Безграничный человек. Памяти Андрейса Жагарса

Журнал
    27.02.2019, 12:48
Текст:   Юлия Авакова

Вторник, 26 февраля, принес крайне скорбное известие для мира культуры - мира, в котором территориальные, языковые и психологические границы, к счастью, существуют в крайне условной форме. Не стало Андрейса Жагарса, удивительного человека, мудрого наставника, прирожденного руководителя и неутомимого творца.

 Фото: Екатерина Чеснокова/ РИА Новости  Фото: Екатерина Чеснокова/ РИА Новости
Фото: Екатерина Чеснокова/ РИА Новости

Не только в Латвии, но и в России вряд ли можно найти тех, кто, интересуясь оперой и современными оперными постановками, не слышал о нем. Прекрасно знали его и в Европе - беззаветное служение своему делу, поистине юношеская, пылкая, восторженная его влюбленность в театр были видны и вблизи и издалека - и были отмечены разного рода наградами, вписав его имя в летопись хранителей театральных традиций.

В 1982 году Андрейс Жагарс окончил актерское отделение театрального факультета Латвийской государственной консерватории им. Я. Витола, десять с небольшим лет работал в Театре Дайлес, успешно реализовал себя в кино. В непростых для всего СССР восьмидесятых годах он снялся в ряде фильмов, подготовленных Рижской киностудией ("Долгая дорога в дюнах", "Каменистый путь", "Матч состоится в любую погоду", "Двойник"), Таллинфильмом ("Две пары и одиночество", "Дикие лебеди"), Киностудией им. М. Горького ("Жизнь Клима Самгина", "Следопыт"), Свердловской киностудией ("Похищение чародея") и Ленфильмом ("Удачи вам, господа!").

В тяжелые девяностые, беспробудно тоскливые и безрадостные для кинематографа стран бывшего Союза (и то - кино, в отличие от других исполнительских искусств, могло худо-бедно держаться на плаву в силу способности подчиниться запросам времени и коньюнктурности), не говоря уж о высоких жанрах, требующих бережного отношения и крайне кропотливой работы, Жагарс оставил кинематограф, попробовав себя в кардинально другом амплуа, став ресторатором.

Но, в отличие от многих других талантливых людей, не по своей воле, а по жизненной необходимости сошедших с любимой стези, он сумел вернуться. Естественно, войти в одну воду дважды не получилось, однако в его случае произошло следующее - сойдя на берег в том месте, где река была мелка, он дошел по суше до разлива вод - и бесстрашно устремился в водную стихию, став в 1996 году директором Латвийской Национальной оперы. При нем главный оперный театр страны стал преображаться и вскоре превратился в узнаваемое имя в консервативной европейской оперной среде.

Он всегда был желанным гостем в Москве, полным планов, идей, щедро делился своими задумками, живо реагировал на любые творческие инициативы, внес большой вклад в создание системы поддержки молодых талантов. Карьера его была нелинейна и головокружительна  - ему удалось достичь желаемого во всех своих крупных начинаниях и, делая задумки воплощенными, он с готовностью переходил к другому фронту работ, показывая себя с новой стороны. Ответ на вопрос о том, почему все складывалось именно так, содержится не только в том, что Андрейс Жагарс был трудолюбив, педантичен и организован.

Жагарс был чрезвычайно обаятелен и непосредственен. Но непосредственность эта была редкого ныне качества - в ней не было ничего от эмоциональной спонтанности и фривольности, столь часто встречающейся сегодня, живость его реакции открывала зрителю или слушателю дверь в его внутренний мир - в котором главное место занимало искусство и размышления о нем. Андрейс Жагарс был способен на искреннюю радость, был великодушен и щедр на похвалу, умел мотивировать других, заряжать людей своей энергией, которая у него была в избытке.

Жагарс попробовал себя и в качестве педагога, взращивая юные таланты - в течение нескольких лет он возглавлял мастерскую на факультете музыкального театра Российского института театрального искусства - ГИТИС, воспитывая актеров и режиссеров музыкального театра. Имея за плечами бесценный опыт руководителя театра, он был уникальным преподавателем, зная, с чем именно столкнутся будущие выпускники в выбранной профессии, он готовил их с учетом расширяющихся и стремительно меняющихся требований современной театральной жизни.

Будучи частым гостем на радио и телевидении, где даже медитативный формат интервью не всегда давал ему возможность во всей полноте рассказать о том, чем он занимается, Жагарс вновь встал по другую сторону исполняемой им роли - в образе ведущего проектов "Большой балет" и "Большая опера" на федеральном телеканале "Россия К".

Теплыми словами и воспоминаниями делятся руководство и коллективы российских театров и стран ближнего зарубежья, люди, наблюдавшие за его режиссерским прочтением бессмертных повествований из-за кулис и приходившие заново открыть для себя новые грани в вечных дилеммах из зрительского зала.

Режиссурой оперы Жагарс занимался с 2002 года. Это стало во всех смыслах вершиной его творческого пути. "Летучий голландец", "Лоэнгрин" и "Тангейзер" Вагнера, "Демон" Рубинштейна, "Пиковая Дама" и "Евгений Онегин" Чайковского, "Леди Макбет Мценского уезда" Шостаковича, "Набукко" и "Травиата", "Бал-маскарад" и "Трубадур", "Аттила" Верди, "Кармен" Бизе, "Вертер" и "Манон" Массне, "Князь Игорь" Бородина, "Дон Жуан" Моцарта, "Кавалер розы" и "Саломея" Штрауса, "Манон Леско" Пуччини, "Лючия ди Ламмермур" Доницетти, "Обручение в монастыре" Прокофьева - на театральных подмостках Москвы, Санкт-Петербурга, Перми, Минска, Риги, Таллина, Вильнюса, Праги, Будапешта, Загреба, Болоньи, Эрфурта, Клагенфурта, Анкары и Гонконга… 

Он ушел рано, в расцвете творческих сил, и эта потеря отзывается с болью в сердцах. Но за жизнь ему удалось сделать больше, чем очень и очень многим. Оставив партитуру открытой, передавая сокровище, которым он жил, дальше, чтобы оно снова и снова было узнаваемым и узнанным, во всем многообразии партий, на разных языках и на всех континентах.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники