Новости

22.11.2018 20:25
Рубрика: Культура

Человек с улицы Правды

Виталий Игнатенко: куда идет российское телевидение
Виталий Игнатенко стал председателем Совета Общественного телевидения России (ОТР). Ранее этот пост занимал Олег Табаков. Некоторое время после ухода Олега Павловича никто не возглавлял совет: равнозначную кандидатуру трудно было подобрать, да и память о Табакове была слишком свежа. Но вот в ноябре выборы состоялись. Теперь в Совете по Общественному телевидению - 24 человека, среди которых Карен Шахназаров, Юрий Стоянов, Тереза Дурова, Владимир Малышев, Леонид Рошаль и другие, а его главой стал Виталий Игнатенко. Должность такая для Виталия Никитича знаковая - в свое время он был председателем совета директоров Общественного российского телевидения - ОРТ.
 Фото: А. Галяева/ ТАСС Виталий Игнатенко: Мой принцип - чувствовать себя на 20% лучше, чем позволяют обстоятельства. Фото: А. Галяева/ ТАСС
Виталий Игнатенко: Мой принцип - чувствовать себя на 20% лучше, чем позволяют обстоятельства. Фото: А. Галяева/ ТАСС

Виталий Никитич, вы лично прошли путь "от ОРТ до ОТР": как, на ваш взгляд, изменилось российское телевидение за это время?

Виталий Игнатенко: Надо быть благодарным судьбе - после того как мои функции на Общественном российском телевидении завершились лет 20 назад, я перешел в благородный статус телезрителя. Все время наблюдаю, смотрю, и наше телевидение мне очень нравится. Мне кажется, телевидение приближает человека к человечеству. И сейчас есть возможность выбирать программы на любой вкус. Предпочитаю каналы "Дискавери", "Ностальжи" - может быть, уже возраст такой, что иногда хочется что-то вспомнить. И, конечно, нужно быть в курсе дел в стране и мире - стараюсь участвовать в жизни общественной и государственной. Для этого очень важно быть рядом с телевидением. Мне кажется, оно у нас позволяет видеть разные точки зрения. С закрытыми глазами легко могу определить, где Первый канал, где ВГТРК. Мне кажется, что в них очень много авторского идет от руководителей: Константина Эрнста и Олега Добродеева. Руководители этих каналов, я уверен, каждый занимается сутками своим детищем. И такой же канал, который очень мне нравится с момента его возникновения, это Общественное телевидение России. Его создал и возглавляет Анатолий Григорьевич Лысенко.

В чем, на ваш взгляд, самый большой вклад Анатолия Лысенко в историю телевидения?

Виталий Игнатенко: Анатолий Лысенко - выдающийся деятель телевидения, причем мирового уровня. Любой этап развития нашего общества, будь то Советский Союз или Россия, без творческого вклада и без интеллекта Анатолия Григорьевича трудно себе представить. Когда он работал на Центральном телевидении в СССР, то создавал программы, которые, можно сказать, стали страницами истории нашей страны. Я даже помню, сколько ему приходилось выдерживать критики за то, что его взгляд на какие-то исторические события расходился с установленной точкой зрения. И в итоге он оказывался прав. Анатолий Лысенко создал "Взгляд". Это одна из тех телевизионных программ-открытий, которая ориентировала наше общество на другое понимание своего назначения. Мы уже тогда осознавали, что эта телепрограмма влияла на политическую ситуацию в стране.

А вы лично когда познакомились с Анатолием Лысенко?

Виталий Игнатенко: Как раз во времена его работы на ЦТ. И это был замечательный человек. Даже удивительно, что он пришел отнюдь не с факультета журналистики - окончил технический вуз, можно сказать, самородок. Невероятно начитанный, продвинутый, интеллектуальный. Конечно, он на Центральном телевидении всегда задавал высокую планку. И очень важно его личное мужество. В профессии руководителей телевидения не последняя супостать. Тогда работать было тяжело, в одну минуту можно "сгореть". И, как бывает у серьезных интеллигентных людей, такой милый, дружелюбный, а на поверку - не сломаешь. Может чуть отодвинуться. отклониться, но сломаться - нет. Он всегда отстаивал свою точку зрения. И, конечно, достояние его работы - основание ВГТРК, которой он первым руководил.

Есть информация, есть пропаганда. Если мы начнем все это путать, информацию "штопать" вместе с пропагандой, получится то, от чего люди отторгают свое внимание и чему не хотят верить

Скептики говорили, что в России Общественное телевидение - невозможно. Тем не менее канал существует уже более пяти лет. Что такое Общественное телевидение для нашей страны, на ваш взгляд?

Виталий Игнатенко: Абсолютная необходимость. Во-первых, у нас с каждым годом возрастает значение гражданского общества. Оно обязательно должно быть не только активно, но и медиаактивно. Конечно, сегодня можно выразить свою точку зрения во многих средствах массовой информации, и выделять отдельную нишу - только Общественное телевидение России - было бы опрометчиво. Но Общественное телевидение - это пример. Если целый день его смотреть, можно увидеть и прочувствовать всю Россию: проблемы, болячки или радости всей нашей страны. И рассказано о них будет не в злобливом и докучливом, а в очень доброжелательном тоне. Эта лексика сочувствия, сопереживания и соучастия ко всему происходящему наиболее ярко проявляется в Общественном телевидении России. И авторство этой стилистики, конечно, принадлежит Анатолию Лысенко.

Также обратите внимание - очень сильна у Общественного телевидения обратная связь. На каждую минуту вещания - а у них 70 процентов собственного - приходятся тысячи звонков, писем, смс, и так далее. Значит, люди доверяют. И спорят, и недоумевают - там все есть. Но зато пульс страны в этом телевидении чувствуется очень ярко.

Общественное телевидение России, созданное пять лет назад, послужило базовой моделью для большинства наших сегодняшних телеканалов. В итоге они пришли к тому же. Например, я помню, как пять лет назад Лысенко в интервью "РГ" рассказывал про волонтеров. На других каналах тогда не было ни этой темы, ни темы благотворительности, ни других, которые начало поднимать ОТР. А затем - все они появились.

Виталий Игнатенко: Феномен Анатолия Лысенко и его команды (а он умеет собирать команду, не переходит с одной и той же с канала на канал, и, что важно, ему доверяют молодые) в том, что он все время заранее предугадывает то, в чем будет потребность в нашем обществе. И то, к чему общество должно прийти. Это очень редкое качество. Для телевизионного журналиста - необходимость. Он все время предчувствует, что в данный день, в данном месяце, в данную секунду будет востребовано. Должен сказать, что Анатолий Лысенко, Константин Эрнст, Олег Добродеев - они из одного гнезда.

Они предчувствуют или диктуют?

Виталий Игнатенко: Предчувствуют и создают. Потому что и в той, и в другой, и в третьей телекомпании существует целый ряд настоящих открытий для нашего общества. Например, обращение к молодежи, и то, о чем вы говорите, - к волонтерскому движению, это надо было предчувствовать. И как нас поддержало это волонтерское движение на Олимпийских играх в Сочи, на чемпионате мира по футболу, на других мероприятиях. Обратите внимание, что телевидение стало, не будем вспоминать ленинскую цитату, но очень серьезным организатором. Есть вещи, которые мне по душе. Когда мы обращаемся к таким сложным и деликатным темам, как становление наших юных дарований, юношей и девушек, людей переходного возраста, которые вдруг находят, не обязательно в своем компьютере, но и в телевидении ответы на волнующие их вопросы. Наша молодежь заслуживает того, чтобы с ней говорили на полном серьезе. И такой разговор, именно в формате телевидения, востребован и очень нужен для страны.

Вы выступаете на сегодняшнем телевидении на разных каналах в качестве эксперта. Вступив в должность главы Совета ОТР, будете принимать участие в программах канала в большей степени?

Виталий Игнатенко: Конечно, выбор за мной - в каких программах на каких каналах участвовать, в каких - нет. Я стараюсь, не "мелькать", выступаю только по делу или если мне надо защитить какую-то идею. Скажем, 20 лет я занимаюсь Всемирной ассоциацией русской прессы и стараюсь, чтобы все те, кто представляет русские СМИ, имели возможность высказать свою точку зрения на нашем и зарубежном телевидении. В случае с Советом ОТР - я воспринимаю это как поручение президента, поскольку весь наш совет был утвержден президентским указом. Я осознаю, насколько это ответственно, и понимаю, что от меня требуется большое внимание к проблемам, которыми сегодня живет ОТР, а их немало - от финансовых до творческих. Нас 24 человека в совете, за каждым из них стоит какая-то большая идея, жизненный опыт, авторитет, признание в обществе. Следует это использовать, чтобы Общественное телевидение развивалось быстрее и было востребовано всеми - это главная задача. Я даже не могу себе представить какой-то контроль, это абсолютно лишнее, нужно просто создать вокруг ОТР "лагерь добра".

Cчитаю поступком, когда на Первом канале вспомнили Александра Галича, причем не в одной передаче

Были 90-е годы, когда с телеэкранов шла "чернуха". Сейчас есть общая тенденция на "хорошесть". Как соблюсти баланс, чтобы не впасть в фальшивую интонацию?

Виталий Игнатенко: Я сам живу по такому принципу - всегда стараюсь чувствовать себя на 20 процентов лучше, чем это позволяют обстоятельства. Так привык. Никогда не бывает так плохо, как кажется, и так хорошо, как есть на самом деле. Телевидение должно быть очень близко к обществу. Но, поскольку общество наше настолько разное - на одной улице можно встретить и бомжа, и олигарха, - мы должны находить какой-то общий знаменатель. Однако какие-то дроби все равно не будут делиться. Если такая дробь попадется, даже очень острая, негативная, пускай она будет. Но общий тон, мне кажется, должен поднимать человека, а не загонять его в тупик, во тьму и безнадегу. Вот это - важная задача телевидения.

Как должны выстраиваться отношения журналистики и власти?

Виталий Игнатенко: Многие считают, что пресса должна быть все время в оппозиции к власти. Мое мнение - это должно быть факультативно. По каким-то проблемам - да, но это должна быть конструктивная оппозиция, по каким-то проблемам - наоборот, надо поддержать власть, быть рядом с теми идеями, которые вырабатывают наши властные аппараты. Наоборот, помогать, чтобы это было понятно всему обществу, объяснять, что, собственно, задумано, что власть хочет.

Вы упомянули ленинскую цитату. В ней речь не только об организаторах и агитаторах, но и о пропаганде. Мы находимся в ситуации информационной войны. ОТР вообще не было замечено в активных политических дебатах. Но должно ведь телевидение выполнять пропагандистскую функцию?

Виталий Игнатенко: Ничего плохого в слове "пропаганда" нет. Сейчас вдруг оно стало бранным. Здесь нужно быть точным в терминологии. Вот есть информация, есть пропаганда. Если мы начнем все это путать, информацию "штопать" вместе с пропагандой, получится то, от чего люди отторгают свое внимание и чему не хотят верить. Надо давать больше такой информации, которая заставляет человека думать самому и делать собственные выводы. Это, кстати, возвышает зрителя. А вот вбивание ему в голову одного и того же, наоборот, обескрыливает, человек впадает в пешеходство, он никуда не взлетит, и с этим нельзя перебарщивать. Мне кажется, например, пропагандировать здоровый образ жизни - вовсе неплохо. Все время задаюсь вопросом, кому мешало то, что в Советском Союзе был значок ГТО - "Готов к труду и обороне"? Что здесь плохого? Эти нормы силы - первая цель для маленького человека, который пошел в школу, например. Кому мешали кружки, которых было полно в Домах пионеров? У меня есть друг, он в таком кружке стал лучшим авиамоделистом в стране, а потом - хорошим авиаконструктором. Таких "шаек", когда мы вместе с водой выбрасывали и ребенка, очень много. Значение СМИ - пропагандировать общечеловеческие ценности, и ничего плохого в этом нет.

Сейчас, наоборот, наблюдается возвращение ко всему советскому на ряде телеканалов. Не перегибают ли с этим палку?

