Космос ждет художников и поэтов

Летчик-космонавт Юрий Батурин представит в Минске свою новую книгу
Через несколько дней в Минске откроется Международный конгресс Ассоциации участников космических полетов. Соберутся около 80 космонавтов и астронавтов из 17 стран мира. Приедет и российский летчик-космонавт Герой России Юрий Батурин, но не с пустыми руками - буквально накануне вышел в свет его объемный почти 700-страничный труд - документальная книга о космосе и о людях с ним связанных. Книга называется "Властелины бесконечности", и это уникальная работа, в которой можно найти ответы на самые разные вопросы: как стать космонавтом, что означает формула "здоровье, как у космонавта", страшно ли работать в космосе, какими люди возвращаются оттуда?..
Автопортрет. 1998 год. Фотоаппарат, поставленный на автоспуск, висит в невесомости. Фото: Властелины бесконечности: Космонавт о профессии и судьбе. Юрий Батурин 2018 Автопортрет. 1998 год. Фотоаппарат, поставленный на автоспуск, висит в невесомости. Фото: Властелины бесконечности: Космонавт о профессии и судьбе. Юрий Батурин 2018
Автопортрет. 1998 год. Фотоаппарат, поставленный на автоспуск, висит в невесомости. Фото: Властелины бесконечности: Космонавт о профессии и судьбе. Юрий Батурин 2018

Накануне наш обозреватель встретился с Юрием Батуриным и попросил ответить на несколько вопросов.

Юрий Михайлович, как родилась идея такой книги?

Юрий Батурин: Книгу мне заказало издательство "Альпина паблишер", сославшись на мою первую работу - "Повседневная жизнь советских космонавтов". Но выдало "техническое задание": читателю необходимо понять и прочувствовать личное восприятие автором того, о чем он рассказывает, его эмоции. В той моей книге личный элемент действительно отсутствовал.

А откуда взялись правила, на каждое из которых издательство не пожалело отдельную страницу и крупный шрифт?

Юрий Батурин: У издательства "Альпина паблишер" есть серия "Знания, которые меняют жизнь", в которой и планировалась публикация книги. Поскольку люди, расспрашивая космонавтов, надеются узнать некие "секреты", которые становятся им известны в полетах, я решил их сформулировать как некие промежуточные выводы по ходу книги.

Тогда скажите, какое из этих 47-ми правил для вас самое трудное?

Юрий Батурин: Непростое правило № 10. Я его сформулировал так: мечта требует четкого плана. А выполнять его очень трудно, поскольку достижение цели требует упорства, терпения и растягивается на годы.

Привлекают иллюстрации - рисунки, фоторяд, сделанный в космосе… Хотя чему удивляться - Вы известный фотохудожник.

Юрий Батурин: Наличие в книге иллюстраций, а главное - рисунков, поясняющих суть рассказа, тоже было одним из условий издателя. Но я не живописец, поэтому договорились, что я сделаю наброски, а профессиональный художник на основании их подготовит иллюстрации. Однако, посмотрев мои наброски, художник предложил поместить их, как есть. Это стало для меня неожиданностью. Но давайте считать, что таков стиль - примитивное искусство.

Есть ли разница - рисовать на Земле и в космосе?

Юрий Батурин: Разница, конечно, есть. В невесомости многие твои действия зависят от того, насколько удобно ты зафиксировал свое тело и закрепил планшет с листом бумаги. Если, например, на Земле расположился за столом - это одно, это нормально, а если паришь в невесомости, то каждое движение рукой вызывает ответное движение всего тела и наоборот. Можно зацепиться за что-то пальцем ноги - покачивает, но хотя бы не болтает. Но в любом случае, линии получаются не совсем правильными. В своих блокнотах размером примерно 10 на 15 см, которые использовал для полетного дневника, я мало рисовал, в основном это были схемы, графики, иллюстрировавшие мой дневник. Получалось достаточно коряво. Повторяю, я - не художник, и в своей книге пишу, что неплохо было бы отправить в космос профессионала живописца, а, может, и поэта, музыканта…

Зачем?

