События года
Рубрика: Общество

10.12.2018 20:30

В класс - как на войну?

Кто поможет ребенку, которого затравили в школе
Скандалы в российских школах не утихают. В Омске 14-летнего ученика гимназии N 62 довели до неврологического стационара. Как понять, что ребенка травят, причем не одноклассники, а педагоги?
Роман приходит из школы бледный, не ест, падает на кровать и спит. А утром опять в школу - как на войну. Фото: depositphotos.com Роман приходит из школы бледный, не ест, падает на кровать и спит. А утром опять в школу - как на войну. Фото: depositphotos.com
Роман приходит из школы бледный, не ест, падает на кровать и спит. А утром опять в школу - как на войну. Фото: depositphotos.com

Об этом случае стало известно из соцсетей, когда мама восьмиклассника - Наталья Граф забила тревогу: ребенка надо спасать! "Я больше не пойду в эту школу. Если ты меня заставишь туда пойти - больше не увидишь"... Почему у подростка из благополучной семьи вдруг возникли подобные мысли? Оказалось, причиной стал конфликт с учителем и директором. История травли вышла на просторы интернета, а затем на местные телеканалы и даже федеральные СМИ. Прокуратура и департамент образования начали проверку. Притом что повод едва ли не "пустяшный": просто учитель заменил урок технологии на уборку снега. А школьник работать не стал - ушел домой.

Рассказывает Наталья Граф

"За две недели жизнь ребенка превратилась в ад. 20 ноября вместо урока технологии часть детей из 8 "1" класса отправили во двор чистить снег лопатами. Сын почувствовал себя плохо и пошел домой. Предупредить было некого: дети находились на улице одни, без присмотра. На следующий день классный руководитель устроила ребенку публичное разбирательство. Причем педагогу показалось, что он записывает ее речь на мобильный телефон. Она сообщила директору, что отказывается от классного руководства из-за моего ребенка, который оскорбил ее записью. При этом ни разу не позвонила мне.

Роман приходит из школы бледный, не ест, не раздеваясь, падает на кровать и спит. Говорит - устал. А утром опять в школу - как на войну. Потому что информацию о том, что "классная уходит из-за Ромы" очень быстро довели до других детей и их родителей под нужным соусом. Довели до всех. Кроме меня.

О случившемся узнала случайно. Зашла в мессенджере в общую "болтушку" класса - а меня из нее исключили. Подумала - ошибка. Позвонила одной из родительниц и... нет, не ошибка. Просто там обсуждают моего ребенка. И стоит вопрос: либо из класса уходит учительница, либо Роман. Педагог на мои звонки не ответила. Позвонила директору: "Что случилось?" "Ваш сын ведет себя подло и аморально. Он оскорбил классную руководительницу и должен принести ей извинения". - "Чем оскорбил?" - "Он на уроке записывал ее на диктофон".

Я попросила решить конфликт мирно. Пригласить Романа, классную руководительницу, школьного психолога. Побеседовать с ними, помирить. Директор отказалась. Рома в слезах. Говорит, что не записывал классную ни на какой диктофон - просто держал телефон в руке. Не успел положить в рюкзак. Но ему не верят.

То, что происходило дальше, мне кажется бредом, сюрреализмом, дурным сном. Вместо уроков Романа водят к директору и завучу, где настаивают на том, что он должен принести извинения. На этот раз Роман действительно записывает беседу на диктофон, чтобы себя защитить. И это, видимо, становится последней каплей. Классная демонстративно отказывается проводить у нас уроки, пока Роман не будет наказан.

"Я больше не пойду в эту школу. Если ты меня заставишь туда пойти - больше не увидишь"

Рому донельзя измотали этот прессинг и травля. Я говорю, что верю в него. Убеждаю, что он помирится с учителем и все будет как прежде. На следующий день Роман подходит к учителю: "Елена Константиновна, мне нужно с вами поговорить". В ответ - каменное лицо, классная разворачивается и молча уходит.

Сын приходит, закрывается в комнате и плачет навзрыд. Я не знаю, куда бежать, что делать. А в школе в этот момент начинается классное собрание, на котором директор, классная и родители обсуждают аморальный и подлый поступок Романа. Без меня.

"Мама, я больше не пойду в эту школу. Если ты меня заставишь - больше не увидишь". Мы едем в больницу. Давление 97 на 80, тахикардия, головная боль. Невроз. Направление на госпитализацию в неврологический стационар.

Звонит директор: говорит напрямую о том, что мы должны найти себе другую школу. Финиш.

Я пишу жалобы в прокуратуру, уполномоченному по правам ребенка, в департамент образования. Ребенок пьет антидепрессанты. Проходит два дня. Из одного ведомства приходит ответ - мы рассмотрим вашу жалобу и пришлем ответ в установленные законом сроки. Тридцать дней.

