Спектакль на музыку Пантыкина стал участником фестиваля "Дубль дв@"

В Санкт-Петербургском театре музыкальной комедии премьера - "Бал воров" по мотивам одноименной пьесы Жана Ануя. Либретто и режиссура Андрея Житинкина (Москва). Музыку написал Александр Пантыкин (Екатеринбург). "Дедушка уральского рока", лидер группы "Урфин Джюс", почетный гражданин Свердловской области, композитор, драматург, лауреат театральной премии "Золотая маска" в номинации "Лучшая работа композитора в музыкальном театре" за музыку к спектаклю "Мертвые души" в Свердловской музкомедии, основатель нового направления в музыкальном театре "лайт-опера" рассказал "РГ" о новой работе, экспериментах и прорывах на сцене, а также о том, как преодолеть старые стереотипы, что такое СМС в театре и об участии его спектакля в программе кинофестиваля "Дубль дв@".
Бал воров. Фото: Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии.
Бал воров. Фото: Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии.

Это было приятное предложение из города, где вы какое-то время жили и учились в Театральной академии?

Александр Пантыкин: Столичные музыкальные театры обладают особым взглядом на свое развитие, особой художественной политикой, очень интересной, необычной, и то, что вдруг питерская музкомедия обратилась к творчеству Жана Ануя, прямо скажем, не очень хорошо известному широкой публике французскому драматургу, просто замечательно - это настоящий эксперимент, ведь пьеса "Бал воров" впервые стала первоосновой для создания музыкального спектакля. Это настоящая мировая премьера!

Пьеса написана в 1933 году, в ранний, "розовый" период творчества драматурга. Между тем, в ней немало достоинств. У молодого, пылко чувственного юноши, тем более француза, воспитанного на французской культуре, в голове роятся много интересных и свежих мыслей. Например: человек сам обкрадывает себя, свою жизнь, свою любовь. Никогда не поздно испытать сильные чувства. Живите полной жизнью, любите, дружите, станьте поэтом, артистом, кем угодно, только будьте честными перед собой. Не обкрадывайте себя! Мне очень понятна позиция 23-летнего Ануя, поэтому я взялся за работу. Надо было преодолеть в себе старые стереотипы, выйти на новый уровень, вырваться из "собственной клетки", как поет героиня мюзикла Леди Хэф. Ей в спектакле это удалось, а вот удастся ли мне?

Надо сказать, работа над материалом шла непросто. Менялись авторы либретто. И с приходом Михаила Бартенева, автора стихотворных текстов, моя задача усложнилась. История стала более осмысленной и глубокой. Бартенев поднял планку на очень высокий уровень. И если бы не музыкальный руководитель постановки - главный дирижер театра Андрей Алексеев - она вряд ли была бы выполнимой. Алексеев заставлял меня переписывать номер за номером, добиваясь безупречного соответствия музыки происходящим на сцене событиям, характерам персонажей и неповторимости музыкального высказывания.

Когда материал был вылит в клавир, перед артистами встала непростая задача - сделать музыку своей. Актеры настолько вжились в материал, что совершенно естественно чувствуют себя в образах своих персонажей, которые характеризуются не только словами, стихами, речитативами, но еще и музыкой. Преклоняюсь перед актерами, считаю, что здесь одна из лучших музыкальных трупп в нашей стране.

На афишах и в программках написано: "Музыкальное мошенничество в двух действиях". То есть решили сделать не мюзикл? И не "лайт-оперу"?

Александр Пантыкин: Сейчас появился новый музыкальный термин - СМС, что значит современный музыкальный спектакль. Это изобретение народного артиста России Кирилла Стрежнева, главного режиссера Свердловского театра музыкальной комедии, и оно наиболее точно подходит к спектаклю "Бал воров". В нем есть элементы оперетты, мюзикла, драматического спектакля, балета. Есть даже оперные моменты. Кстати, Жан Ануй определил жанр пьесы как "комедия-балет". Поэтому одной из задач хореографа Владимира Романовского было добавить в ткань спектакля балет. Хореограф справился блестяще - танцы имеют особое смысловое значение.

Музыкальная структура "Бала воров" отличается от структуры моей предыдущей "лайт-оперы" "Мертвые души". В "Мертвых душах" есть музыкальная драматургия, которая развивается на основе двух тем: бездуховная тема наживы "Губерния" и тема духовной жизни возничего Селифана "Тройка". "Бал воров" распадается на зонги, которые объединяются разными стилями. У американских банкиров Дюпон-Дюфоров - буги-вуги, рок-н-ролл, степ. У английской аристократки Леди Хэф, властной женщины с характером - испано-аргентинские ритмы танго и болеро. У троицы воришек из Парижа -  французский шансон. Отсюда появление в оркестре аккордеона, а в музыке - характерных секвенций. Здесь можно вспомнить Шарля Азнавура, Мирей Матье. В ироническом тоне использована "Марсельеза", гимн Франции, мы ведь находимся на французском фешенебельном курорте. Я строил спектакль на этих трех китах. И между ними, конечно же, происходит взаимодействие.

"Музыкальное мошенничество" вполне соответствует и самой пьесе, и нашей постановке. Мы как бы подворовываем что-то от французского шансона, что-то - от американского буги-вуги, от испанских и аргентинских мелодий.

Спектакль "Мертвые души" станет в апреле участником нынешнего, десятого фестиваля "Российской газеты" - "Дубль дв@".

Александр Пантыкин: Я благодарен Валерию Кичину за то, что он приезжал в Екатеринбург и снял спектакль на камеру, у него одна из лучших версий. Мы давние друзья, и я стараюсь участвовать во всех его начинаниях. То, что он выбрал для фестиваля "Дубль дв@" "Мертвые души", это хороший тон: публика знакомится с лучшими образцами музыкальных произведений. Несколько лет назад спектакль стал событием для всей страны. Замечательный театр во главе с продюсером Михаилом Сафроновым, режиссер Кирилл Стрежнев, художник Сергей Александров, дирижер Борис Нодельман и поэт-классик Константин Рубинский - все они в 2011 году получили "Золотые маски" за эту "лайт-оперу". Многие считают эту работу важным этапом в развитии современного музыкального театра. И как следствие этого - сегодня "Мертвые души" идут в четырех театрах страны, несмотря на сложнейший материал.

Музыкальный театр переживает сейчас не лучшие времена, и часто на сцене можно увидеть эстрадно-коммерческие "поделки", рассчитанные на легкий зрительский успех, быструю продажу билетов, что, с одной стороны, понятно, но, с другой, к сожалению, опускает художественную планку до уровня низкого вкуса. И появление таких спектаклей, как "Мертвые души" и "Бал воров" на фоне коммерческих спектаклей, - важные прорывы, где открывается что-то новое и неожиданное. Кстати, в петербургской музкомедии идет спектакль "Кокс и Бокс в суде", в котором я выступил как автор редакции музыки Артура Салливана. Впервые в нашей стране на сцене театра представлены две одноактные оперетты композитора-классика Артура Салливана, которого на родине называют "британским Оффенбахом". С его музыкой российские зрители практически не знакомы. И это тоже настоящий прорыв. Поставил спектакль ученик Стрежнева, мой сын, режиссер Сергей Пантыкин, мы вместе написали либретто. Мне очень приятно, что эта работа пользуется популярностью у публики.

У вас в Екатеринбурге есть частный театр. Расскажите о нем, пожалуйста.

Александр Пантыкин: Да, "Живой театр", где я являюсь художественным руководителем, композитором и драматургом. Ему всего два года, но он уже очень популярен у детей и их родителей. Мы показываем мюзиклы нашим зрителям 3+. Решили взяться за трудное и важное дело - "театральное" воспитание детишек. Все у нас маленькое: сцена, труппа, зал - на 50 мест. Но он всегда полон и дает возможность малышам узнать, что такое живой театр.

4 мюзикла из 3 театральных столиц России Поделитесь впечатлениями о фестивале