Новости

02.08.2018 20:18
Рубрика: Культура

Всеволод Большое Колесо

Галеев Галерея представляет наследие Всеволода Петрова
Галеев Галерея, что спряталась в дворике в Большом Козихинском переулке, - неформальное посольство художников круга знаменитой Ленинградской школы в Москве. Здесь показывали выставки Николая Тырсы и Алексея Успенского, Алисы Порет и Веры Ермолаевой, Владимира Гринберга и Александра Русакова...

Нынешняя выставка "Всеволод Петров (1912-1978) и колесо ленинградской культуры" - дань признательности и восхищения человеку, благодаря статьям и книгам которого художники Ленинградской школы - одни погибшие во время блокады, как Николай Тырса, другие - расстрелянные за иллюстрации к детским книжкам, как ученица Малевича Вера Ермолаева, третьи - не имевшие возможности выставляться десятилетиями, - вошли в историю русского искусства как значительнейшее явление. К примеру, на недавнем проекте "Модернизм без модернизма" , показанном в Московском музее современного искусства и представлявшем коллекцию Романа Бабичева, кругу ленинградских художников, работавших в 1920-х-1960-х, была посвящена отдельная вторая часть проекта.

Как можно представить искусствоведа и критика, человека, работавшего вместе с Николаем Пуниным в Русском музее , автора ученых книжек и статей про художников в каталогах ? В первую очередь, конечно, работами художников, о которых он писал… Их фотографиями, письмами, рукописями… Рисунки Алексея Успенского и шаржи Владимира Лебедева, "почти зимний вид на Казанский собора из окна "Детгиза", написанный Николаем Лапшиным, и портреты героя выставки, написанные Алисой Порет, Татьяной Глебовой, Мариам Асламазян…

Выставка в Галеев Галерее не просто вводит нынешнего зрителя в круг этих художников, "невидимый", как точно заметил один из исследователей для официальной критики 1930-х и 1950-х годов, но воссоздает тонкую, неуловимую и трудно поддающуюся визуализации ткань культурной жизни довоенного Ленинграда. Не того города, где юные дарования бойко громили "формалистов" на собраниях, а того, где птенцы "Квартиры №5" спорили о будущем искусства, где писал "Козлиную песнь" Константин Вагинов, где каким-то чудом вышел последний сборник Михаила Кузмина "Форель разбивает лед", и где от руки переписывали "Реквием" Ахматовой…

Всеволод Николаевич Петров был тем человеком, который не собирал специально этот мир для описания и изучения, на манер этнографа или культуролога. Он был частью этого мира, причем той частью, что была близка к его культурному ядру. Ученик Николая Пунина и друг Михаила Кузмина и Даниила Хармса, Всеволод Николаевич Петров был поэтом круга позднего Кузмина, автором рассказов, в которых ощущается влияние обэриутов и Хармса… Его роман "Турдейская Манон Леско", повесть о любви на войне, рифмуется не с героическими сагами, а с картинами Ватто и романом Прево и оперой Пуччини. Но в основе этого текста, перебирающего струны разных искусств и эпох, лежит реальная история любви и смерти медсестры из военного санитарного поезда. Той, в которую влюбился, как мальчишка, 30-летний рафинированный искусствовед, музыкант, писатель и - войной мобилизованный и призванный солдат.

Выставка воссоздает неуловимую ткань культурной жизни довоенного Ленинграда

Среди архивных раритетов, представленных на выставке, поражает письмо Всеволода Николаевича, написанное с фронта в июле 1942 года в лагерь Екатерине Лившиц. Аккуратнейший почерк, трезвая предусмотрительность, с которой он сообщает возлюбленной адрес родителей и сестры, напоминает их имена и подчеркивает: "Если я буду убит, (они) напишут Вам и, я не сомневаюсь, отнесутся к Вам, как к родной". И за пару строк до этого - сухое перечисление своих занятий: "Готова целая серия новых рассказов, …начата большая вещь вроде повести, а задумано еще больше: книга о творчестве Филонова (он умер нынешней зимой), очерки о современной живописи (вернее, о нескольких современных живописцах, таких, как Чекрыгин, Бруни, Басманов), трактат о сущности искусства и истории романтизма". Самообладание этого рафинированного утонченного человека впечатляет не меньше, чем список сделанного в условиях блокадного города и военной службы.

Всеволод Николаевич был из очень старинного рода. На выставке можно увидеть рисунок семейного герба Петровых. Всеволод Владимирович Воинов, начальник отдела гравюр Русского музея, вспоминал, как проходя мимом репинского полотна "Заседание Государственного Совета…", Петров сказал об одном из персонажей: "А это мой дедушка…". Кстати, фотографии дедушки с внуком на руках на выставке тоже можно увидеть.

И еще здесь можно купить недавно изданную Галеев Галереей книгу Всеволода Николаевича - "Из литературного наследия". В нее вошли философские рассказы, дневники блокадных лет, довоенная московская записная книжка. Преинтереснейшее чтение.

Навигатор

Выставка "Всеволод Петров (1912-1978) и колесо ленинградской культуры" открыта в Галеев Галерее до 27 декабря.

Культура Арт Музеи и памятники Культура Арт Живопись Выставки с Жанной Васильевой РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники