А в другом доме Чехов спасался от популярности...

"Родина" рассказала об этом 108 лет назад
"Антон Павлович Чехов, наживший, по его словам, себе чахотку в путешествии по Сахалину, последние годы жизни провел почти безвылазно в Крыму, где им был приобретен домик на морском берегу. Здесь и были написаны последние произведения, те драмы и повести, овеянные некой дымкой чеховской меланхолии, которые превратили имя Антоши Чехонте в первоклассного русского писателя, создав ему ту популярность, от которой больной, умирающий Чехов не знал как спастись. Сам Чехов жаловался, что туристы и в особенности барышни-интеллигентки целыми днями висели на заборе его дачи, и Чехов даже у своего дома не мог быть вполне свободным или спокойно любоваться красивой картиной, открывавшейся из его сада", - эта подпись к рисунку была опубликована в "Родине" N 11 от 13 марта 1911 года.
Обложка "Родины" Фото: Президентская библиотека
Обложка "Родины" Фото: Президентская библиотека

Автор давней заметки слегка ошибся: многочисленные почитатели таланта писателя и поклонницы досаждали ему не в "домике на берегу моря", в Гурзуфе, а на удаленной от моря ялтинской даче. Сначала писателя это утомляло, а затем начало раздражать, и он писал брату Александру: "Я вместо дачи за собственные деньги в Крыму умудрился построить собственную тюрьму!" Внимание посторонних глаз не нравилось писателю и по личным причинам. Именно в это время он начал встречаться со своей будущей женой Ольгой Леонардовной Книппер - актрисой Московского театра. Чехову понадобилось убежище.

Тут-то и подвернулся случай. В Гурзуфе за 3000 рублей (а это по тем временам весьма приличная сумма - корова стоила 20 рублей) продавалась татарская сакля. Чехов приехал в Гурзуф. Татарский домик располагался у подножия скалы на самом берегу моря. Неподалеку остатки генуэзской крепости VI века н.э. Решение было принято. Он даже не стал торговаться.

Об удачной сделке Чехов писал своей сестре Марии Павловне:

"Я купил кусочек берега с купаньем и Пушкинской скалой около пристани и парка в Гурзуфе. Принадлежит нам теперь целая бухточка, в которой может стоять лодка или катер. Дом паршивенький, но крытый черепицей, четыре комнаты, большие сени. Одно большое дерево - шелковица".

О существовании гурзуфского домика при жизни Чехова знали немногие. Здесь писатель принимал лишь самых близких друзей, начал писать "Три сестры", а в свободное время рыбачил и занимался обустройством сада, привезя сюда много земли и засыпав скалистый участок.

Как говорят в Крымском литературно-художественном музее, даче в Гурзуфе тоже требуется ремонт и в первую очередь берегоукрепительные работы, так как вода постоянно размывает грунт под домом.