Юрий Батурин: Уверен, это было бы очень полезно для человечества. Например, если в космос отправится известный поэт, то очень интересно сравнить стихи, написанные им на Земле и вне ее. Ведь среди профессиональных космонавтов до сих пор не было ни одного поэта высокого уровня, а их отчеты страшно далеки от художественности. Или отправить живописца? Ведь надо понимать, что никакие пиксели, ни цифровое фото и видео не могут передать реального сочетания красок, которые улавливает человеческий глаз.  Зафиксировать точно может только художник.

Этот свой рисунок Юрий Батурин подписал с юмором: "Безумная идея - ковер-самолет". Фото: Властелины бесконечности: Космонавт о профессии и судьбе. Юрий Батурин 2018

А сравнимы ли эмоции автора, представляющего читателям свое новое произведение с эмоциями космонавта, отправляющегося на орбиту?

Юрий Батурин: Нет, они абсолютно несравнимы, точнее - несопоставимы. Можно, наверное, сравнивать чувства космонавта, завершившего свой первый полет с автором, выпустившем свою первую книгу. Но эмоции после второго или третьего полета и после второй или третьей книги сглаживаются. А состояние космонавта перед полетом совсем иное. Этому в книге я посвятил целую главу.

Гагарин после возвращение на Землю утверждал, что спокойно проспал все восемь часов накануне старта. Честно говоря, не верится…

Юрий Батурин: Это объективный факт, зафиксированный документально, ведь за состоянием здоровья и Юрия Алексеевича, и его дублера Германа Степановича Титова неусыпно и круглосуточно следили врачи. Оба будущих героя прекрасно спали.

А Вы?

Юрий Батурин: Я перед полетом тоже спал хорошо. Говорю это не потому, что сравниваю себя с Гагариным, хотя в книге пишу, что каждый, выполняющий первый полет в космос, открывает в себе Гагарина. Дело в том, что до старта будущий космонавт настолько выматывается на многочисленных тренировках и других видах подготовки, что элементарно устает физически и природа берет свое. Да, признаюсь, я очень опасался, что последнюю ночь проведу без сна - буду непрестанно думать о полете, волноваться… Но лег в кровать и через минуту уже крепко спал.

Юрий Батурин со своей книгой. Фото: Роман Щербенков

Вашей книге предпослан подзаголовок: "Космонавт о профессии и судьбе". Космонавт - это больше профессия или все же судьба?

Юрий Батурин: Почему - "или"? Мне кажется, одно не исключает другое. Конечно, это профессия, но человек, который выбирает ее для себя, кардинально меняет свою судьбу.

Что Вас связывает с Беларусью, вы знакомы с белорусскими космонавтами?

Юрий Батурин: С белорусскими космонавтами меня связывают, как служебные отношения, так и дружеские. Белорусов, слетавших в космос не так уж много - их трое: Петр Климук, Владимир Коваленок, оба побывали в космосе трижды, и Олег Новицкий - два полета. Я хорошо знаком с Владимиром Васильевичем Коваленком, а с Петром Ильичем Климуком мы очень дружны. На мой взгляд, это человек выдающийся, и я горд, что он уже много лет меня тоже называет свои другом. Олег Новицкий - человек из более молодого поколения, он пришел в отряд космонавтов при мне, я тогда был заместителем командира отряда. Поэтому понятно, что я особо пристально слежу за его успехами.

На Конгрессе в Минске Вы будете презентовать свою книгу?

Юрий Батурин: Да, для презентации книги мне выделили 15 минут. К тому же я везу с собой 20-25 экземпляров, чтобы подарить своим коллегам. А 6 сентября представлю издание гостям традиционной Московской книжной ярмарки.

Досье

Юрий Михайлович Батурин родился 12 июня 1949 года в Москве. Окончил Московский физико-технический институт, Московский юридический институт, журфак МГУ им. М. В. Ломоносова, высшие курсы Военной академии Генерального штаба ВС РФ и Дипломатическую академию МИД РФ. Член-корреспондент РАН. Летчик-космонавт РФ. Выполнил два полета в космос (1998 - "Мир", 2001 - МКС). Герой России Член Союза журналистов России. Председатель Союза фотохудожников России.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "СОЮЗа"

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.