Новости

13.02.2019 21:30
Рубрика: Культура

Громкие связи

Ирина Горбачева снялась в фильме с "Квартетом И"
Фильм "Громкая связь" режиссера Алексея Нужного в прокате с 14 февраля. Это - российская адаптация картины итальянского режиссера Паоло Дженовезе с "Квартетом И" в главных ролях. Сразу следует сказать, что проект "сел по фигуре" наших ребят, как влитой. По сюжету четверо друзей детства и их жены во время одной из встреч решают сыграть в игру - кладут мобильные телефоны на стол и включают громкую связь. Сообщения по правилам следует зачитывать вслух. И... начинают сыпаться скелеты из шкафов, причем в таком количестве, что их уже некуда складывать.

Одна из самых ярких ролей в фильме у актрисы Ирины Горбачевой. Мать двоих детей, семья вынуждена жить с мамой мужа. Чтобы почувствовать себя женщиной она заводит интрижку в Интернете... У Ирины Горбачевой вообще сейчас - золотое время. Звезда театра "Мастерская Петра Фоменко" и многих популярных фильмов, она - обладательница таких наград, как "Звезда Театрала", "Золотой орел" и других. Кроме того - еще и популярный блоггер, количество подписчиков в Инстаграм - около двух миллионов человек. Мы поговорили с Ириной обо всем этом и не только, взяв за отправную точку фильм "Громкая связь".

Режиссер фильма Алексей Нужный сказал, что согласился снимать кино, поскольку подумал, как было бы круто месяц провести с такими веселыми ребятами, как с "Квартет И" . Вы - по той же причине?

Ирина Горбачева: Нет. Я согласилась сниматься, потому что меня пригласил Алексей Нужный, поскольку итальянский фильм я не смотрела. К адаптациям я отношусь так же, как и большинство людей - с вопросом "Зачем?" Но недавно я снова задумалась на эту тему. Меня к этом подтолкнуло еще и то, что я узнала - более 20 стран, включая Голливуд, купили права у итальянцев, чтобы сделать свою версию. Мне стало интересно. Знаю мало таких фильмов, которые первоначально "выстрелили" не в Америке. И вот что я себе ответила. Материал этого фильма построен абсолютно как пьеса. А у пьесы есть такая особенность - ее может ставить любой театр. Есть оригинал, например, Станиславский первым поставил "Чайку" Чехова, а дальше ее берут и другие театры. Так же и здесь. При этом, должна сказать, что я скептически относилась и к антрепризе, и к "Квартету И", и у меня было к режиссеру много таких вопросов, как как почему он это делает, зачем ему это надо? Я с ним встречалась, мы долго разговаривали.

А почему вы относились скептически к "Квартету И"?

Ирина Горбачева: Потому что последние их фильмы меня разочаровали. Не могу сказать, что видела все, что они делали в кино, но, когда смотрела "День выборов" мне было смешно. Потом был фильм, который мне также понравился. Это - "О чем говорят мужчины", первая часть. Вторая уже была не совсем... Мне просто казалось, что они очень много экспериментируют с образами - иногда лучше, иногда хуже. Чаще для меня это все-таки было карикатурным. Все это не секрет, мы с ребятами об этом говорили, и я очень рада, что они невероятные, в том плане, что легко слушают критику. Могут с чем-то согласиться, поспорить. Но они абсолютно адекватные.

Однако, у них есть такая особенность: в своих фильмах они выступают как режиссеры, то есть, рулят. И ансамбль у них уже сложившийся. Например, когда женская роль в их фильме принадлежит Нонне Гришаевой, то они играют все на равных, и без поддавков. А вот роли "чужаков" у них чаще всего слабые. И когда я это анализировала, то понимала, что это все из-за того, что "Квартет И" своим ансамблем и авторитетом либо давит, либо не совсем правильно распределяет силы. Думаю, что многие актрисы, особенно молодые, просто бы зажались, попав в руки к четырем артистам, ансамблю которых много лет. Они себя чувствуют как рыба в воде, давно друг друга знают, шутят, рассказывают байки. Это все хорошо, но при этом надо с ними играть. И меня очень смущало, что женские партии обычно у них слабые.