Кто-нибудь задумывался о том, что может произойти с ребенком за эти 30 дней? Как он должен ходить в школу, где учитель отворачивается и все против него? Что в это время происходит в душе у 14-летнего подростка? Взять в руки ружье или пойти и прыгнуть с крыши? Я не знаю, как его уберечь. Я не знаю, что делать в ситуации, когда ребенка травят не дети, а учителя. Когда изранена душа, и эти "побои" нельзя зафиксировать на освидетельствовании. Можно сотни раз собирать "круглые столы" на тему "Что делать, чтобы у нас не повторилась Керчь" и "Как предотвратить детские суициды". Говорить о пропускном режиме, охранниках и психологах. Но сколько еще нужно сломанных судеб, чтобы ответственные организации перестали работать по принципу "Когда вас убьют, тогда и приходите"?

Ситуация на сегодня

Крик о помощи услышали коллеги, друзья, неравнодушные люди. История дошла до вице-губернатора области. Затем и до прокуратуры, до уполномоченного по правам ребенка, до регионального министерства образования. Оно уже успело сделать заявление для СМИ.

- Действиям руководства школы дадут соответствующую оценку, будут разбираться, что было первопричиной. Инициирована служебная проверка, по результатам которой будут приняты управленческие решения. К образовательной организации есть серьезные вопросы, потому что именно на школьном уровне должны разрешаться подобные ситуации, к примеру, с помощью служб медиации, - рассказали в пресс-службе ведомства. - Но когда администрация и педагоги не слышат, не чувствуют детей, то конфликты принимают уродливые формы, и родители оказываются беззащитными перед подобным отношением. Интересы ребенка должны быть на первом месте, его эмоциональное состояние сейчас приоритетно. С мальчиком будут работать областные психологи.

И психологи действительно пришли, но... через неделю после острого конфликта с учителем. Специалисты больше часа беседовали с Романом, проводили тесты. Оставили свои контакты - на экстренный случай. Когда будет следующая встреча с этими добрыми людьми? Пока неизвестно - сегодня парень поступает в неврологический стационар. Ни о каком посещении уроков пока и речи быть не может.

По словам мамы, руководство школы по-прежнему считает поступок ребенка аморальным. Наталья Граф уверена, что забрать документы - значит проиграть эту "войну". Самое интересное, что после широкой огласки Наталье стали писать и другие родители, которые вынуждены были забирать детей на домашнее обучение. Уходят и учителя: только за два года в классе Романа сменилось шесть преподавателей истории.

"Когда администрация и педагоги не слышат, не чувствуют детей, конфликты принимают уродливые формы"

В ответ опять все в тех же соцсетях, но по другую сторону "баррикад" был запущен флешмоб в защиту директора. Директор тем временем ушла в отпуск, но упомянула, что готовит судебный иск.

Местные власти, надо отдать должное, тоже отреагировали. "Пообщался со многими родителями, причем даже далеко ходить не пришлось: нашлись люди в правительстве Омской области, чьи дети ходили в 62-ю гимназию. К сожалению, полученная информация подтверждает, что в школе давно сложилась абсолютно недопустимая морально-психологическая обстановка. Ситуация, о которой рассказала Наталья Граф, действительно не единична. При этом ряд родителей забрали детей... Полагаю, что по итогам проводимой проверки вполне могут выявиться основания для возбуждения уголовных дел", - написал в соцсетях вице-губернатор Владимир Компанейщиков.

Проверка школы со стороны всех ведомств в самом разгаре. Отреагировал и городской департамент образования. В понедельник, когда подписывался номер, Наталье была назначена встреча с его руководителем. "РГ" будет следить за ситуацией.

Комментарий

Ирина Абанкина, директор Института развития образования НИУ ВШЭ:

- Имеют ли право учителя вместо урока технологии отправлять детей на уборку? Нет, не имеют. Более того, учитель не имеет права оставлять половину класса без какого-либо надзора. Это его прямая зона ответственности. Если дети остаются предоставлены сами себе, это считается серьезным нарушением.

Нарушает ли закон школьник, записывая на мобильный телефон то, как его распекает учитель? Нет, не нарушает. Ребенок имеет право вести запись. И педагоги должны иметь в виду, что в современном информационном обществе этим правом может воспользоваться каждый. Более того, ребенок будет вправе ссылаться на эту запись в процессе погашения конфликта, в процессе разбирательства на уровне директора школы и выше.

Директор школы должен поступать профессионально, владеть навыками медиации, погашения конфликта. Нельзя было ставить под угрозу ни учителя, ни ученика. И этот конфликт должен был быть разрешен абсолютно мирным путем. Недопустимо давление и травля.

И главное - у директора были все возможности разрешить конфликт с учетом интересов и учителя, и ребенка. Как минимум составить индивидуальный учебный план, чтобы ученик занимался физкультурой вместе с другим педагогом. Директор же выбрал стратегию, наиболее угрожающую здоровью и развитию ребенка. В этом случае полностью поддержать учителя - значило оказать травмирующее психологическое воздействие на ребенка и на всю его семью.

Новости проекта