Кто учит историка?

Гость "СОЮЗа" - историк Денис Фомин-Нилов
Одной из важнейших скреп, связывающих Беларусь и Россию, является отношение к общему историческому прошлому. И в процессе формирования этого отношения немаловажная роль принадлежит школьному учителю истории. Кто же сегодня учит наших детей истории? Собирательный портрет учителя мы попытались составить вместе с ректором Государственного академического университета гуманитарных наук (ГАУГН), сопредседателем Российско-Белорусского экспертного клуба, кандидатом исторических наук Денисом Фоминым-Ниловым.
Денис Фомин-Нилов: Нам нужна модель единого историко-культурного стандарта для России и Беларуси. Фото: Роман Щербенков Денис Фомин-Нилов: Нам нужна модель единого историко-культурного стандарта для России и Беларуси. Фото: Роман Щербенков
Денис Фомин-Нилов: Нам нужна модель единого историко-культурного стандарта для России и Беларуси. Фото: Роман Щербенков

Денис Валерьевич, на Ваш взгляд, учитель истории - он кто?

Денис Фомин-Нилов: Я сам родом из семьи учителей. Меня воспитывал дед, много лет работавший учителем истории. И с детства на подсознательном уровне у меня сформировался четкий образ школьного историка - это мой дед,  яркий, харизматичный оратор и воспитатель. Вообще история всегда была краеугольным камнем воспитания молодого поколения и не только в нашей стране. Еще недавно учитель в какой-нибудь сельской школе, был как священник - абсолютный авторитет, знающий, все понимающий. Однако сейчас, когда на смену индустриального общества приходит информационное (цифровое), монополии на знания, на историческую информацию, на историческую память нет ни у кого. И для школьного учителя это серьезный вызов.

Давайте сравним отечественного историка с западным?

Денис Фомин-Нилов: В советское время наша историческая наука сильно обособилась от общемировых процессов и по сей день у нас продолжает доминировать военно-политическая история. На протяжении прошедшего столетия в Европе и Америке происходило радикальное переосмысление многих подходов в исторической науке и образовании. В условиях растущего количества исторических источников, развития компьютерных технологий человек начал попросту тонуть в море исторических знаний. Поэтому во второй половине XX века на Западе во многом отказались от акцента на военно-политическую историю и стали уделять больше внимания бытовой (личной) истории, расовой истории, гендерной, исследовать историю культуры, моды, спорта... У нас пока уровень осмысления исторической науки и образования находится на недостаточном уровне и это объяснимо - 25 лет новейшей истории России - слишком короткий период. Видимо, нам потребуется еще лет 20-25 стабильного эволюционного развития без каких-то революционных всплесков.

Но вернемся к нашему школьному учителю...

Денис Фомин-Нилов: ...Ему тяжело. Во многом потому, что он, в основном, подготовлен к военно-политической трактовке событий. Их так научили. И они так видят. Наиболее прогрессивные учителя, скажем так, вдруг узнают, что есть другие подходы к исторической науке, но узнают это чаще эпизодически, как бы случайно. Плохо, что наше учительство, наше историческое образование достаточно обособлено от академической науки. Но и здесь происходят определенные позитивные сдвиги: Недавно силами сотрудников Института всеобщей истории, Института российской истории, Института этнологии и этнографии и других научных учреждений был подготовлен так называемый историко-культурный стандарт. Несколько лет шла дискуссия на разных площадках, в том числе на федеральных каналах. В итоге Российское историческое общество этот стандарт утвердило. Этот огромный по современным меркам документ очерчивает определенные научно-методические "берега" для российских учителей истории и авторов учебной литературы.

Как с этим у наших белорусских друзей?

Денис Фомин-Нилов: В рамках Союзного государства между историками России и Беларуси существует небольшая разбалансировка. Например, возьмем события 1812 года. На протяжении 90-х и вначале нулевых годов в белорусских школах использовались учебники, созданные во многом при спонсировании западными структурами, и преподносившие сопротивление белорусского народа Наполеоновскому нашествию, не как Отечественную войну. Хотя мы прекрасно помним, что через Беларусь дважды прокатились наполеоновские орды. Сначала в одном направлении, а вскоре в обратном. И как реакция - в Беларуси поднялось партизанское движение недовольных крестьян, которых просто грабили и которые восприняли Наполеона, исключительно, как оккупанта. Учебники 90-х, написанные в Беларуси на западные гранты, трактовали эту войну, как навязанную Наполеоном и царем из Москвы. Не так давно в белорусских школах тему скорректировали, но целое поколение выросло на тех учебниках.

А Великая Отечественная?

Денис Фомин-Нилов: Тут у нас с белорусами полный консенсус. Великая Отечественная - базовый краеугольный камень, который нас сплачивает и консолидирует. То же можно сказать об истории освоения космоса, послевоенного возрождения наших стран, да и по многим другим вопросам.

Скажите, как быть школьному учителю в условиях жарких споров и разночтений ученых?

Денис Фомин-Нилов: Повторю, современному учителю - очень тяжело, если даже профессионалы нередко не могут разобраться в том или ином вопросе. Я лично считаю и уже несколько лет агитирую за то, чтобы мы, празднуя 20-летие Союзного договора, должны сформировали модель единого историко-культурного стандарта для России и Беларуси. Увы, это пока не получается. Я думаю, что возможны даже общие учебники по военной истории, то есть, по истории наших общих побед,  по истории науки, культуры... В любом случае очень заметен прогресс во взаимодействия белорусских  и российских историков: формируются общие базы данных, пишутся общие учебные программы, растет обмен студентами...

Скажите, в вашем университете много учится студентов из Беларуси?

Денис Фомин-Нилов:  Достаточно много, особенно в магистратуре. Причем много белорусских ребят поступили на бюджетные места и наравне с россиянами получают стипендии, живут вместе с российскими студентами в тех же общежитиях... Некоторые даже активно работают в наших многочисленных научных и просветительских проектах.

Есть ли особенности поступления в ГАУГН для белорусских абитуриентов?

Денис Фомин-Нилов:  Никакой разницы! Некие проблема, правда, существуют при поступлении в бакалавриат. Для ребят 17-18 лет это проблема: в Беларуси сдают централизованное тестирование (ЦТ), а у нас ЕГЭ, и мы требуем, чтобы белорусы, сдавшие у себя ЦТ, у нас еще и ЕГЭ сдавали. Ясно, что это испытание не для слабонервных. Проще, если белорус поступает на платной основе -можно приехать, сдать наши внутренние университетские экзамены и поступить. Тем не менее, это все равно сужает возможности. Я бы предложил радикально решить проблему ЦТ и ЕГЭ - издать совместные приказы о взаимном зачете экзаменов и утвердить методику их сопоставления. И, кстати, только сейчас, общаясь с Вами, я понял, что взаимодействие с коллегами из белорусских университетов проходят у нас по разделу "международное сотрудничество". В рамках Союзного государства это по меньшей мере странно.

Сегодня монополии на историческую информацию нет ни  у кого. И для школьного учителя это вызов

Какие советы вы дали бы белорусским абитуриентам,  собравшимся поступать этим летом в ваш университет?

Денис Фомин-Нилов: Я бы посоветовал уделить большее внимание русскому языку и истории. Предположим, что наши министры вдруг достигли консенсуса и подписали взаимные приказы о равенстве ЦТ и ЕГЭ, но все равно придется сдавать русский и историю России. Еще я бы посоветовал всегда помнить народную мудрость: где родился, там и пригодился. Во-вторых, не бояться ехать учиться в другие города, поскольку это очень расширяет кругозор, помогает обрасти необходимыми связями и стать востребованным в своей профессии человеком.

Насколько высоко понимание среди школьных педагогов того, как нужно работать с молодежью по тематике Союзного государства?

Денис Фомин-Нилов: В 2015 году Российское историческое общество и Ассоциация учителей истории инициировали проведение всероссийского исследования "Портрет учителя истории". Было опрошено более шести тысяч учителей. Мы, так или иначе, затрагивали вопросы союзного строительства, интеграции. Вскрылась проблема: у нас очень неоднородное учительство, а точнее, оно разное и лишь менее 5 процентов учителей оказались действительно профессионалами, погруженными в историю, читавшими с утра до вечера всевозможные источники, следившими за изменениями и т.д. Эти учителя прекрасно знают про все аспекты интеграционных процессов в их исторической ретроспективе.
А вот больше 30 процентов учителей относились к работе, как обычному месту службы, где они получают деньги необходимые для проживания и просто выполняют свои обязанности. Понимаете, это много! Кстати, в том же году две трети учителей России выступили резко против обязательного ЕГЭ по истории.

Почему?

Денис Фомин-Нилов: Потому что тогда директор, руководство области, республики, федеральной власти могут увидеть, что у нас реально происходит с историческим образованием. А происходит вот что: в 10 и 11 классе учитель спрашивает у подопечных, кто хочет сдавать ЕГЭ по истории? Если не хочешь, то отдыхай на уроках истории весь учебный год. Зачем тебе это? И школьники занимаются своими делами, а историческое образование в школе превращается в формализм для "галочки".

Это касается не только истории. Ведь если я выбрал будущую профессию, то достаточно освоить три-четыре предмета, по которым нужно сдавать ЕГЭ.

Денис Фомин-Нилов: Это так, но ведь это уже никакое не общее образование! 17-18-летние ребята должны выходить из школы именно с общим образованием, с широким кругозором. Чтобы у них была база и по математике, и по географии, и по истории, и по литературе...  

Вопрос к Вам, как сопредседателю экспертного Российско-Белорусского экспертного клуба: какие на Ваш взгляд значимые цели важны для дальнейшего интенсивного развития Союзного государства?

Денис Фомин-Нилов: В основе нашего сотрудничества - экономика. На втором месте - безопасность. Когда у человека все хорошо с едой и безопасностью, он начинает задумываться о социальном признании, о культуре, о чем-то из сферы духовно-нравственных исканий... Я считаю, что при построении Союзного государства, необходимо четко следовать этой классической схеме из экономической теории. Нам, безусловно, следует сохранять свободу перемещения, развивать ее, стимулировать туризм, развивать коммуникации для комфортного перемещения людей и товаров. Вслед за этим возникают другие потребности, в частности исторического образования, культуры и прочего. Все это, я уверен, можно решать на уровне взаимодействия министров наших стран, вводить общие принципы, стандарты, регламенты, инструкции. Мы много уже достигли, но работы еще непочатый край. Если же мы продолжим расходиться по одному, по второму, по третьему направлению, то окончательно потеряем Союзное государство, и разойдемся в разные стороны.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.