Классная работа

На что могут рассчитывать молодые преподаватели, отважившиеся переехать в сельскую провинцию
В России активно обсуждается анонсированная президентом программа "Земский учитель", которая по аналогии с "Земским доктором" предусматривает солидный социальный пакет тем молодым педагогам, кто отважится поехать в села и малые города. Но кто же учительствует на селе сегодня? За какие "коврижки" поехали они в глухую провинцию? Наш сегодняшний адрес - Калмыкия, где не первый год работает региональная программа помощи молодым специалистам.
В Оренбургской области трудится Антон Ляпин - самый молодой в России директор школы. Фото: Сергей Михеев/ РГ В Оренбургской области трудится Антон Ляпин - самый молодой в России директор школы. Фото: Сергей Михеев/ РГ
В Оренбургской области трудится Антон Ляпин - самый молодой в России директор школы. Фото: Сергей Михеев/ РГ

На учительские "подъемные" - сто тысяч рублей - могут претендовать педагоги в возрасте до 35 лет, если они приступили к работе в глубинке не позднее трех месяцев после окончания вуза. Учитель должен минимум три года отработать в сельской школе. Есть случаи, когда на работу в село отправляются супружеские пары молодых учителей. Одна из таких пар - Давыд и Амелия Шургучиевы. К ним еду в село Садовое Сарпинского района. Это на автобусе часа три-четыре, причем транспорт ходит в Садовое нечасто.

За окном бескрайняя серая степь, слегка припорошенная снежком. Взгляд цепляется за редкие деревца. Но ближе к Садовому деревьев становится больше. Наверное, название села обязывает. Заправка, кафешка, поворот налево, памятник погибшим в Великую Отечественную…

Садовская средняя школа № 1 располагается в здании 1956 года постройки. Сейчас здесь учатся 216 ребятишек. Наталья Русанова, директор садовской школы, в которой работают молодые педагоги, каждый день ездит на работу из соседнего села Коробкин 18 километров. Иногда остается ночевать в Садовом. Распознав в Давыде и Амелии таких же энтузиастов, Наталья нашла для них в селе небольшую двухкомнатную квартиру на первое время и оплатила бронь из собственного кармана. В школе молодым специалистам выделили наставников, да и сама директор посвящала молодых педагогов в тонкости профессии, которым не учат в вузе.

В рубрике "Земский учитель" "СОЮЗ" расскажет о педагогах, выбравших судьбой сельскую школу

- Я сразу дала им классное руководство. Конечно, был определенный риск: справятся ли молодые учителя, примут ли их дети и родители. Но все получилось. Для нашей школы, где средний возраст педагогов за 50, жизненно важно привлекать молодежь. Кроме Давыда и Амелии к нам недавно пришли еще два молодых педагога. Они уже преподают информатику, биологию и химию и тоже подали документы на единовременную выплату. Большая проблема с учителями иностранных языков, еще нужен хотя бы один филолог, психолог, социальный педагог, - делится Наталья Русанова.

Амелия Шургучиева: Я ничуть не скучаю по городу. Да и городские живут не столько в городе, сколько в интернете. Фото: Руслан Мельников

Заглядываю в седьмой "А". 24-летний Давыд Владимирович Шургучиев сам выглядит как старшеклассник, но урок ведет уверенно. Давыд преподает историю и географию. Плюс классное руководство у того же седьмого класса.

Ученики слушают, раскрыв рты. Тема - строительство царских палат. Когда звенит звонок на перемену, Давыд предлагает ребятам сравнить количество окон у царя и в их родной школе. Класс с энтузиазмом бежит в коридор.

- Когда я учился на гуманитарном факультете Калмыцкого госуниверситета, то даже не думал, что буду преподавать в школе, - признается Давыд. - Хотел пойти в магистратуру учиться на юриста. Еще звали на Север на хорошую зарплату. Но когда попал на педагогическую практику, понял, что мне интереснее работать с детьми. Конечно, это не просто. Современные подростки хорошо знают свои права, но порой забывают об обязанностях, и многое будет зависеть от того, сумеет ли их заинтересовать учитель своим уроком. Если будет интересно - дети станут благодарной аудиторией. Если нет - не будут работать.

В Оренбургской области трудится Антон Ляпин - самый молодой в России директор школы.

В рубрике "Земский учитель" "СОЮЗ" расскажет о педагогах, выбравших судьбой сельскую школу

Поэтому ищу интересные повороты, использую анекдоты, загадки, стихотворения… А вот супруга Давыда 22-летняя Амелия со школы знала, что станет педагогом. Она преподает русский и калмыцкий языки, но сейчас в декрете. Впрочем, когда муж может посидеть с детьми, Амелия тоже появляется в школе.

