Новости

28.06.2019 16:32
Рубрика: Культура

Сергей Крылов: Результаты в скрипичной секции правильные

Вчера вечером объявили своих лауреатов XVI Конкурса Чайковского скрипачи. Лауреатом первой премии стал Сергей Догадин. Часть решений жюри вызвали неоднозначную реакцию у публики. Член жюри конкурса скрипач, худрук и дирижер Камерного оркестра Литвы Сергей Крылов прокомментировал ля "РГ" итоги.

Как оцениваете итоги конкурса?

Сергей Крылов: Мне кажется, что результаты в скрипичной секции правильные. Я доволен итогами. Особенно, если учесть, что нас 12 человек. Мы из разных стран. У нас разные скрипичные школы и разные концепции. Хочу подчеркнуть, что предпочел бы услышать два симфонических концерта в финале. Я бы хотел видеть не только психологически, но и физически уставших исполнителей. Хотя концерты Моцарта и Чайковского тоже сложны, причем, каждый по-своему.

Убедительным для вас бы профессиональный уровень конкурсантов?

Сергей Крылов: В этом году уровень Конкурса очень высокий. Было много интересных участников, которых можно смело назвать практически сформировавшимися артистами. За музыкантами было интересно наблюдать. Их было интересно слушать. Хочется пожелать всем, кого мы услышали на Конкурсе, двигаться в выбранных ими направлениях.

Какие проблемы вы видели при исполнении обязательных сочинений?

Сергей Крылов: Вальс-скерцо - это "МРТ скрипача". Чтобы играть музыку Чайковского, нужно входить в определенное душевное состояние, а это очень трудно. Особенно, когда ты выступаешь на таком крупном конкурсе, как Конкурс имени Чайковского. Вальс-скерцо "просвечивает" рентгеновскими лучами душу исполнителя и, конечно, его техническую, инструментальную подготовку.

Нужно сказать, что с этим произведением справились отнюдь не многие. Создание "атмосферы Чайковского" - это проблема, с которой постоянно сталкиваются музыканты разных специальностей. По отношению к паузам, разнообразию той или иной фразы мы судим об интерпретации сочинения. По тому, как звучат повторения фраз в том или ином фрагменте, оцениваем звучание произведения.

В музыке Баха, по моему личному ощущению, всегда сложно прочертить планку интерпретационного ключа. На Конкурсе Чайковского, также, как и на любом другом конкурсе, мы не играем на барочных скрипках, не играем барочными смычками, хотя за последние десятилетия многое изменилось в мире. Для сочинений Баха используется другая вибрация левой руки, другая техника, где брать и снимать звук, как делать диминуэндо... Именно в интерпретации Чаконы, Адажио и фуги из Третьей сонаты Баха у большинства участников возникли трудности на первом туре.

Каприсы звучали, в основном, как этюды. Мне не хватило глубины восприятия этой музыки конкурсантами. Я обратил внимание: никто не играл Каприсы Паганини по уртексту. Использовались разные редакции. В итоге, интерпретации вышли весьма отдаленно напоминающие то, что было написано композитором. Я не увидел музыканта, который бы по-настоящему хорошо посмотрел в ноты, что касается темпов, штрихов и артикуляции. Мне кажется, что нам стоит относиться к исполнению Паганини так же, как мы относимся, например, к исполнению Моцарта, - более бережно.

Культура Музыка Классика Конкурс имени П.И. Чайковского-2019