События года
Рубрика: Digital

17.12.2018 00:00

Все про льготы расскажет Алиса

Социальное страхование полностью перейдет в электронный формат
К 2025 году, согласно правительственной программе цифровой экономики, все взаимодействие граждан с государством должно перейти в электронный формат. Это предполагает масштабную цифровую трансформацию министерств и ведомств на всех уровнях.
Переход на работу с данными, а не с документами, лежит в основе развития цифровой платформы социального страхования. Фото: Аркадий Колыбалов Переход на работу с данными, а не с документами, лежит в основе развития цифровой платформы социального страхования. Фото: Аркадий Колыбалов
Переход на работу с данными, а не с документами, лежит в основе развития цифровой платформы социального страхования. Фото: Аркадий Колыбалов

Одним из первых этот процесс начал Фонд социального страхования (ФСС). О том, что уже изменилось в его работе, а что только предстоит сделать, "РГ" рассказал руководитель департамента информационных технологий и защиты информации ФСС Дмитрий Селиванов.

Когда начался проект цифровой трансформации ФСС, на каком этапе он сейчас и что в принципе означает цифровая трансформация в социальном страховании?

Дмитрий Селиванов: мы реализуем проект по автоматизации работы с обращениями граждан. Фото: Пресс-служба ФСС

Дмитрий Селиванов: В первую очередь хочу подчеркнуть, что цифровая трансформация - это не проект, а процесс, который фонд переживает в рамках реализации программы цифровой экономики. Процесс автоматизации деятельности фонда постоянный и непрерывный, он давно идет, потому что без автоматизации сегодня жить невозможно с учетом множества технологических изменений и той скорости, с которой они появляются.

Мы активно включились в программу цифровой экономики, как только она была принята в прошлом году. Хотя в целом централизацию всех наших баз мы начали давно, в 2012 году, а с 2015 года начали переходить на принцип экстерриториальности при оказании социальных услуг. Это означает, что любую услугу можно получить в электронном виде независимо от того, где человек находится. Раньше это было возможно только по месту прописки, даже в МФЦ вы должны прийти по месту прописки. Сейчас деятельность фонда построена таким образом, что вы можете прийти в любое его отделение - вся информация о вас будет доступна. Это очень большой плюс, потому что услуги можно получить в шаговой доступности от места проживания. Полный переход в электронный формат - это то, что мы сейчас активно продвигаем.

Что касается значения цифровой трансформации в социальном страховании, я бы разделил ее на две части - внешнюю и внутреннюю. Внешняя трансформация означает то, что мы должны повернуться лицом к получателю наших услуг, стать полностью доступны в цифровом виде, чтобы вся информация о нас приходила клиенту проактивно - как СМС от банка о кредите. Если возникает ситуация, связанная с деятельностью фонда, вам должно прийти push-up уведомление о том, какие услуги вы можете получить. И запускается механизм автоматического оказания этой услуги.

Внутренняя трансформация означает, что мы должны уйти от бумажного бюрократизма. Все процессы внутри фонда должны быть полностью автоматизированы, переведены в машиночитаемый вид, типизированы. Фонд должен научиться оперировать работой не с документами, а с данными. В этой части происходят серьезные изменения: сейчас мы пишем служебные записки, поручения. А в будущем весь этот текст должен быть типизирован, и туда должны просто вставляться актуальные данные. Не должно от человека зависеть, что нужно написать. Если нужно поменять какое-то условие в цифровом шаблоне, данные должны легко туда подставляться. В моем понимании фонд должен к этому прийти в ближайшем будущем. Понятно, что это большая работа. Нужна большая цифровая грамотность сотрудников. Необходимо вести просветительскую работу и оптимизировать множество процессов внутренней деятельности.

Надо утвердить принцип создания государственных баз данных. Оператор отвечает за их наполнение, достоверность и актуальность

Один из первых шагов - переход на внутренний электронный документооборот с использованием электронных подписей. Уже сейчас вся переписка сотрудников идет внутри нашей системы электронного документооборота, и мы активно внедряем использование цифровых подписей как внутри фонда, так и в межведомственном электронном документообороте. Сейчас мы можем только принимать документы от других ведомств в цифровом виде, но на днях уже провели тестирование, которое в скором времени позволит всю переписку с госструктурами вести в электронном виде, с использованием цифровых подписей. Это значительно ускорит процесс прохождения документов.

Помимо принципа экстерриториальности, какие еще принципы лежат в основе развития цифровой платформы социального страхования?

Дмитрий Селиванов: Это переход на работу с данными, а не с документами, как я уже рассказал. Доступность всех услуг в электронном виде и мобильность. Сейчас мы активно продвигаем проект "Социальный навигатор" - это мобильное приложение, которое можно скачать на смартфон или любой другой гаджет. Люди очень активно переходят в мобильную среду, она становится средством общения в социальных сетях, на работе. Так же должно быть и с государством. Фонд активно продвигает эту идею и старается сделать все свои услуги доступными через мобильные устройства.

Какие цифровые сервисы уже доступны для клиентов, а какие сейчас разрабатываются?

Дмитрий Селиванов: Пионер перевода услуг в цифровой формат - это электронный больничный лист. С 1 июля 2017 года вступил в силу соответствующий закон, и с тех пор проект активно развивается, постоянно наращивая обороты. По состоянию на середину октября было выдано уже больше 3 миллионов больничных листов в электронном виде. Объем выдачи растет по экспоненте, в месяц уже выдается больше 15 процентов листов в электронном виде. К системе электронного взаимодействия подключено уже больше 54 процентов медицинских организаций. А внутри этих организаций более 47 производителей электронных медицинских систем реализовали бесшовную интеграцию с сервисом электронного больничного листа. Это позволяет врачу не выходить из привычной для него информационной системы и выписывать больничный лист прямо в ней с помощью своей электронной подписи. Пациенту не нужно стоять в очереди в регистратуре и повторной очереди к врачу, чтобы он поставил свою печать. А для работодателей электронный больничный выгоден тем, что позволяет избежать задержек, возможной потери документов (а за потерю первичной документации предусмотрены штрафные санкции), избавляет от необходимости хранить бумажные больничные и связанных с этим затрат. Особенно это удобно крупным компаниям, которые работают в разных городах, но централизовали свои выплаты и ведут учетные дела в одном субъекте, поэтому переходить на электронное взаимодействие для них очень удобно.

Сейчас деятельность фонда построена таким образом, что вы можете прийти в любое его отделение — вся информация о вас будет доступна. Это очень большой плюс, потому что услуги можно получить в шаговой доступности от места проживания

Мы реализуем проект по автоматизации работы с обращениями граждан. Уже сейчас всю информацию о себе они могут проверить в личном кабинете на сайте ФСС. Доступна и его мобильная версия, которая адаптирована под просмотр с любых устройств.

Проект "Социальный навигатор", который я уже упомянул, будет проводить вас по всем социальным гарантиям. Это новый канал взаимодействия с получателем услуг в социальной сфере, который позволит получать информацию в проактивном режиме. Мобильное приложение полностью интегрировано с порталом "Госуслуги". Никаких дополнительных специальных требований к регистрации мы не предъявляем. Если вы являетесь цифровым гражданином и зарегистрированы на "Госуслугах", то вся информация о вас будет автоматически доступна и в "Социальном навигаторе".

Сейчас реализуется платформа, которая позволит использовать биометрические параметры для идентификации гражданина. Фото: Сергей Михеев

Также мы активно развиваем информационный обмен с другими ведомствами, с коммерческими и некоммерческими организациями, которые оказывают социальные услуги. Это почтовые отделения, аптеки, органы соцобеспечения. Подписываем соглашения с регионами, недавно подписали с Санкт-Петербургом.

"Социальный навигатор" уже работает для всех или только тестируется?

Дмитрий Селиванов: Да, работает для всех в тестовом режиме, зафиксировано уже больше 10 тысяч скачиваний. Пока не все услуги доступны в мобильном приложении. Мы проверяем достоверность его баз, собираем обратную связь от всех, кто его тестирует, какие услуги туда включить, интегрируемся с партнерами. Планируем дополнять базу по социально значимым партнерам.

Еще одно направление, над которым мы сейчас работаем, это развитие голосовых ассистентов. Голосового помощника ФСС можно спросить, например, о том, какие льготы вам положены. Идея в том, чтобы максимально упростить получение любой информации о деятельности фонда, которая может вам понадобиться.

Также среди реализованных проектов - электронный талон проезда к месту санаторно-курортного лечения, который мы сделали совместно с РЖД. Реализовали выплаты на карты "Мир". Запускаем проект "Электронный юрист". В планах - переход полностью на электронную путевку.

В чем вы видите основные вызовы построения IT-инфраструктуры в такой масштабной организации, как ФСС? Как на цифровую трансформацию влияет то, что фонд, с одной стороны, система массового обслуживания, с другой - крупная госструктура?

Дмитрий Селиванов: Основная сложность цифровой трансформации, наверное, у нас в головах. И сотрудникам фонда, и его партнерам нужно перестроиться полностью на другой формат мышления. За счет цифровизации многие направления деятельности трансформируются. Например, если говорить о взаимодействии с врачами, мы сейчас планируем развивать сервисное направление, связанное с реабилитационным менеджментом. Такой менеджер поможет людям, пострадавшим на производстве, и станет своего рода посредником между ними и различными ведомствами. Мы хотим, чтобы наши сотрудники лучше взаимодействовали с получателями услуг, а не проверяли и оформляли бумажки. Заниматься бумажками будет сама система, а люди будут общаться с получателями социальных услуг.

То есть происходит масштабная трансформация из чиновника-крючкотвора, который выполняет бумажную работу, именно в сервисмена, который помогает гражданину ориентироваться в услугах и получать их.

Еще одна сложность связана с тем, что к нам как к госструктуре предъявляются определенные регуляторные требования, которые мы соблюдаем. Например, участие в государственных контрактах. Это накладывает определенные ограничения на гибкость реализации цифровых проектов. Развивая социальные услуги, мы постулируем такой принцип: государство должно отвечать за достоверность данных и за их правоту. А сервисы, которые оказываются на базе этих данных, должны развивать на принципах государственно-частного партнерства бизнес-структуры, технологичные компании. Потому что они гибче, они коммерчески ориентированы, лучше знают клиента и его потребности, поэтому могут лучше ответить на эти потребности, разработать и реализовать необходимые сервисы.

Как в последние годы изменилась скорость разработки и внедрения новых технологий, бизнес-практик, управленческих процессов?

Дмитрий Селиванов: Электронный больничный, например, был инициирован еще в 2013 году, но тогда не было понятий цифровой экономики и нормативной цифровой песочницы. Чтобы реализовать такой проект, нужно было нормативное закрепление за этой областью. Весь процесс от момента, когда мы рассказали об этом проекте на правительственной комиссии, до его реализации занял три года. В этот период прорабатывались технологические решения, нормативная база. У нас был партнер - минздрав, который нам активно помогал в реализации этого проекта. Были разработаны федеральные законы и правила информационного обмена, которые легли в основу ФЗ-86. Все это заняло около трех лет, но это не значит, что это средний показатель. Например, с Казначейством переход на платежную систему "Мир" занял год. Год - это, наверное, минимальный срок для больших федеральных проектов.

Как выстраивается взаимодействие, информационный обмен с другими ведомствами, у которых может быть другой уровень развития IT (например, с тем же минздравом, минтрудом)?

Дмитрий Селиванов: Конечно, мы смотрим на доступность других ведомств в цифровом мире, их технологическую оснащенность. Например, развивая тот же электронный больничный, мы должны учитывать программу цифровизации здравоохранения и уровень подключенности медицинских организаций к сети Интернет. Сейчас предполагается, что "Ростелеком" должен подключить к ней все медицинские организации к 2020 году.

Также развивается электронный документооборот с использованием цифровых подписей. Это один из факторов, который задерживает цифровую трансформацию - цифровые подписи еще используются не везде.

Еще одна задача - поиск новых путей валидации электронных документов, гражданина или организации, которые их подписывают. Сейчас реализуется платформа, которая позволит использовать биометрические параметры для идентификации гражданина. Она упростит использование цифровой подписи на базе биометрических параметров.

Я считаю, что необходимо вводить в целом в России электронный идентификатор гражданина. Потому что сейчас мы его не имеем, и из-за этого возникает много проблем. Например, кто является поставщиком информации в ЗАГС при рождении человека? Родители, которые эту информацию принесли. А они ее получили от медицинской организации. То есть первоисточник - это врач, но мы используем родителей как канал передачи, а бумажную справку - в качестве носителя информации между двумя ведомствами. Нужно постараться сблизить ввод данных в ФГИС с местом их возникновения. Убрать из цепочки различные субъективные, неавтоматизированные носители, чтобы информация не терялась и не искажалась. Ведь мы должны гарантировать неизменность данных. А для этого информация должна передаваться по цифровым каналам, которые позволяют отслеживать и контролировать все изменения в ней. Надо утвердить принцип создания государственных баз данных. Во-первых, данные, создаваемые государственными органами и содержащие полные сведения касательно их области деятельности, однократно вводятся и хранятся в месте возникновения, у оператора баз данных. Оператор отвечает за их наполнение, достоверность и актуальность. Во-вторых, участники информационного обмена, которым необходимы данные для оказания государственных услуг, запрашивают их у операторов баз данных путем межведомственных запросов через СМЭВ.

В фонде аккумулирован огромный объем персональных данных - как обеспечивается их защита, учитывая что вы привлекаете подрядчиков на аутсорсинг?

Дмитрий Селиванов: Мы подписываем соглашения о нераспространении со всеми подрядчиками. Это прописано в госконтракте. У них нет возможности вынести данные из фонда. У нас защищенная сеть, периметр безопасности жестко контролируется. Подрядчики получают доступ к данным только на площадке фонда. Все специалисты, привлекаемые к разработке IT-решений, подписывают соглашение о нераспространении.

Насколько IT-инфраструктура фонда сегодня отвечает современным требованиям и вызовам?

Дмитрий Селиванов: Я оценил бы степень ее готовности к цифровой экономике как высокую. Мы активно участвуем во всех проектах, которые наметило государство, а также активно продвигаем свои цифровые проекты.

Мы стараемся быть лидером в цифровой трансформации - нас не надо просить, во многом мы являемся первопроходцами. Важно подчеркнуть, что руководитель фонда Андрей Кигим ставит очень амбициозные задачи по переводу всех процессов в электронный вид. Нет никаких внутренних барьеров и сопротивления изменениям, что часто бывает в госструктурах. Руководство не только поддерживает, но и является инициатором цифровой трансформации. А если руководитель поддерживает инновации, то успех обеспечен.

Мы не просто говорим о цифровизации - мы ее проводим, процесс активно идет. Это возможно благодаря тому, что наша цифровая платформа централизована и готова к модернизации, что позволяет нам запускать любые изменения с меньшими временными затратами, строить новые цифровые сервисы и убирать старые бюрократические процедуры.

Новости проекта