- Когда я брал справки в бухгалтерии, - рассказывает Давыд, - вся моя годовая зарплата как раз оказалась около ста тысяч рублей. Поэтому "подъемные" в таком же размере - это ощутимая помощь, хотя, конечно, их не сравнить с миллионом, который выдают молодым сельским врачам. Наших с супругой 200 тысяч рублей, наверное, хватило бы на небольшой старенький домик без удобств или на первоначальный взнос по ипотеке. Но мы решили на эти деньги взять машину. И к родителям съездить можно, и ребенка в садик или поликлинику отвезти, и в город выбраться... На оставшиеся деньги купили одежду себе и детям.

Давыд и Амелия уже пустили в Садовом крепкие корни: они растят сына Эренсена и дочерей Энкиру и Эльзяту

Недавно молодая семья перебралась в частный дом, его помогли купить родители. А пару месяцев назад у Шургучиевых родился третий ребенок. Теперь Давыд и Амелия растят сына Эренсена и дочерей Энкиру и Эльзяту.

По древнему калмыцкому обычаю, пока новорожденному не исполнится год, в дом нельзя приводить чужих людей, поэтому Давыд показывает мне свое хозяйство снаружи. Основательный забор, добротный каменный дом, просторный ухоженный двор, гараж. На одном из окон вижу занавеску в виде флага Калмыкии с изображением лотоса.

Давыд рассказал, что на 200 тысяч рублей "подъемных" они купили машину: теперь и к родителям съездить можно, и ребенка в поликлинику отвезти, и в город выбраться... Фото: Руслан Мельников

- Сейчас молодежь хочет, чтобы все было готовое, а в нашем селе, например, нет водопровода, поэтому приходится завозить воду. Но я ничуть не скучаю по городу. Да и городские ребята живут не столько в городе, сколько в интернете. А в интернет можно выйти и отсюда, - говорит Амелия.

Городские знакомые удивляются, как можно жить на зарплату сельского школьного учителя. Давыд объясняет как:

- Когда получаем зарплату, то записываем, каких продуктов у нас не хватает. Мясо нам часто привозят родители, но мы хотим завести на подворье свою живность. Сахар, макароны, картошку, овощи закупаем сразу и в больших количествах. После покупки продуктов платим за коммуналку. Это примерно три-четыре тысячи рублей. Если все грамотно распределять, то на месяц зарплаты хватает.

Помогает экономить и то, что Давыд старается любую работу сделать сам. Научился ремонтировать машину и вставлять пластиковые окна, сейчас изучает в интернете, как уложить теплый пол.

- Все, что нужно для счастья, у меня есть, - по-буддистски спокойно рассуждает Давыд. - Любимая жена, семья, интересная работа, дом, машина, спокойная размеренная жизнь… Думаю, немногие горожане могут такое сказать в свои 24 года. Конечно, мы останемся в селе. Нам здесь хорошо.

А как в Беларуси?

В Беларуси в сельской местности для учителей предусмотрена доплата 20% от тарифной ставки, подтвердила Валентина Герасимович, завотделом социально-экономической работы Центрального комитета Белорусского профессионального союза работников образования и науки. Но куда больше бонусов в регионах у молодых специалистов, которые отправляются отрабатывать по распределению. C недавних пор распределение с таким статусом могут получить не только выпускники-бюджетники, но и те, кто учился на платном отделении вуза.

В первый месяц работы наниматель должен выплатить молодому специалисту так называемые подъемные. Сколько это в денежном выражении, зависит от уровня образования вчерашнего студента и размера его стипендии в последнем семестре. А если молодой человек приехал отрабатывать распределение на территории, пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС и заключает контракт на пять лет, ему положена единовременная выплата в 300 базовых величин (7650 белорусских рублей, или почти 236 тысяч российских). С началом работы молодые учителя получают различные надбавки, в том числе ежемесячные в размере одной тарифной ставки первого разряда. И если после отработки такой специалист остается, доплаты сохраняются еще на год. Хотя официально не закреплено, что бонусом к первому рабочему месту в регионах должно быть жилье, заинтересованные в кадрах местные власти серьезно подходят к этому вопросу: предлагают места в общежитиях, ставят на очередь на арендное жилье и помогают с поисками съемного. А если специалист распределяется не по месту постоянной регистрации, ему должны выплатить еще и компенсацию в связи с переездом. Кроме того, каждая организация имеет право устанавливать дополнительные меры стимулирования.

С другой стороны, в Беларуси многие сельские школы, в которых мало учеников и нерентабельно содержать педколлектив, в последние годы закрывают. Выгоднее организовать подвоз школьников из деревень на специальных автобусах в учебное заведение ближайшего более крупного населенного пункта, агрогородка или райцентра. Там и уровень обучения, и материальные условия деятельности педагогов, как правило, выше.

