Красная Шапочка и Волк поменялись местами

Журналист из Екатеринбурга нашла вдохновение в Минске и стала кукольным мастером
Дарья Махсумова - минчанка, пять лет назад переехала к мужу в Беларусь из Екатеринбурга. По профессии она журналист, а по призванию - кукольный мастер. Ее интерпретация мира и человеческих характеров без преувеличения заставляет увидеть в себе и окружающих то, чего прежде не замечал. В интервью корреспонденту "РГ" Дарья рассказала о том, как рождается образ, появляется на свет кукла и какие тайны она скрывает.
 Фото: Архив Дарьи Махсумовой Дарья Махсумова: Я вложила в образ Красной Шапочки мысль о том, что и себя иногда следует бояться, а кто-то прочитал его так, будто она съела волка. Фото: Архив Дарьи Махсумовой
Дарья Махсумова: Я вложила в образ Красной Шапочки мысль о том, что и себя иногда следует бояться, а кто-то прочитал его так, будто она съела волка. Фото: Архив Дарьи Махсумовой

Даша, мы знакомы с учебы в университете. И, я помню, первые твои куклы рождались еще в общежитии, году в 2009-м, но тогда до выставок было еще далеко. Расскажи вкратце, что произошло потом.

Дарья Махсумова: Увлечение действительно родилось тогда, десять лет назад. Но, поскольку сессий никто не отменял, куклами я в то время занималась от случая к случаю. В 2013 году во время преддипломной практики у меня появилось больше свободного времени, и я опять вернулась к лепке. А когда переехала в Беларусь, уже точно знала: пойду учиться в школу кукольного дизайна. Благодаря занятиям в голове упорядочились разрозненные знания о том, как создается кукла, что для этого нужно с художественной точки зрения. Ведь кукол я начинала делать без опоры на теорию, по наитию.

Знаешь, что в работе кукольника мне до сих пор нравится больше всего? Когда ты садишься за стол и на тебя смотрит кусок глины, который потом становится почти живым существом. Вот это и есть самое прекрасное.

Кто населяет твой мир сейчас?

Дарья Махсумова: Последняя серия кукол посвящена героям сказок: Белоснежка, Красная Шапочка, Роза - женское воплощение из "Красавицы и чудовища", Зубная Фея. Мне всегда казалось несправедливым отсутствие красивой легенды о ее судьбе. Она ведь награждает ребенка за потерю, за выпавший зуб, например. Мне стало интересно, что случается с самой феей, когда она теряет нечто важное. Чем она утешается, когда остается одна посреди горы никому не нужных зубов. Откуда черпает силы дарить свет в мире, где волшебство обесценено. Не знаю, получилось ли у меня ответить на все вопросы, но задумка была именно такой.

Несмотря на то что все твои куклы разные, они чем-то похожи. Это тонкие молодые девушки с высокими скулами и осиной талией. Таков твой стандарт красоты?

Дарья Махсумова: Говорят, все авторы, которые работают в визуальной сфере (не важно, идет речь о художниках или о скульпторах), создают похожие типажи. Человек просто не может сделать по-другому, думают люди по незнанию. На самом деле нет. Это то, что называется индивидуальным авторским стилем. Еще говорят: скульпторы лепят либо свои идеалы, либо кого-то, очень похожего на себя. Это происходит скорее на подсознательном уровне, ведь так, как ты знаешь свое лицо, ты не знаешь больше ничье. Я не уверена, что мои куклы похожи на меня внешне, но по настроению, по эмоции, которую я передаю, они - это действительно я.

Расскажи на примерах, пожалуйста.

Дарья Махсумова: Смотри, у Белоснежки внутри отравленное яблоко. Она им не поперхнулась, не выплюнула. Идея такова: отрава не может уйти просто так, не бывает чуда. Если что-то принесло тебе боль, она навсегда с тобой остается.

И боль была настолько сильной, что ее глаза затуманились?

Дарья Махсумова: Да. Это относительно свежая эмоция: слепота, непонятно, куда идти, потерянность. Или жена Синей Бороды. Главная эмоция этой куклы - страх. У нее под платьем голова мужа, которого она боится больше всего на свете. Голова в клетке, а ключ у нее в руках. Мы сами решаем, когда выпустить страх наружу, а когда хранить его внутри.