У вас получилась, не то, что не слабая роль, а даже лучше, чем у той итальянской актрисы, которая ее играла в оригинальной версии. Но одновременно с вами и Марией Мироновой в фильме играет совсем юная актриса Анастасия Уколова - на нее давили авторитетом?

Ирина Горбачева: Все-таки Настя с "Квартетом И" работает еще в театре. Но при этом, да, ей было поначалу сложновато. Однако, от Леши Бараца, как от партнера по фильму, была очень большая поддержка. А у меня вначале отношения с ребятами были напряженные - на первых читках я с ними столкнулась, особенно со Славой Хаитом.

Я читала о том, что у вас с ним не сложилось поначалу - новость тут же просочилась в прессу.

Ирина Горбачева: Я не совсем сразу поняла, что Барац и Хаит еще и соавторы сценария. Потому что для меня в кино главные режиссер и сценарист, а потом уже актерский ансамбль. В принципе, все это в связке, но слушать я должна режиссера. И когда с первых моментов читки Слава начал править интонации я начала с ним спорить, и в какой-то момент просто уже не выдержала и сказала: "Слава, я тебя сейчас просто ударю!" Понятно, что мы вроде шутили, но напряжение на самом деле было.

Надо было фиксировать эти эмоции, вы же в фильме муж и жена - как раз очень хорошо.

Ирина Горбачева: Для роли - прекрасно. А потом, когда мы начали уже работать на площадке, знакомиться ближе, в силу вступил особый дар режиссера - сглаживать острые углы. Даже если что-то не получается, Нужный очень долго находит ключ, но все равно напряжения не происходит. И для меня это был первый опыт, когда большие сцены, играет сразу весь ансамбль - 7 человек. Это сложно, особенно когда после веселых эпизодов сюжет переходит в драму и нужно держать постоянное напряжение из дубля в дубль, и передавать его дальше, как эстафету. И сколько дублей надо сделать! Потому что надо отснять реакции не двух людей, а семерых.

Вы познакомились с Алексеем Нужным на фильме "Я худею"? Кстати, в той картине у вас - не главная роль, в какой роли вам легче существовать - в главной или второстепенной?

Ирина Горбачева: Да, мы познакомились, когда начиналась история с фильмом "Я худею", и меня звали тогда на пробы на роль главной героини. Были очень долгие переговоры по поводу того, смогу ли я для съемок потолстеть или нет. И через какое-то время я сказала, что толстеть не буду, поскольку у меня театр, не хочу выпадать из репертуара, но с удовольствием сыграю подругу главной героини. Потом сценарий еще много раз переделывался. Но с тех пор мы с Лешей так подружились, что очень помогаем друг другу, откровенно говорим о каких-то моментах. И самое для меня радостное, что он очень легко идет на контакт, в плане того, что если сцена, допустим, не получается, то я могу попросить переписать текст. Мы садимся, я предлагаю свой вариант, он - свой. И - работаем.

Часто актрисы применяют какие-то женские штучки - немножко жеманства, хихиканья. Вот у вас такого нет. Сколько я вас видела в разных ролях, вы, скорее, "свой парень в доску": что в "Аритмии", что в "Я худею", даже в роли Софьи Андреевны Толстой. Что для вас женственность?

Ирина Горбачева: Абсолютная внутренняя гармония. Если женщина сама с собой в ладу, тогда она женственна в любом случае. Как бы ни выглядела. А внешние проявления - это как раз жеманство: чтобы я была красивая, нужно, чтобы у меня волосы красиво лежали, вот с этого ракурса меня нельзя снимать... Для меня это все немножко странно. То есть, я за тех актрис, которые не боятся стареть, быть нелепыми, некрасивыми. Хотя, на самом-то деле, могу смотреть на себя на экране, и говорить себе: "Ну что за прическа, Ира! Что за одежда! Почему ты не могла сделать это как-то нормально?"

Как вы работали над ролью Софьи Андреевны у Авдотьи Смирновой в фильме "История одного назначения"? Вы вообще на нее не похожи, но тем не менее, уловили главное. Сцена, когда Софья Андреевна говорит Льву Толстому: "Этот твой русский народ!" - одна из самых сильных в фильме.

Ирина Горбачева: В истории создания образа Софьи Андреевны, я полностью доверяла Дуне Смирновой. Когда мы с ней первый раз встретились, она мне сказала: "Я написала для вас роль". Для меня это было абсолютной неожиданностью. Но, когда она сказала, что это еще и Софья Андреевна Толстая, я вообще растерялась: что она увидела схожее между нами? Дуня очень много мне рассказывала и про семью Толстых, и про быт. Я что-то знала, но, тем не менее, мы разбирали роль тщательнейшим образом, все мотивировки были разложены полностью - от А до Я. Но над биографическим сходством, мы не бились. Чем-то я на нее конечно похожа - где-то много материнского инстинкта, где-то упертость такая же, где-то - проницательность. Какие-то такие черты, которые Дуня усилила во мне, а дальше - выстраивала свой собственный образ. То есть она меня лепила.

Для Толстого важнее было общественное, а для Софьи Андреевны - личное. И в "Аритмии" есть этот момент - герои хотят быть вместе, в то же время они оба - востребованные врачи, и не знают, как совместить работу и личную жизнь. А что для вас важнее? У вас, как у популярной актрисы остается какое-то личное пространство?

Ирина Горбачева: У каждой профессии есть две стороны. С одной - ты что-то делаешь для себя и только, потому что тебе это нравится. С другой - хочется признания. Для актера, конечно же, приятно, когда говорят какие-то слова, идет обмен энергией со зрителем. Но при этом он лишаешься права быть неузнанным в тот момент, когда ему это нужно. И что я поняла для себя - нужно стараться не идти на компромисс с самой собой. Выстраивать свои правила и отстаивать свои позиции. То есть, если тебе некомфортно фотографироваться с людьми, но точит червь, мол, ну, как же, я буду выглядеть тогда плохой, такой-сякой, актриса как бы должна, это ее работа, она принадлежит всем... Все зависит все от тебя самой! Например, Хабенский практически не фотографируется с поклонниками, потому что это - его позиция. И он от этого не страдает. А суть только одна: все равно, что о тебе подумают в этот момент или нет. Чем больше тебе не все равно, тем сильнее идешь на компромиссы, и загоняешь себя в тиски.

Что для вас премии и награды? У вас и "Золотая маска", и "Звезда театрала", и "Женщина года", и "Золотой орел", и другие. Это приятная вещь или обязывающая?

Ирина Горбачева: Когда получаю - это очень приятно. Но лучше к наградам не относиться с преувеличением, мол, это - ответственность, нужно ее оправдать и так далее. Мне приятно, что отметили, признали, сказали, погладили по голове - по другому я это не называю, и - все, надо идти дальше, где может случиться и провал, и успех. Награда - это как в школе - сиюминутная оценка, золотая медаль отличнику.

Как на ваш взгляд, актерам сегодня нужен блог? Ваш Инстаграм очень популярен - вы сами его ведете или помогают?