Виталий Игнатенко: Мое убеждение, что ответы на вопросы в прошлом искать не надо. Они - в сегодняшнем и завтрашнем дне. Обращение к прошлому должно быть дозировано и деликатно. Если мы будем идти вперед, а голова будет повернута назад, то обязательно где-нибудь споткнемся. Вот в этом и есть мастерство руководителей каналов: найти баланс памяти о прошлом и надежды на то, что нас ожидает, и принять сегодняшний день со всеми его странностями и успехами. И это - серьезная работа.

Приведу пример: на ВГТРК была очень выдержанная и мудрая линейка исторических хроник "Свидетели", где в судьбах людей можно почерпнуть уроки для сегодняшнего дня. Считаю поступком, когда на Первом канале вспомнили Александра Галича, причем не в одной передаче. Мы вспоминаем людей и получаем сигнал из прошлого. И это не покаяние, но большое понимание того, что мы помним все хорошее. И этот же сигнал идет в будущее - другое поколение также вспомнит все хорошее в своей стране. А у нас столько хорошего, что на сотни лет хватит. Скажем, знаю о планах создания фильма о декабристах, но важно, чтобы это было сделано так, дабы не получилась просто иллюстрация, а зрители извлекли уроки.

Телевидение должно быть очень близко к обществу. Но, поскольку общество наше настолько разное - на одной улице можно встретить и бомжа, и олигарха, - мы должны находить какой-то общий знаменатель

И как это сделать верно? Например, снять фильм о Высоцком так, чтобы не перегнуть палку. В свое время его, наоборот, запрещали, а сейчас начали слишком восхвалять.

Виталий Игнатенко: Действие равно противодействию. Это со всеми так. Чем больше мы заталкивали людей в какое-то небытие, тем выход из этой темницы оказывался чрезвычайным. Вся наша страна построена, к сожалению, на чрезвычайщине, на очень острых колебаниях, на черно-белых тонах. Однако мне всегда вспоминается Толстой. Еще студентом я читал, что когда ему посылали рукописи и их было очень много, Лев Николаевич их просматривал, не гнушался читать молодых писателей. Но всегда садился за рабочий стол, открывал рукопись и говорил: "Ну что, батенька, посмотрим, какой вы человек". То есть он в произведениях хотел увидеть автора. Для него литературный текст был серьезной биографической справкой. И сегодня я понимаю, что телевидение - все-таки такое авторское ремесло. У нас даже сегодня программа "Время", для того чтобы ее "услышали", должна быть очень авторская. Кирилл Клейменов, например, один из тех, кто внес в свою программу на Первом канале много личного. Мне это очень нравится. Я могу с ним соглашаться или нет, как всякий человек, но вижу, что ему небезразлично, он не бубнит, не "говорящая голова". Эдуард Сагалаев - еще один выдающийся творец телевидения - такой. Его программа "Время" также была авторская. Его Молодежная редакция ЦТ была очень серьезная, "12-й этаж", "А ну-ка, девушки!" - да что ни возьми, любую программу. Так что в правильной авторской позиции и интонации и есть секрет баланса.

Визитная карточка

Виталий Никитич Игнатенко 15 лет - с 1960-1975 гг. - работал в газете "Комсомольская правда". Редакция "КП" была первым местом его работы, и в ней он прошел путь от стажера до первого заместителя главного редактора. Затем он работал заместителем генерального директора ТАСС, заместителем заведующего Отделом международной информации ЦК КПСС, главным редактором журнала "Новое время", помощником Президента СССР, руководителем его пресс-службы. 22 года Виталий Игнатенко возглавлял ИТАР-ТАСС, при этом два года из них совмещал с должностью заместителя председателя Правительства РФ. Он создавал "Общественное Российское телевидение" (ОРТ) и был председателем Совета директоров канала. Президент Всемирной ассоциации русской прессы. Лауреат Ленинской премии, Госпремии РФ в области журналистики и телевидения Премии Правительства РФ в области печатных СМИ. Обладатель Золотой медали европейского общества Франца Кафки - за вклад в развитие международной журналистики и взаимопонимания между народами.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Общественное телевидение
Добавьте RG.RU 
в избранные источники