Кабановки, мы остановились на месте его последнего боя. Согласно первоначальным документам 7 марта 1944 года красноармеец Захар Целищев, до этого форсировавший Десну, освободивший Рогачев и Гомель, погиб в 500 метрах южнее деревни Александровка. Теперь мы знаем: он был здесь всего лишь смертельно ранен. Вот на этой опушке, куда мы приехали осенним вечером. И куда обязательно привезем наших внуков.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.