Ирина Горбачева: Свой блог я веду сама с момента его появления, и никого туда не пускаю, и подпускать не буду. По поводу того, нужен ли актеру блог, думаю, что да, именно ему и нужен. Как и оператору, как и музыканту. Вот режиссеру и сценаристу - не знаю. То есть, все зависит от того, каким видом творчества человек занимается, и что о нем должны знать. Вот, например, хочется узнать об актрисе. Заходим в поисковик, находим "Кинопоиск", и дальше смотрим - работы, кадры из фильмов и так далее. То есть, все равно у всех нас были уже "блоги", но за нас их вели другие люди. Однако в плане социальных сетей очень важно, самой формировать взгляд на тебя со стороны. Можно придумать какой-то образ или говорить от своего имени. Думаю, что актерам необходимо вести блог не для того, чтобы благодаря ему стать популярным - таких - единицы, но для работы. Первое, куда зайдут посмотреть, чтобы узнать об артисте в Интернете - его страница в Инстаграм. И он расскажет о человеке очень много - как о себя позиционирует, как рассказывает о себе, какими мыслями или чувствами делится. Можно его увидеть в разных образах, в модельной фотосессии в лоске, и повседневную, одну или с детьми. Это даст гораздо больше информации тем же режиссерам, чем страница на "Кинопоиске" или других ресурсах, где единственная фотография сделана лет десять назад.

Может быть хороший блогер, но при этом плохая актриса?

Ирина Горбачева: Может. Но блог не подразумевает собой заменитель профессии. Только если ты в нем выступаешь как актриса, что-то разыгрываешь или показываешь, тогда, конечно, можно оценить дарование.

Нужно ли актрисе быть интеллектуальной, читать книги? Некоторые из них так умеют делать умный вид, что веришь, несмотря на настоящий уровень интеллекта.

Ирина Горбачева: Мне кажется, что каждая женщина должна быть интеллектуальной и читать книги. Потому что, как по мне - так ум - это очень сексуально. А умная женщина - гиперсексуально, по-другому я это назвать и обозначить не могу. А видно в кадре обманула актриса или нет - панацеи не существует.

У вас в Инстаграмм недавно было видео, где вы расстраивались по поводу того, что у вас не получился танец: играли или реально расстроились?

Ирина Горбачева: Реально! По-настоящему расстроилась! Я уже экспериментирую в этом плане не первый раз. Прихожу в какую-нибудь танцевальную студию в Москве, Нью-Йорке , Лос-Анджелесе, и пытаюсь выучить комбинацию вместе со всеми. Так вот каждый раз, я - последний человек, который выучит эту комбинацию, если вообще ее станцую. То есть, сама по себе я танцую хорошо, но когда надо выучить хореографию другого человека - так все! И я расстраиваюсь как ребенок. Так что слезы были настоящими, просто, для Инстаграма, я как бы посмеялась над собой. Наверное, так перекачиваю энергию из минуса в плюс, вместо того, чтобы тихо плакать.

Кстати

Ирина Горбачева создала проект, который набирает популярность "Я танцую по Москве". Сама его характеризует, что он, скорее танцевальная терапия,чем просто танцы.

Вопрос-ответ

Чему вас научил Петр Фоменко?

Ирина Горбачева: Если я говорю о Петре Наумовиче, то открываю "ящик Пандоры", и могу бесконечно рассказывать, как он меня обогатил, сколько мне дал, с какими людьми свел, которые потом меня формировали как актрису и как личность, после его ухода. В этом плане мне кажется, что среда формирует человека. И те люди, с которым я работала в большей степени - Кирилл Пирогов, Галина Тюнина, Ксения и Полина Кутеповы и другие многому меня научили, иногда даже просто своим примером, тем, как играют. Я всегда обожала смотреть спектакли, у меня в порядке вещей было пересмотреть за сезон весь репертуар, а некоторые постановки - неоднократно. И так я училась и смотрела за тем, как Петр Наумович работал с артистами. И самое главное, что он сделал - дал каждому свой собственный камертон, свое индивидуальное звучание. Он всегда говорил такую фразу: "В театре было все, кроме вас". И я понимала, про что он говорит, потому что каждый его артист был им огранен, причем так, как Петр Наумович видел. Но при этом "огранка" Фоменко не лишала индивидуальности, а лишь подчеркивала природное дарование.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Кино и ТВ Наше кино Гид-парк Кино и ТВ с Сусанной Альпериной