Подготовила Ольга Пасияк, pasiyak@sb.by

К слову

Сто тысяч рублей для молодых учителей, устраивающихся на работу в сельские школы, в Калмыкии выплачивают уже несколько лет. В 2013 году выплаты получили 57 педагогов, в 2014 году - пять, в 2015 году - 32, в 2016 году - 20, в 2017 году - 30 и еще 30 - в 2018 году. В 2019 году такой помощью смогут воспользоваться тридцать молодых учителей. На это уже выделено 3 млн рублей.

Дословно

Николай Очиров, глава администрации Сарпинского района:

- У нас в районе сейчас демографический подъем. Раньше в первых классах было по три человека, сейчас - 10-11. Но остро ощущается недостаток молодых учителей. К сожалению, бюджет района не позволяет строить для них жилье с нуля, но есть некоторые планы. Недавно администрация выкупила недостроенное двухэтажное здание на 12 квартир. Будем его достраивать и предоставим эти квартиры педагогам. А если для учителей, которые приезжают работать в село, начнут выделять по миллиону рублей, проблема, думаю, решится быстро. Например, двухкомнатная квартира в Садовом стоит 500-600 тысяч рублей, а за миллион можно купить или построить отличный дом.

Как это было

И физик, и лирик

Наш обозреватель вспоминает о своем опыте работы "земским учителем".

От 40-градусных морозов спасала шапка, подаренная местным лесорубом. Фото: Из личного архива

Сельских учителей не хватало и в СССР.

1978 год, осень. Четверокурсников филфака Иркутского госуниверситета собрал декан:

- Надо выручать село: областные власти просят отправить в глубинку наших студентов поработать в качестве учителей...

Отобрали десять человек. Не помню, что сыграло роль в моем решении "помочь селу" - то ли своеобразная романтика, то ли поднадоевшее уже протирание штанов на лекциях. Мне досталось село Новая Тельба Куйтунского района Иркутской области. Получив в университетской кассе деньги на билет и "на первое время", я сел в плацкартный вагон. Ночь на поезде, потом на "кукурузнике" Ан-2 над бескрайней тайгой. И вот я на месте.

Новой Тельбой оказалось крошечное село лесорубов в несколько десятков рубленых домов со школой-восьмилеткой. Сюда, в дикую природу, тельбинцев переселили из зоны затопления Братского водохранилища. Новая Тельба являла собой этакую Матеру, воспетую классиком.

Пожилой директор школы встретил сурово:

- Тебя, дружок, предупредили, что придется преподавать не только русский и литературу, но и историю, ботанику и физику. Во всех классах. Плюс за тобой - еженедельная политинформация для жителей села...

Имея за плечами месячный опыт педагогической практики на третьем курсе в одной из иркутских школ, я не видел разницы, что и кому преподавать: все приходилось начинать с нуля.

Дело вроде бы пошло успешно. Единственная заминка вышла с физикой в восьмом классе. Однажды, сидя в учительской перед уроком, я корпел над очередной задачкой для восьмиклашек. Она не давалась, хоть убей! И тут, как в сказке, распахнулась дверь и вошел мой друг - студент физмата нашего университета. Он решил навестить меня в этой глуши. Вместо приветствий я попросил его помочь с задачкой, которую он решил за полминуты. После урока я отправился к директору школы и отказался от физики в восьмом классе. Потом на физмате ходил анекдот, как филологи преподают физику в сельских школах...

Сельским учителем я отработал на полторы ставки три с хвостиком учебных четверти и приобрел бесценный педагогический опыт. Правда, дни тянулись бесконечно долго. Часто из-за погоды Ан-2 не прилетал неделями. Без газет и писем приходилось особенно тоскливо.

Мне выделили комнатку в бараке для школьников, которых привозили на учебу из соседних сел. На выходные они разъезжались по домам. Но я не оставался один. По вечерам, а иногда и ранним утром в гости наведывались рослые и нетрезвые лесорубы, желавшие "раздавить" с молодым учителем бутылку гаванского рома. Недостатка в экзотических напитках в сельмаге никогда не было. Иногда удавалось отбиться...

Были и приятные моменты: мне, студенту-практиканту, платили как полноценному учителю. При тогдашней стипендии 40 рублей я как сельский учитель получал около 200 рублей. Вернувшись на летние каникулы домой, вывалил перед мамой целую кучу честно заработанных денег, почти полтысячи рублей. Сумма по тем временам фантастическая.

Явившись на комиссию по распределению, я узнал, что Иркутское облоно приготовило мне "отличное" распределение - директором школы. В такую же тельбу. Увы, не сложилось. Меня к тому времени с головой увлекла журналистика, и я даже получил приглашение из одной республиканской молодежки.

Подготовил Александр Бушев, bush@rg.ru

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.