Крепкая Ветка

Гомельчанка поехала учительствовать в пострадавшую от чернобыльской аварии деревню
Елена Корниевская пятый год преподает русскую словесность в средней школе агрогородка Столбун Ветковского района.
Елена Корниевская: Я стремлюсь вызывать учеников на диалог, рассуждения, раздумья, спор. Фото: Иван Яриванович Елена Корниевская: Я стремлюсь вызывать учеников на диалог, рассуждения, раздумья, спор. Фото: Иван Яриванович
Елена Корниевская: Я стремлюсь вызывать учеников на диалог, рассуждения, раздумья, спор. Иван Яриванович

После блестящего окончания вуза, имея все возможности остаться в областном центре, коренная гомельчанка сама напросилась в глубинку, наполовину отселенную после аварии на Чернобыльской атомной станции.

На вид студентка студенткой. 27 лет ни за что не дашь. Зато какие принципы! Один из них звучит так: лучшее место для профессионального старта - сельская школа с традициями. Так что в агрогородок Столбун, изрядно отдаленный от городской суеты, она попала осознанно. И явно по адресу. Школьным традициям здесь больше ста лет. Столбунские педагогические династии гремели на все Полесье. Нынешний директор школы Леонид Гришечкин и вовсе живая легенда классического образования - больше 45 лет учительствует здесь.

- А что Ветковский район один из самых пострадавших от Чернобыля, это ничего? - интересуюсь деталями по ходу разговора.

- Я только в Ветковский район и хотела, - терпеливо объясняет мотивы своих действий, слабо понятных обывателю. - Здесь корни моих родителей. После чернобыльской аварии оба переехали в Гомель, там и познакомились, создали семью. Я уже чисто квартирный ребенок из крупного промышленного района Гомеля, училась в школе, где было под тысячу детей, окончила школу искусств по классу фортепиано...

- И вдруг решила уехать из полумиллионного Гомеля в деревеньку...

- В вузе для себя твердо решила, что хочу работать на селе, на Ветковщине. Тянуло сюда. Еще до распределения приехала в районный отдел образования, мне предложили место учителя русского языка и литературы. Плюс классное руководство в пятом классе. Кстати, и тогда, и сегодня самого большого в Столбунской школе - 12 учащихся, из них 8 мальчиков и 4 девочки. Сейчас мои дети уже девятиклассники. Взрослые люди! В чем особенность сельской жизни? Здесь ты как на ладони. И про тебя сразу понимают: доверять или держаться на расстоянии. Никакой диплом, никакие амбиции не помогут.

Говорит, дети - они везде дети. К каждому нужен подход. И у каждого есть своя сильная сторона. В сельской школе, где ребят обычно меньше, чем в городской, порой легче нащупать эти струнки.

- Я стремлюсь вызывать их на диалог, рассуждения, раздумья, спор. Сейчас время категоричной рациональности, коротких текстов, визуализации. С одной стороны, читают меньше в привычном понимании. С другой - потоки информации, которые нынешние дети принимают на себя, огромны. Ребята сейчас другие, но также нуждаются в поощрении, вере в мечту, живом общении.

Зарплата у Елены Корниевской больше, чем у городского учителя, так как на селе предусмотрены надбавки

Рассказывает о пятиклашке, которому с большим трудом давалась программа по русскому языку. Нашла свой подход. Принялась сочинять для него сказки, по которым мальчик осваивал нужные правила. И ведь пошел процесс. Увлекся. Перед каждым уроком встречал с горящими глазами: "А сегодня сказка будет?"

На мои осторожные вопросы об учительском быте, достатке и досуге Елена вскидывает бровь. Мол, сами оглядитесь. Школа после реконструкции - самая современная в районе. Асфальт на улице, магазин, клуб... Все как в городе, только в меньшем масштабе.

- И даже печь не доводилось топить? - тестирую на адаптацию к крестьянскому быту.

- Одно время доводилось. Ничего сложного. Наоборот, интересно. Причем растапливаю качественно, без дыма. Могу бабку в печи приготовить, блины. А какая в печи получается пицца! Не сравнить с той, что из газовой духовки...

- Живность, грядки?

- Вот этого не имею и не стремлюсь, поскольку нет в том острой необходимости. Скажу, что зарплата у меня с первого года работы была больше, чем у любого начинающего городского учителя. Для молодого специалиста в сельской местности предусмотрены надбавки. А вот расходы реально меньше, потому что нет сиюминутных соблазнов, которые в городе встречаются на каждом шагу.

- Но как же театр, кино, кафе, здоровый шопинг...

- Да я сейчас чаще бываю на премьерах и выставках, чем в то время, когда жила в Гомеле. Собираемся с коллегами - и вперед: в тур выходного дня. Не важно, где ты живешь. Важно - как и чем ты живешь.

Елена говорит, что о своем решении не жалеет. К Столбуну прикипела. И на сегодня все планы связывает только с ним. О здешних местах готова рассказывать много и увлекательно:

- Это просто магическая земля. Что ни деревня, то открытие, роман. В Столбуне, например, сохранили и до сих пор проводят древнейший обряд "Похороны стрелы". В соседней Неглюбке по старинным традициям ткут рушники, известные на весь мир. Вроде маленький район, а самодостаточный, наполненный до краев. Иногда мне кажется, что не я его нашла, а он - меня. Думаете, мой случай - исключение? Ошибаетесь. Ветка многих притягивает и потом долго не отпускает.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.