Садишься за стол, и на тебя смотрит кусок глины, который становится почти живым существом

Кстати, многие считают моих кукол феминистическими. Об этом мне говорили посетители выставки в Москве. Некоторые искренне думают, что я имею что-то против мужчин, но это не так. Во-первых, жена Синей Бороды - это лишь одна кукла. К тому же, если бы героиню сказки угнетала, к примеру, мачеха, а не муж, в клетке оказалась бы голова мачехи. Привязки к полу здесь нет.

Как минимум голую кукольную грудь можно расценить именно как символ феминизма, а она в твоих работах встречается довольно часто.

Дарья Махсумова: Это символ открытости, а не анатомия. По крайней мере, такое значение в этот образ вкладываю я. Кстати, еще с Красной Шапочкой вышла интересная история. У нее внутри - голова волка. Я вложила в этот образ мысль, что и себя иногда следует бояться, а кто-то прочитал его так, будто Красная Шапочка съела волка. Но об этом я, честно говоря, и не думала. Домыслить можно все что угодно, было бы желание.

Куклы - это игрушки для маленьких девочек. А кто твоя целевая аудитория?

Дарья Махсумова: Я вместе с другими кукольниками работаю для ценителей-коллекционеров. Это, как правило, зрелые люди. С моими куклами нельзя играть, их можно поставить на полку и любоваться, если получится. Это не классические кисейные барышни в чепчиках, некоторые из них визуально мрачноваты и готичны. Но те, кто их покупает, совсем не принадлежат к "миру темноты". Например, половина моей коллекции по сказке "Алиса в стране чудес" живет в Нью-Йорке, в семье врачей. Приятные люди, им под сорок. Первую куклу, Алису, муж подарил жене на день Святого Валентина. Потом они купили еще Красную Королеву и Шляпника.

Ты делаешь кукол ради денег?

Дарья Махсумова: Нет. Когда лепишь на заказ, теряешь часть своей свободы, а я ею очень дорожу. На работе приходится где-то прогибаться, где-то соответствовать чужим представлениям о тебе, а за рабочим столом я могу прислушиваться только к самой себе. И, когда люди готовы платить за то, что и так принесло мне удовольствие, это очень приятно.

Переезд в Беларусь и смена культурной обстановки как-то повлияли на тебя? На твои идеи, на источники вдохновения?

Дарья Махсумова: В Минске я познакомилась со множеством творческих людей, для меня это отдушина. Местная арт-тусовка очень меня вдохновляет и подпитывает. Что до источников вдохновения, мне очень нравится здешняя архитектура. Беларусь - страна замковая, с невероятным количеством великолепных костелов, часовен, живописных кладбищ. Например, часовня-усыпальница Ожешко в Брестской области. Или старое кладбище в Гродно с каменными крестами. Здесь ходит много легенд, из них можно черпать идеи. Я даже участвовала в одной петербургской выставке под названием "Беларусь - страна драконов". Я отвезла туда Ведьму, которая получилась, конечно, не канонично-белорусской, но делалась специально для этой выставки.

Какая твоя следующая кукла?

Дарья Махсумова: Хочу доделать коллекцию по сказкам. Потом, возможно, будет серия по знакам Зодиака, и, надеюсь, я доберусь хотя бы до старших арканов Таро.

Ключевой вопрос

Как рождается образ куклы?

Дарья Махсумова: Трудно сказать. Иногда сначала в голову приходят какие-то детали. Например, Белоснежка началась с отравленного яблока, которое должно быть внутри куклы. Еще у нее есть хрустальный гробик. Его я тоже делала сама. На своей кухне в июльскую жару резала оргстекло раскаленным на плите ножом. На исходе вторых суток уже жалела, что гроб получился слишком маленьким, иначе легла бы в него сама.

Или была у меня кукла Бессонница. Я хотела посадить ее на полумесяц. Заказала его у сварщика, знакомого моего мужа. В итоге он вместе с подставкой получился метр семьдесят в высоту. Тогда мне казалось все логичным, но, когда первый запал вдохновения пропал, я стояла и смотрела на громадину с мыслями: зачем я такое сотворила, куда ее ставить? И действительно, многие хотели купить эту работу, но не могли найти для нее место в квартире. То есть идея всегда бежит вперед, а я потом расхлебываю.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.