Новости

22.06.2018 15:19
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

"РГ" устроила встречу с арфисткой Елизаветой Александровой

Текст: Ольга Штраус (Санкт-Петербург)
Очередным "Творческим фондю" угостили петербуржцев "Российская газета" и "Цветочная кофейня", расположенная на Чкаловском проспекте. На этот раз героиней вечера стала арфа. И конечно - ее хозяйка, известный музыкант, лауреат многочисленных международных конкурсов Елизавета Александрова.
 Фото: Наталья Онищенко/РГ  Фото: Наталья Онищенко/РГ
Фото: Наталья Онищенко/РГ

Ароматы чая сплетаются с тонким запахом цветов, в бокалах искрится легкое вино (комплемент гостям от хозяйки заведения Натальи Дорогой), а в интерьерах уютного зала, похожего на дорогую бонбоньерку, звучат волшебные, просто какие-то небесные звуки. Наверное, так можно описать счастье. Ну, или по крайней мере - июньский вечер, предоставивший возможность насладиться прекрасным.

Шеф-повар "Творческого фондю" и бессменная его ведущая, директор Северо-Западного филиала "Российской газеты" Анжелика Гурская знакомит гостей с Елизаветой Александровой. Она - из известной семьи музыкантов, ее отец, Юрий Александров - основатель и художественный руководитель театра "Санткъ-Петербургъ Опера", однако вовсе не он, как выясняется, выбрал для дочери творческую судьбу.

- Арфу выбрала моя бабушка, кстати, вовсе не музыкант, а модельер по профессии. Когда родители решили отдать меня в музыкальную школу, она сказала моему папе: "Юра, золото арфы так пойдет к ее рыжим волосам!"

Елизавете было тогда восемь лет. Сегодня, когда ее исполнительский стаж насчитывает более тридцати лет, арфистка, кажется, знает все секреты своего таинственного инструмента.

Сегодня у Елизаветы четыре арфы, играет она на всех ("в зависимости от репертуара, ведь у каждой арфы свой голос"), и на данный момент реставрирует еще одну, совершенно уникальную арфу: она будет собрана из деталей двух инструментов. Один за негодностью был списан музыкальным училищем, а обломки другого обнаружены в реквизиторском цехе Ленфильма. Между прочим, есть основания считать, что этот антиквариат принадлежал когда-то императорскому дому: на раме сохранилась дарственная надпись от герцога Орлеанского. А еще в ее личном "парке арф" - французская арфа XVIII века, изготовленная самим легендарным Себастьяном Эраром, американская арфа начала XIX века "Аврора Джоконда", есть и современный инструмент…

- Относиться к арфе надо так, как относится владелец хорошо воспитанной большой собаки к своему питомцу: с уважением, но без подобострастия, - говорит Елизавета. - Иначе инструмент подчинит тебя себе, ты не сможешь им управлять.

Наблюдая в оркестре за игрой арфисток, слушателям зачастую кажется, что их поза величественная и статуарна. На самом деле, когда звучит арфа, исполнитель работает всем телом: руки - на струнах, ноги - на педалях. Последних - семь, и все диезы, бемоли, бекары создают именно они.

В концерте "Творческого фондю" прозвучали очень разные произведения - игривое соло из оперы Доницетти "Лючия ди Ламермур", неожиданный Верди, точнее фантазии Листа на темы из оперы "Риголетто", разумеется - прекрасный Равель ("Танец дурнушки, императрицы пагод" из балета "Сон Флорины" в переложении для арфы Веры Дуловой), наконец - резкий, взрывной Валерий Кикта, создавший фантазию на тему оперы "Пиковая дама". Но от сладкоголосия Чайковского в ней мало что осталось. Кикта сосредоточил внимание на финале пушкинской повести, на сумасшествии Германна, и арфа под руками исполнительницы выделывала здесь чудеса: она пела, выла, стучала, разговаривала. Кажется, мы слышали целый оркестр, в котором можно было различить и рояль, и скрипку, и барабан.

Кикта посвятил эту фантазию знаменитой арфистке Татьяне Тауэр. Между прочим, ей же будет посвящен и конкурс арфистов "Хрустальный ключ", основанный несколько лет назад Елизаветой Александровой. В октябре 2019 года он пройдет в Петербурге второй раз. Прошлый конкурс был посвящен другой известной арфистке - Ксении Эрдели. Кстати, одной из учителей Елизаветы была племянница и ученица легендарной Ксении - Ольга Эрдели. Так что традиции петербургской арфы передаются у нас буквально из рук в руки. В прошлом конкурсе "Хрустальный ключ" приняли участие десятки юных арфистов из 15 стран, самому младшему было всего шесть лет. Но цвет этого состязания составляют, понятно, музыканты постарше. Многим из них конкурс открывает дорогу на большую сцену. А победители получают роскошные призы от устроителей и спонсоров. Гран-при - французская арфа, цена которой 27 тысяч евро. К слову, в состязаниях этих участвует немало юношей, хотя сегодня принято считать, что арфа - это чисто женский инструмент.

