Новости

14.06.2018 14:38
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

Система гнет свое

Осужденного с тяжелым заболеванием наказали за то, что он лежит
Осужденный Алексей Богданов наказан за то, что находился в спальне в неположенное время. Казалось бы, рядовой случай. Однако на самом деле - демонстрация опасного для человеческой жизни абсурда. Потому что не лежать Богданов не может - он тяжело болен, перенес операцию на позвоночнике. Взыскание на него наложили в лечебно-исправительном учреждении - после очередной жалобы его жены, которая пытается спасти Алексея, и теперь это аргумент, чтобы отказать больному в условно-досрочном освобождении.

Первого февраля нынешнего года "РГ-Неделя" ("По этапу - в одеяле") уже писала о странностях тюремной медицины. Поставив осужденному Алексею Богданову диагноз "полинейропатия" (он указан в постановлении правительства РФ как препятствующий отбыванию наказания), медики все же решили, что Алексей, который почти не в состоянии передвигаться, может и должен находиться в колонии. Почему? На запрос "РГ" в региональном ГУФСИН ответили так: мол, в постановлении правительства указана "полинеВропатия". А у Богданова-то "полинеЙропатия", ее в списке болезней, препятствующих содержанию под стражей, нет. Такой ответ удивил безмерно: ведь это всего лишь два варианта написания одного слова. И уже через несколько дней в суде, где до сих пор оспаривается заключение медкомиссии, представитель ГУФСИН с этим, конечно же, согласился.

Тем не менее медики заявили: одного диагноза для освобождения мало. В постановлении правительства, которое нельзя скорректировать ведомственными инструкциями, значится одно слово "полиневропатия", без указания на стадии и последствия, но в Сибири тюремные врачи этому не верят, им нужны осложнения. И хотя Богданов страшно мучается от боли, и сейчас ему делают четыре укола в день, чтобы хоть как-то облегчить состояние, для освобождения этого недостаточно.

Чтобы оценить действия медиков, суд назначил экспертизу - в Омске. Для объективности. Она длится до сих пор. С момента появления заключения медкомиссии прошло полгода. На днях - как гром с ясного неба - суд назначил Богданову новое обследование. Все в том же ЛИУ-10, где видят разницу между "полинейропатией" и "полиневропатией". Есть подозрение, что "спорный" диагноз теперь исчезнет вовсе - как и не было. Есть и другие, не менее странные факты.

Алексей Богданов пытается выйти из колонии условно-досрочно. Он уже отсидел (вернее, отлежал) больше половины срока, назначенного ему за несколько краж, а для УДО достаточно одной трети. Однажды ему уже отказали в досрочном выходе на свободу - суд решил, что он не встал на путь исправления, так как не трудоустроился в колонии (лежачий больной, не покидающий медсанчасти!) и не участвует в культурных мероприятиях. Это решение Куйбышевского районного суда отменила вышестоящая инстанция, отметив, что районный суд не вник в ситуацию.

Дело направили на новое рассмотрение, Богданова в неизвестно какой раз перевели из лечебно-исправительного учреждения N 10 в колонию N 12 (это этап в 400 километров), чтобы он мог в заседании поучаствовать. Но 4 мая в суд его... не доставили. Как выяснилось, по документам он все еще числился за ЛИУ-10. А в довершение всего его "забыли" оповестить о суде за четырнадцать дней до него, как требует закон. И это уже напоминало издевательство.

Суд пришлось перенести, и в день заседания выяснилось: представитель ИК-12 кардинально поменял мнение об Алексее Богданове. Несколько месяцев назад он не просто поддерживала его ходатайство, а рекомендовал его освободить. А сейчас все наоборот - возражает. Ну а 5 мая, на следующий день после сорванного по вине ИК суда, Алексею Богданову вкатили выговор - за то, что вернулся в медсанчасть с ЛФК не в бушлате, а в трениках и футболке. Еще один грех: он, оказывается, общается с разными заключенными, и с "хорошими", и с "плохими". В общем-то, кого положат в палату, с теми он и общается. И, конечно же, не работает, не участвует в самодеятельности...

Суд, однако же, на возражения представителя колонии внимания не обратил и вынес постановление: выпустить Богданова условно-досрочно. И он уже мог бы быть на свободе, но все опять сорвалось: протест подал прокурор, настаивающий (вопреки позиции областной прокуратуры, озвученной в Новосибирском областном суде) - Богданов должен сидеть. Ведь у него есть два непогашенных взыскания. И он не работает, и даже якобы не поддерживает связи с женой - хотя в ИК-12 он трижды просил, чтобы ему позволили позвонить жене по таксофону, и его просьбы удовлетворяли.

Между тем

Именно супруга Алексея Светлана бьется за его освобождение. И за спасение его от незаслуженных пыток, если уж на то пошло. Она выплакала все глаза, обила все пороги и сейчас уже спрашивает: а может, зря? Может, сами себе могилу вырыли? А надо было сидеть тихонько, никому не жаловаться и все покорно сносить? К сожалению, так вынуждены поступать большинство осужденных, оставшихся без поддержки - поэтому-то протесты белых ворон вроде Богданова и вызывают настолько жестокое сопротивление. "Меня мучает вопрос: почему, когда мы пишем жалобы и указываем на очевидные грубые нарушения сотрудников ГУФСИН, ответ нам всегда один - нарушений нет? - говорит Светлана. - Зато мой муж своим здоровьем расплачивается за все, и за свои, и за их проступки".

Происшествия Правосудие Тюрьмы Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники