Есть на свете такие бродяги...

В Москве вышел в свет сборник "Люди на болоте" поэтессы Любови Турбиной
Сборник известного литературоведа, переводчика и поэта, изданный при поддержке Федеральной национально-культурной автономии белорусов России, посвящен творчеству писателей и поэтов, оставивших яркий след в белорусской литературе XX - начала XXI века. Сегодня Любовь Турбина - гость "СОЮЗа".
Любовь Турбина: Для меня перевод - это возможность сказать что-то свое. Фото: Вера Краснушкина Любовь Турбина: Для меня перевод - это возможность сказать что-то свое. Фото: Вера Краснушкина
Любовь Турбина: Для меня перевод - это возможность сказать что-то свое. Фото: Вера Краснушкина

Как могло в одной жизни совпасть такое: диссертация по радиобиологии и поэзия?

Любовь Турбина: Одна моя подруга мне как-то сказала: "Внутри тебя всегда сидели стихи". Я закончила физический факультет Белорусского государственного университета, но всегда мечтала о литературе. Тайком уехала поступать в московский литинститут. Мне довелось преподавать литературу сразу в трех вузах, даже в консерватории. Позже жизнь сложилась так, что семья перебралась в Москву, где я стала работать в Институте мировой литературы им. Горького.

А кем вы себя больше ощущаете: белоруской, русской? И в чем вообще разница между нами?

Любовь Турбина: Мне очень импонирует белорусская ментальность. Они не идут напролом, но и не сворачивают с пути. Обо мне бабушка всегда говорила: "Вот Люба и не спорит, но всегда поступит по-своему". Прожив там почти всю жизнь, я психологически чувствую себя в Беларуси своей. У меня есть перевод стихотворения Богдановича, который начинается словами "Есть на свете такие бродяги..." - как некая отсылка к гумилевским "Капитанам". У Гумилева - мятежные странники. У Богдановича же: "Мы другие. И помним, и знаем, То, что с детства нам близко и мило. Не расстались бы мы с нашим краем, Если б хлеба для нас там хватило"... Вообще, белорусская поэзия "перекладывается" на русский легко. Хороший перевод сохраняет не просто ритм, но и мелодию. А для меня перевод - это возможность сказать что-то свое там, где нет собственного опыта: ты "в этом не был", а чувства такие есть.

Хороших переводчиков с белорусского, литературоведов, изучающих белорусскую литературу, мало?

Любовь Турбина: Меня поразила фраза А. Карлюкевича, встреченная в его рецензии на мою книжку. "Сегодня, когда катастрофически не хватает литературной критики, публикация про белорусскую литературу, изданная за пределами страны, значит особенно много..." Но пишущих много. Увы, мало издающихся.

В сборнике говорится о Иване Мележе, Янке Брыле - это цвет белорусской литературы. Я провела опрос в соцсети: знаете ли вы, кто это? И получила всего два ответа "да". Как же так, ведь мы долгое время были одной страной, смотрели одни фильмы (а по "Людям на болоте", например, было снято грандиозное кино)?

Любовь Турбина: К сожалению, почти нет магазинов, библиотек, куда поступали бы белорусские книги, новинки...

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.