- Это мнение сложилось после Великой отечественной войны, - говорит Елизавета Александрова, - когда многие мужчины-музыканты погибли на фронте. А раньше, да и в XIX веке, арфа была абсолютно "мужским" инструментом.

Что и не удивительно, учитывая, что весит арфа 35-40 килограммов. Не на каждые гастроли повезешь!

- А как же концерты? - интересуются слушатели.

- Приходится - и нередко! - играть на том, что предоставляют филармонии или театры, - вздыхает Елизавета. - Да, не всегда эти инструменты бывают в хорошей форме. Но арфа вообще существо капризное, нежное: боится сквозняков, перепадов температуры, лишней влажности… Поэтому у каждой арфистки с собой всегда "лечебная аптечка": ключ для настройки, плоскогубцы, набор отверток, кусачки… Словом, почти слесарный набор.

А самый главный страх, который преследует арфистов - непрочность педальных пружин. У Елизаветы однажды на концерте был такой казус: педаль соскочила с пружины, а значит все ноты фа звучали только с бемолями. Кое-как доиграла концерт, но ужас, который невозможно предотвратить, и сейчас иногда ей снится ночами.

Арфистка за инструментом выглядит изысканно, аристократично и величественно. И звуки арфы, как никакая другая музыка, способны завораживать, чаровать, вводить в транс. Может быть, именно поэтому в среде состоятельных людей так популярны сегодня стали попытки научиться музицировать на арфе. Просто так, для себя.

- Многие жены богатых людей обращаются за частными уроками, да, есть такое явление, - подтверждает Елизавета. - Покупают роскошные инструменты (арфа ведь может стоить целое состояние, не случайно в прошлые века их расписывали такие гении живописи, как Ватто, Буше). Приходят на занятия с маникюром. А когда говоришь им: длинные ногти долой! интерес сразу угасает. Тогда, говорят, пусть инструмент просто стоит дома, для украшения салона.

Прекрасная арфистка - такая, как Елизавета Александрова - во время игры выглядит беззаботной и нежной: кажется, она просто ласкает струны легкими прикосновениями.

- На самом деле, пальцы у арфистов - как ноги у балетных, в многолетних мозолях, - показывает она. - И многие педагоги уверяют, что изначально в класс арфы нужно отбирать людей с толстенькими пальчиками и полными руками. У таких звук выходит плотнее, выразительнее. На самом деле, думаю, это предубеждение: главное - правильная постановка руки. А легкость появляется от мастерства. А всегда говорю своим ученикам: если тебе тяжело играть - тяжело будет и публике слушать, значит, надо заниматься до тех пор, пока самому не станет легко.

Елизавета знает, что говорит: вот уже много лет она преподает арфу студентам Петрозаводской консерватории, является артисткой театра "Санктъ-Петербургъ опера" и членом правления Российского арфового общества. Несмотря на свои многочисленные титулы, обширную концертную практику и престижные профессиональные награды, она признается: иногда и ей приходится чувствовать себя школьницей. Так было, например, когда она разучивала фортепьянный Концерт Ля мажор Моцарта. Его переложение для арфы потребовало от артистки колоссального труда. Но фрагмент этого произведения, который арфистка сыграла слушателям на бис, безоговорочно убедило всех: оно того стоило.

Расходиться не хотелось: разнеженные и просветленные гости вечера задавали исполнительнице самые разные вопросы - используют ли арфу в рок-, поп- и рэп- музыке? Есть ли у арфистов любимые произведения и композиторы? Существуют ли какие-то свои особые приметы и поверья?

А самая младшая гостья вечера, пятилетняя Аксинья Малькова, после концерта подошла и замирая прикоснулась к струнам, как к волшебной палочке.

- А я своих детей музыке учиться не отдала, - призналась Елизавета Александрова. - Сын, ему 10 лет, увлекся спортом, а младшей только три. Я вообще не знаю пока, захочет ли она быть музыкантом. Но если решим отдать ее в музыкальную школу - будет играть только на арфе!

Культура Музыка Классика Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники